Окрестности калининграда: Калининград и окрестности: 7 интересных мест

Содержание

Калининград и окрестности: 7 интересных мест

Калининград, носящий негласное звание самого европейского города России, до 1946 года был немецким Кенигсбергом, а современное имя получил в честь революционера Калинина. Сейчас этот город –  микс старых немецких построек и современной архитектуры, старого и нового. Если вы едете в Калининград на несколько дней, хотя бы один из них проведите у моря. Рассказываем о семи местах в Калининграде и области, которые нельзя пропустить. 

27 июля 2021

Рыбная деревня в центре Калининграда

Центр Калининграда очень пострадал во время бомбардировок, и исторической застройки осталось крайне мало. 

Ощутить атмосферу довоенного восточнопрусского города с его фахверковыми домами и расписными стенами можно в Рыбной деревне, современном историко-этнографическом комплексе прямо в центре города, по соседству с островом Канта. Маяк, симпатичные кофейни на набережной реки Преголи, мост, увешанный замками, – и днем, и вечером в Рыбной деревне многолюдно и весело.

 

https://commons.wikimedia.org/

Кенигсбергский кафедральный собор

Неподалеку находится главная туристическая локация –  остров Канта и Кенигсбергский кафедральный собор. 

Почти ежедневно в соборе проходят концерты, в том числе органные мини-концерты, которые можно посетить в течение дня. Возможно, Калининград – это лучшее место, чтобы поразмышлять над категорическим императивом, ведь это родной город Канта. Философ похоронен тут же, у стен собора.

Что еще: если вечер не располагает к философии, можно отправиться в тур «Party-weekend в Калининграде».

Амалиенау

Амалиенау, буржуазный поселок с элитными виллами, в отличие от центра города, почти не пострадал во время бомбардировки. Сейчас он – часть Калининграда, добраться сюда пешком от острова Канта можно за сорок пять минут, а на машине – всего за пятнадцать.

 

Район строился согласно популярной тогда концепции «города-сада». Большинство исторических домов возведено в модном в начале XX века югендстиле. Правила застройки строго соблюдались: например, между домами должно быть одинаковое расстояние, а у всех вилл – только два этажа и одинаковая планировка. Сейчас в старинных виллах живут люди, а о быте конца XIX – начала XX века можно узнать в музее-квартире Altes Haus, где когда-то жил богатый коммерсант Густав Гроссманн. Восстановить интерьер его квартиры удалось до мельчайших деталей – посетители могут взять в руки старинные книги, посидеть в кресле или даже сыграть гаммы на фортепиано. 

Что еще: взять экскурсию по Амалиенау и узнать о том, как жили богатые и знаменитые жители Калининграда.

Зеленоградск

Обошли центр города и побывали в Амалиенау? Самое время отправиться к морю, например, в уютный Зеленоградск, бывший Кранц. Электричка из Калининграда идет всего сорок пять минут. 

В этом городе боготворят кошек: здесь есть целый кошачий музей, а по всему городу стоят автоматы с кормом, чтобы каждый желающий мог покормить хвостатых. 

Из Зеленоградска удобнее всего добираться до Куршской косы. 

Что еще: устать от прогулки по набережной Балтийского моря и выпить воды из артезианского бювета «Королева Луиза».

https://www.shutterstock.com/

Куршская коса

До Куршской косы удобнее всего добираться на автомобиле, но можно воспользоваться и общественным транспортом. Сюда регулярно ходит автобус из Зеленоградска и реже – из Калининграда. Когда будете планировать поездку, постарайтесь заложить на дорогу побольше времени, так как в сезон дороги к Куршской косе очень загружены.

Территория косы – национальный парк, и для проезда надо приобрести билет, его стоимость зависит от транспорта, на котором вы въезжаете.

Половина Куршской косы находится на территории России, половина – в Литве, и близко к литовской границе расположена одна из самых высоких дюн Европы – дюна Ореховая (Петш).  Самая высокая точка дюны – 62 метра – была названа высотой Эфа в честь ученого и инженера Франца Эфа. До этого места обязательно надо добраться – хотя бы ради умопомрачительных видов, открывающихся со смотровых площадок.

Танцующий лес находится на 37-м километре Куршской косы, возле поселка Рыбачий. До сих пор ученые расходятся во мнении, почему стволы здешних деревьев так причудливо искривлены. Однако путешественники часто заявляют, что этот лес не просто уникальный, а магический. Имейте в виду, что лес – строго охраняемая территория, и покидать дорожки запрещено даже ради гениальных снимков.

Что еще: обязательно попробуйте рыбу. Один из главных местных специалитетов – копченый угорь.

Светлогорск

В этом зеленом курортном городке совершенно не хочется куда-то торопиться – просто глубоко дышать хвойным воздухом.

Добраться можно из Калининграда на «Ласточке» меньше чем за час или на автобусе из Зеленоградска.

Одна из главных достопримечательностей города – старая канатная дорога – находится всего в нескольких минут от вокзала. Она с черепашьей скоростью спускает вас к пляжу, по дороге можно любоваться морскими видами.

В городе много санаторно-курортной архитектуры. Одно из самых красивых строений – водонапорная башня Раушена (так раньше назывался город) с прилегающим к ней зданием водолечебницы. Сейчас здание относится к светлогорскому военному санаторию. 

Что еще: попробовать авторскую балтийскую кухню в ресторане Local. Бронируйте столики заранее, так как место очень популярное.

https://commons.wikimedia.org/

Поселок Янтарный 

Янтарный знаменит пляжами. Добраться сюда можно за час на автобусе из Калининграда или еще быстрее – из Светлогорска. Скоро появится  новый приграничный веломаршрут от Светлогорска до литовской Паланги. 

Это еще одно место на Кенингсбергской земле, куда приезжают отдохнуть и прогуляться, полежать на пляже и послушать, как шумят воды капризной Балтики. Пляж Янтарный считается одним из лучших в России, он даже удостаивался Голубого флага. 

Только не перепутайте: недалеко от поселка есть пляж на озере, он, конечно, не такой огромный и инстаграмный, зато вода существенно теплее.

А в самом поселке Янтарный находится место для настоящего гедониста – небольшой спа-комплекс Nordic SPA с панорамными саунами. Близкая к природе скандинавская архитектура спа идеально вписана в балтийские пейзажи.

В комплекс входят видовые сауны, купели на дровах на открытом воздухе, панорамная комната отдыха с шезлонгами и зона отдыха на террасе.

Место очень маленькое и популярное, бронировать нужно заранее, особенно если вы хотите насладиться видами на море в приватной обстановке.

Что еще: на RUSSPASS можно заказать тур с посещением Приморского карьера, места добычи знаменитого местного янтаря, где можно будет не только посмотреть на процесс со специальной смотровой площадки, но и самим в нем поучаствовать.

Еще больше интересного в нашем канале Яндекс.Дзен. Подпишитесь!

Читайте также

Карта Калининград и окрестности. Фото из космоса.

Снимок с космического аппарата «Ресурс.Ф1», камера КФА 1000. Масштаб около 1:200 000.

Калининградская область – самая западная часть России – расположена на берегу Балтийского моря. На ее севере песчаная Куршская коса отделяет от моря мелководный Куршский залив, а на западе Балтийская коса ограничивает Калининградский залив. В рельефе преобладают холмистые возвышенности и плоские равнины с высотой до 100 м, небольшими уклонами поверхности и сравнительно густой эрозионной сетью. На Куршской косе – дюнный рельеф (высота дюн достигает 60 м). На севере часть территории расположена ниже уровня моря (польдеры) и ограждена дамбами.

Главная водная артерия Калининградской области река Преголя впадает в Калининградский залив. Встречаются небольшие и неглубокие озера с изрезанными берегами в основном ледникового происхождения.

Ранее территория была покрыта преимущественно смешанными хвойно-широколиственными лесами. По берегам больших рек и заливов на песках встречались небольшие массивы сосняков. Вдоль побережья залива тянулись обширные массивы заболоченных черноольховых лесов. В настоящее время смешанными лесами из ели, сосны, дуба, березы, липы, граба, ольхи занято около 15% территории области. Значительная часть лесов представляет собой искусственные посадки с сильно измененным составом пород. Многие дюны поросли соснами. Наместе сведенных лесов возникли суходольные или низинные луга, используемые под сенокосы и пастбища. Многие существовавшие здесь болота осушены и теперь более половины территории занято сельскохозяйственными угодьями (посевы кормовых культур, картофеля, овощей). Вблизи населенных пунктов развито садоводство. По побережью Балтийского моря обнаружены запасы янтаря, промышленная добыча которого ведется у поселка Янтарный.

На Куршской косе и прилегающем к ней побережье расположена Калининградская курортная зона с прекрасными песчаными пляжами. Основные рекреационные центры – Зеленоградск, Светлогорск, Пионерский и др. На Куршской косе организован природный национальный парк «Куршская коса».

Близ устья Преголи расположен областной центр и крупный морской порт Калининград (до 1946 г.–Кёнигсберг), центр которого выделяется кольцевой планировкой. На снимке хорошо виден морской канал, идущий от устья Преголи вдоль северного берега Калининградского залива до выхода в Гданьский залив Балтийского моря, где расположен самый западный город России, аванпорт Калининграда – Балтийск. На берегу Калининградского залива раскинулся город Светлый с судоремонтным заводом и рыбоконсервным комбинатом. В окрестностях Калининграда хорошо видна на снимке густая сеть автомобильных и железных дорог. Кольцевая (незамкнутая) автомобильная дорога почти полностью окружает город.

О городе Калининграде

О городе Калининграде, год основания города, достопримечательности, гостиницы, развлечения, отзывы гостей города.

Город Калининград появился в середине тринадцатого века как крепость рыцарей-крестоносцев, поначалу носившая название Кенигсберга, то есть Горы Короля. В годы Второй мировой войны город был разрушен почти полностью, а после окончания войны всё, что оставалось, разрушили русские – было разбито и разобрано более тридцати церквей.

Гораздо позже стал воссоздаваться исторический облик города – костёлы, церкви, замки. Одной из церквей, представляющих собой памятник культуры и архитектуры, является Кафедральный собор Калининграда, около которого похоронены Иммануил Кант и прусские правители Гогенцоллерны.

Особое очарование города Калининграда создают его улочки, гуляя по которым Вы непременно вспомните о европейских городках прошлых веков и в то же время в любой момент сможете заметить признаки современности. В Калининграде большинство домов покрыты красной черепицей, а улицы утопают в зелени. Интересно, что в городе растут очень многие породы деревьев: буки, грабы, каштаны, красные клёны, липы, орехи, платаны и даже гинкго!

Вообще, Калининград можно разделить на две части – город-сад и город-крепость, начинающийся на Литовском валу, который ведёт прямо к Королевским воротам. На передней части ворот изображены силуэты трёх королей – Пржемысла Оттокара Второго, Фридриха Первого и Альбрехта фон Бранденбурга. 

Все они сделали многое для развития Восточной Пруссии, столицей которой был раньше Кенигсберг. В Калининграде не будет скучно любому путешественнику, ведь в городе имеется большое количество развлечений на любой вкус.

Калининград – это, пожалуй, самый европейский город России, недаром он является самой западной территорией нашей страны. В городе сильно развита торговая сфера – множество торговых комплексов, бутиков, кафе, кофеен и баров ежедневно готовы принять тысячи посетителей. Прогуливаясь, Вы можете осмотреть многочисленные памятники Калининграда – Александру Пушкину, Иммануилу Канту, Михаилу Кутузову (бывавшему в городе в начале девятнадцатого века). Кстати, уроженцем современного Калининграда (бывшего Кенигсберга) является и известный писатель Гофман. Бывал в городе и поэт Иосиф Бродский.

Калининград – это город, в культуру которого вплетены русские, литовские, латвийские, польские легенды и традиции. Город с большим количеством достопримечательностей. Среди них – легенда об Юрате, дочери бога морей, полюбившей рыбака и за это прикованная отцом к скале. По преданию, янтарь, который выбрасывает море на берег – это её слёзы. По другой легенде, под Калининградом существовал раньше подземный город, который во время войны был затоплен немецкими оккупантами.

Одной из неразгаданных тайн Калининграда является исчезнувшая более шестидесяти лет назад Янтарная комната. Она была подарена Вильгельмом Первым Петру Первому, через много лет снова оказалась в Пруссии. Последний раз её видели в начале 1945 года в Королевском замке Калининграда, с тех пор она ни разу не была обнаружена. Некоторые исследователи до сих пор ищут следы её существования в Калининграде.

В Калининграде много гостиниц и отелей, поэтому, планируя поездку, не забудьте заранее забронировать номер. Современный Калининград имеет с остальной территорией России только водную и воздушную транспортную связь. Калининград является крупным портовым городом, имеет статус свободной экономической зоны. Кроме торговли и морского дела, развитие которых обусловлено расположением города, одной из приоритетных сфер развития экономики города является туризм. В окрестностях Калининграда расположены такие курортные города, как Зеленоградск и Светлогорск, а также – национальный парк Куршская коса. Кроме здравниц, привлекает туристов и сам Калининград – город, в котором тесно переплелись древняя история и современность.

Топ интересных мест Калининградской области

Калининград едва ли можно назвать рядовым российским городом. Немецкое прошлое оставило свой отпечаток на его архитектуре и кухне. Но бывший Кенигсберг имеет не только богатую историю, но и сказочно красивые места. В том числе, за пределами города. Уникальные ландшафты, живописное побережье, одни из самых чистых пляжей в России и разнообразная фауна делают это место весьма популярным направлением для туристов. Особый шарм придает большое количество сохранившихся старинных фортов, крепостей и жилых зданий. Музеи, выставки, рестораны, отели и развлечения здесь есть на любой вкус. А поскольку область не велика по площади, большинство примечательных мест находятся на незначительном друг от друга расстоянии. И это отличный повод, чтобы познакомиться не только с Калининградом, но и исследовать его окрестности.

Светлогорск

Городок расположен на берегу Балтийского моря, всего в часе езды от Калининграда. Удивительно, как на такой небольшой его территории, сосредоточено столько достопримечательностей. Отдельно можно выделить несколько из них:

  • Набережная, именуемая «Светлогорский променад». Изначально носила название «Граф-Кайзерлинг-Променад», была построена в начале 20-го века. Сегодня — это комфортная прогулочная дорожка длиной в полкилометра со скамейками, сувенирными лавками и кафе.
  • Канатная дорога. Желтые кабинки курсируют между вокзалом «Светлогорск-2» и пляжем. Отличный способ добраться до моря, любуясь видами.
  • Водонапорная башня «Раушен». Исторический памятник, созданный также в начале 20-го века, с целью снабжать носивший название Раушен, а теперь город Светлогорск водой.
  • Макет Кенигсберга. Выполненный в масштабе 1 к 120, он наглядно показывает, как выглядел город в средние века. Все фигуры сделаны из глины, однако, выглядят довольно реалистично.
  • Дом Нойманн. Здесь большую часть своей жизни прожила Хелена Нойманн — художница, рисовавшая акварелью Светлогорск и Калининград, а также виды Италии, написанные во время путешествий.

Это лишь малая часть интересных мест города, на который, по возможности, стоит выделить целый день.

Координаты Светлогорска: 54.944218, 20.156075

Балтийск и Балтийская коса

Бывший Пилау, а сегодня Балтийск — небольшой город в 40 километрах от Калининграда. Считается самой западной точкой России. Курортным его точно не назовешь, а вот интересным вполне. Здесь множество красивых строений из красного кирпича, в которых, на сегодняшний день, расположены казармы или администрация. Кроме того, город имеет собственный, очень живописный форт, музей Балтийского флота, а в бухте можно полюбоваться лебедями. Также, стоит заглянуть в крепость Пиллау, строительство которой начали шведы еще в 17-м веке, заброшенный аэродром «Нойтиф» и одну из самых знаковых достопримечательностей города — Балтийский маяк.

Балтийская коса, протяженностью 45 км, лишь в последние годы стала набирать популярность, которой раньше пользовалась только Куршская. Здесь есть одно занимательное развлечение — сафари на джипе. Можно прокатиться по песочной дороге с ветерком на закате, любоваться морскими пейзажами и сделать потрясающие снимки. А если у вас есть действующий шенген, по косе можно добраться в Гданьск — колоритный польский городок.

Попасть на косу можно на пароме, который ходит с интервалом в 1,5-2 часа от Причала №1. Время в пути займет всего 10 минут. Точное расписание можно посмотреть на официальном сайте na-baltike.com.

Координаты Балтийска: 54.640149, 19.893596

Замок Шаакен

Один из многих замков Калининградской области расположен в поселке Некрасово. Считается, что Тевтонский орден начал строительство  деревянной крепости еще в 1250-х годах. Далее было сделано укрепление и различные пристройки. Необычность Шаакену придает особая форма: замок овальный, в отличие от остальных подобных крепостей тех времен, которые имели прямоугольные черты. Причина тому — слишком активные атаки литовцев на тевтонцев. У последних просто не было времени и строение было возведено «на скорую руку». В дальнейшем было принято решение не перестраивать Шаакен, а расширять и углублять. Так продолжалось до начала Великой Отечественной Войны. Когда бывший Кенигсберг перешел в состав СССР, здесь находился приют для немецких детей сирот, а далее, замок стал пристанищем для всех, кому в послевоенное время было просто негде жить. На сегодняшний день, Шаакен открыт для экскурсий, имеет свою таверну и даже пыточный музей. Говорят, что здесь бродит призрак рыцаря, убитого родственниками из-за наследства. Периодически тут проводят различные культурные мероприятия и даже показательные рыцарские бои.

Добраться до замка из Калининграда можно, в том числе, на общественном транспорте. Маршрут №116 следует от автовокзала Калининграда с интервалом в 1,5-2 часа, ехать нужно до конечной станции.

Координаты поселка Некрасово для поездки на авто: 54.906357, 20.668415

Зеленоградск

В городе сосредоточено сразу несколько примечательных мест, на которые стоит обратить внимание. В центральной и восточной частях, расположен один из лучших пляжей всей области: песочные дюны, небольшие полянки и чистая вода. Пляж довольно просторный, поэтому даже в сезон здесь найдется местечко для отдыха. Недалеко от него, расположен городской парк, где можно спрятаться от летнего зноя, посидеть на берегу пруда или прогуляться на «Мост Вздохов», чтобы закрепить на нем свой замок, как символ любви. Город также найдет отклик у любителей немецкой архитектуры, поскольку именно в Зеленоградске сохранились целые улицы с особняками времен, когда он еще назывался Кранцем. Еще одна местная  особенность — кошки. Здесь их, практически, возвели в культ. В городе есть музей «Мурариум», где представлены более 4500 пушистых экземпляров; «Кошкин дом» на детской площадке и памятник Зеленоградским котам. И, пожалуй, одна из самых известных достопримечательностей Калининградской области — Куршская коса с ее «Танцующим» лесом, расположена всего в нескольких километрах от города.

Доехать до Зеленоградска можно от гостиницы «Калининград» на автобусе №140 примерно за час.

Координаты: 54.960075, 20.475040

Дом Канта

Знаменитый немецкий философ жил здесь с 1747 по 1751 год. Родился он в Пруссии и никогда не покидал ее пределы. Похоронен был там же, у стен Кафедрального собора, впоследствии, названного в его честь. Перед тем, как предать тело земле, с ним успели попрощаться сотни поклонников и последователей его теорий о жизни. Кант — человек, оказавший мощное влияние на историю современной западной философии. В разные времена своей жизни, он являлся автором философских книг, частным учителем и преподавателем в Кенигсбергском университете. Его лекции, приправленные «сухим» юмором находили колоссальный отклик и признание у студентов.

В поселок Веселовка, где и находится дом, он приезжал из Кенигсберга за вдохновением и занимался частной преподавательской деятельностью. Сегодня тут расположился филиал историко-художественного музея, сохранились вещи и документы Канта. Конечно же, с тех пор дом был реконструирован и в нем осталось не так уж и много из прошлого времени. Однако, не камни в стенах играют главную роль, а энергетика места, где провел хоть и недолгий срок такой знаковый для истории Пруссии и, философского мира в частности, человек.

Добраться до поселка Веселовка можно за пару часов на машине.

Координаты: 54.590223, 22.032197

Янтарный

Один из лучших пляжных курортов области, при этом, самый небольшой: здесь проживает всего чуть больше 5,5 тысяч человек. Ранее носивший название Пальмникен (в переводе «болотный поселок»), сегодня этот городок может похвастаться красивейшим променадом, оборудованными всем необходимым пляжами, зеленым парком с причудливыми деревянными фигурками. Но главная его достопримечательность — внушительные залежи янтаря. Добывать его начали еще в начале 15-го века, а первый карьер появился в 1781 году. В настоящее время, здесь находится самый большой в мире янтарный комбинат, трехметровая янтарная пирамида, а также, музейный комплекс «Янтарный замок». Музей расположился в старинном здании и занимает два этажа. Переходя из зала в зал, посетители словно попадают в разные времена. Здесь наглядно показано, каким был быт жителей поселка в Восточной Пруссии, как выглядели советские реалии и даже есть комната, в которой представлены различные орудия пыток для браконьеров. Кроме того, в комплексе часто проходят выставки картин.

На городской площади мастеров, помимо стандартных сувениров, можно приобрести изделия, косметику и лекарства из янтаря. Место довольно атмосферное и, даже если вы не планируете ничего покупать, стоит просто полюбоваться рисунками старинных прусских домов на стенах зданий. А на ужин заглянуть в один из ресторанчиков, чтобы отведать карпа или рака, которые в изобилие водятся в местных водоемах.

Добраться из Калининграда можно на автобусе №120, который следует от гостиницы «Калининград» до остановки «Универмаг». Ехать около часа.

Координаты поселка: 54.866591, 19.938557

Советск и Мост королевы Луизы

Пожалуй, самая впечатляющая достопримечательность бывшего Тильзита — мост королевы Луизы, протянувшийся через реку Неман на окраине города. Строительство моста длилось с 1904 по 1907 год. Его открытие состоялось на 100-летнюю годовщину мира, заключенного между Наполеоном Бонапартом и Александром l. В 1944 году деревянный мост был разрушен взрывом и только частично восстановлен через несколько лет. В 1965 его сделали полностью железобетонным, а в начале 21-го века реконструировали снова. На сегодняшний день, мост в стиле барокко является наикрасивейшей пешей переправой между Литвой и Российской Федерацией. Так что, если у вас есть загранпаспорт и действующий Шенген, можно легко пройтись до соседней страны.

Кроме моста, в городе стоит посетить еще несколько достопримечательностей:

  • Замок Тильзит. Несмотря на то, что от него остались лишь руины на берегу реки, место обладает богатым прошлым и будет интересно всем, кто интересуется историей.
  • Вилла Франка. По праву считается одним из самых красивых зданий города. Изначально, купец построил его, чтобы сдавать комнаты в аренду. В послевоенное время здесь находился детский дом, а в 90-е годы вилла была передана РПЦ, что вызвало большой резонанс в обществе — граждане были недовольны таким решением администрации. К сожалению, на сегодняшний день дом пустует и продолжает медленно разрушаться.
  • Музей истории. Здесь можно узнать все о прошлом Тильзита-Советска, начиная с самого образования города. Мебель, одежда и доспехи, предметы кухонной утвари и даже открытки — все эти экспонаты заняли целый этаж огромного здания.

Добраться до Советска можно меньше, чем за пару часов.

Координаты города: 55.081034, 21.888656

Любоваться дюнами и соснами, прогуляться вдоль морского побережья, прикоснуться к истории, заглянуть в старинные здания, полакомиться свежайшей рыбой, почувствовать себя немножко европейцем — все это и намного больше, можно успеть сделать всего за несколько дней, побывав в самой западной части страны.

Юльхенталь и окрестности — Мой Königsberg _ Калининград

Юльхенталь и окрестности  — район Центрального парка

     Наверное, все города вскормлены и вспоены реками. И в то же время жизнь любого города — это история уничтожения рек, особенно малых. Биография ручья в городе стара как мир: сначала это источник питьевой воды, ресурс для мельницы, затон для разведения рыбы, потом — сточная канава, в итоге — подземная труба. Растущему городу нужна земля, а не вода.

     Скажете, неблагодарность? Но очеловечивать реки — дело поэтов и друидов, а город практично и строго относится к ландшафту. Ненужное убирают. Вспомним судьбу московских Неглинки, Ходынки, Пресни, Химки… Все они заключены в трубы. Вот и у нас, возле дома, известного как «Дары моря», в русле речки появилась труба длиной метров 50. По проекту торгового центра, который строят на месте прежней «Сказки», кусок ручья убрали под землю. На его месте устроят сквер.

     Этот укоротившийся поток — ручей Парковый. Раньше он назывался Хуфенфрайграбен, Хуфенский ручей. Его современное имя — как охранная грамота. Если Кёнигсберг, а затем Калининград до сих пор не поглотил эту малую реку, то именно благодаря паркам Тиргартен и Луизенваль — да ещё высоким берегам, выровнять которые было бы очень непросто. Но всё равно судьба Фрайграбена драматична, а путь (всего-то четыре километра) — как замысловатый сюжет, рассказывающий о жизни города.

Иллюстрация 1. Ручей Фрайграбен (Парковый), вид с моста на Брамсштрассе (ул. Брамса) в сторону вокзала. 1930-е гг. Автор фото Кихебен-Шмидт

      На этом фото мы видим Фрайграбен в районе ул. Чайковского (вид с бетонного моста на ул. Брамса), в его лучшие времена, когда овраг был окультурен, у ручья были сделаны газоны и променад. А в этом очерке мы совершим мысленное путешествие по другой части Фрайграбена — его среднему течению, и начнём от того самого места, где на месте старой «Сказки» нам строят новую, ещё более волшебную.

       Мост здесь был с самых давних времён. Вернее, даже не мост, а насыпь, под которой речка текла в тоннеле с кирпичным сводом. Главная улица Хуфена искала место, где можно пересечь глубокий овраг Фрайграбеншлюхт, и, найдя его, послушно изогнулась в сторону переправы. Этот изгиб до сих пор мы видим на карте Калининграда как S-образный вираж проспекта Мира в районе улиц Свободной и Сержанта Колоскова.

      Проспект Мира в те времена назывался Хауптштрассе — главной улицей. Главной в Хуфене, который ещё не входил в состав Кёнигсберга. Ещё в XVIII столетии территория вдоль Хауптштрассе была поделена на участки, занятые богатыми имениями, которые называли изящным словом «вилла» либо нейтральным «этаблисэмен» (т.е. «заведение»). Прямые поперечные улицы этого района (например, Колоскова или Свободная) до сих пор воспроизводят границы наделов, проведённые когда-то инструментом землемера. В XIX веке большинство «заведений» уже были не дачами, а развлекательными садами, приносившими доход.

    Трактир «Карлсру», о котором много писали в прошлом году в связи с раскопками археологов, располагался на высоком левом берегу Фрайграбена, между склоном и современной улицей Колоскова. В давние времена здесь находилась развилка проезжих путей. Если бы некий витязь у этого распутья свернул налево, он попал бы на Старый Пиллауский тракт — главную дорогу из Кёнигсберга к селениям вдоль залива Фришес хаф, к Фишхаузену и Пиллау.

     Путь направо через мост повёл бы его дальше по Хауптштрассе, к отдалённым имениям и «заведениям» Хуфена. Прямо — витязю пришлось бы править по бурелому в овраге Фрайграбеншлюхт. Но у всадника была четвёртая возможность — спешиться, снять шелом и зайти в трактир, а там уже подумать о маршруте. В общем, сам Бог велел разместить на перекрёстке «тихую гавань» для уставших путников (Ruhe означает «покой», «отдых»). И «гавань» появилась — на земле, принадлежавшей некому банкиру Адлеру.

     Сначала это был Жёлтый трактир, потом его сменил трактир Карлсру, остававшийся там, по крайней мере, до 1920-х годов. «Золотым» временем для него стал XIX век, когда заведение объединилось с соседней «Флорой» (она была между современными улицами Колоскова и Свободной) и сделалось столь респектабельным, что туда заходил даже император. Как выглядел «Карлсру», мы не знаем. Сохранилась картинка, изображающая не сам трактир, а местность неподалёку от него.

Иллюстрация 2. Хуфенская Хауптштрассе возле трактира Карлсру. Сейчас – проспект Мира у перекрестка с ул. Колоскова и Зоологической, вид на запад. Ок. 1830

     Место, нарисованное старинным художником, до сих пор можно узнать по характерному повороту и подъёму улицы — это современный проспект Мира возле «Даров моря», вид со стороны художественной школы. На переднем плане арка тоннеля, в котором течёт Фрайграбен. Трактир остался справа за краем картинки. 

Впрочем, на одной фотографии начала ХХ века мы всё же можем увидеть кусочек «Карлсру», фрагмент некого крайнего его сооружения, — вот он, у левого среза открытки. Вывеска оповещает, что здесь находится ресторан и зал для «бизнес-ланчей», как сказали бы сегодня.

Иллюстрация 3. Хуфенская Хауптштрассе, возле трактира Карлсру (слева – будущая ул. Колоскова). До 1903 г.

      Когда перед новым строительством территорию «Сказки» обследовали археологи, то, последовательно снимая исторические слои, они нашли выложенный булыжником пол старого «Карлсру», затем остатки «Жёлтого трактира» (курительные трубки, монеты, мушкетные пули) а ещё глубже, — следы почтовой станции, стоявшей здесь в Средневековье, более 700 лет назад. От неё археологам достались металлическая застёжка-фибула и плотницкий топор. Ну и все века хорошо насорили битыми горшками, которые время превратило в благородную музейную «керамику».

      Если бы посетители старинного «Жёлтого трактира» фотографировали себя и друг друга, как их праздные потомки, то в «Инстаграмме» появлялось бы что-то в духе вот этой картины Давида Тенирса.

Иллюстрация 4. Такие трубки и такие кувшины находили при раскопках на ул. Колоскова. Фрагмент картины Д. Тенирса младшего «Курильщики в интерьере». Ок. 1637

      Напротив «Карлсру», на другой стороне ручья, место тоже не пустовало. Между Тиргартеном и Главной улицей над оврагом стояла вилла Хуфентеррас (Хауптштрассе, № 7). В начале XIX века на месте «Террасы» стоял садовый домик, в котором жил известный и почётный горожанин Кристоф Васиански — пастор Трагхайсмкой кирхи, друг и душеприказчик Иммануила Канта, собиратель прусских древностей и предметов старинного быта. В 1915 году вилла исчезла, а на её месте построили новое здание Хуфенской гимназии — современный Градостроительный колледж БФУ им. И. Канта. Особняк, который занимает художественная школа, был домом директора.

Иллюстрация 5. Тиргартенштрассе (ул. Зоологическая), вид от Хауптштрассе. Справа — ворота усадьбы «Хуфентеррас». Ок. 1910 г.

Иллюстрация 6. Вид Хуфенской гимназии от Тиргартенштрассе. 1920-е гг.

      Следующий отрезок Паркового ручья, от проспекта Мира до парка Центрального, располагался в глубоком овраге, который носил имя Юльхенталь. Это урочище, заросшее лесом и кустарником, плохо поддавалось окультуриванию, и долго служило закулисьем тех «этаблисэменов», которые смотрели фасадами на Хауптштрассе. Только в самом отдалённом из них — парке Луизенваль — берега ручья становились главной сценой. Но — обо всём по порядку.

      Если считать от «Карлсру», то дальше по левой стороне Главной улицы (соответственно, по правому берегу ручья) находились несколько частных домов, затем имение «Вилла Марта» (Хауптштрассе, № 26), дальше этаблисэмены «Юльхенталь» (№ 25) и «Луизенхё» (№ 23). Под номером 22 значился парк Луизенваль. Кстати, две приречные территории не случайно назывались женскими именами. Эти имена происходят из семьи Кристофа Бузольта, городского советника, который приобрёл хуфенский парк в 1796 году, после смерти его знаменитого основателя Теодора фон Гиппеля. Супругу Бузольта звали Луизой, дочь — Юлией.

      Судя по разметке на старых картах, имению «Юльхенталь» в конце XIX века принадлежал большой участок на обоих берегах ручья. Основная его территория сейчас находится под домами № 49–51 по проспекту Мира и под 1-м Октябрьским проездом. На правобережной части участка располагался ресторан-кондитерская «Юльхенталь», на левой стороне ручья — замечательный гостевой дом с тем же названием. Когда в 1920-е годы овраг Фрайграбена превратили наконец в благоустроенный парк (да-да, было такое), его стали называть Юльхентальским променадом.

      Двухэтажный гостевой дом «Юльхенталь» был выдержан в стиле альпийских «шале» (изящная «посадка» на крутом склоне, кирпичный низ, деревянный верх). Веранда смотрела на ручей, с неё открывался «дикий» и живописный вид: изгибы петляющего потока, зелёные «горы», привольные кущи. Но территорию самого гастхауза стремились окультурить. Открытка 1910-х годов доказывает, что сквер «Юльхенталя» был оформлен умелым садовником и щедро освещён (вероятно, «новомодными» электрическими фонарями).


Иллюстрация 7. Гостевой дом «Юльхенталь». Ок. 1900 г.

     Гостевой дом неоднократно перестраивали, но с сохранением «альпийского» стиля. На снимке 1920-х годов территория вокруг него кажется менее обустроенной, приближенной к стилю английского парка, имитирующего естественный ландшафт.

Иллюстрация 8. Гостевой дом «Юльхенталь». 1920 г.

      От «шале» к нашему времени не сохранилось ничего. Есть только мостик советских лет, уже полуразрушенный. Также ничего не осталось и от альпинария — парка, украшенного камнями и почвопокровными растениями, — который располагался недалеко от гостевого дома. Порой трудно поверить старым фото, зная, что на месте изображённых капитальных построек сейчас пустота, голая земля с дикой порослью.

Иллюстрация 9. Альпинарий в Юльхентале, ок. 1910.

      Эта открытка, известная нам по некачественной копии в книге Вили Фраймана, подписана «Альпенпарк в Юльхентале». Несомненно, на ней изображён Хуфенский ручей, но сложно угадать, в каком именно месте находился этот сказочный городок, напоминающий то ли фантазии «Резиденции королей», то ли «Кремль» в московском Измайлово. Вероятнее всего, это левая сторона ручья, чуть выше здания гастхауза. На старом фотоснимке (иллюстрация …) позади него можно разглядеть некие домики сходного стиля (кстати, явно прорисованные художником-ретушёром).

      Правобережный Юльхенталь — это был довольно большой увеселительный сад, в котором в отдельные годы устраивался даже летний театр. На Хауптштрассе красовался главный павильон «этаблисэмена» — фигурные окна, террасы и теремки, выдержанные в стиле прочих заведений Хуфена.

Фото 10. Этаблисэмен «Юльхенталь», вид с Хауптштрассе. Ок. 1900 г.

     Заметим, кстати, как сильно отличается архитектура «этаблисэменов» Хуфена от стиля каменных зданий Кёнигсберга. Между тем, они составляют почти неразрывный ансамбль, гротескную пару, как дуэт эстрадных куплетистов. Строгое, солидное и во всём уравновешенное каменное зодчество Трагхайма, Штайндамма или Форштадта рассказывало о надёжной серьёзности делового и трудового города. Строгие линии, симметрия и статика, сдержанные порывы шпилей, солидная резьба каменных украшений — всё говорило о той расчётливой логике, которая только и пристала городу в век электричества, бензина и капитала. А Хуфен воспринимался как место отдыха и веселья — не совсем курорт, но и никак не город. Поэтому он был отдан во власть лёгкой, потешной архитектуры «зеебадов» и «этаблисэменов».

      Горизонтальные линии, окружности и дуги, игрушечные башенки, шутейные излишества деревянной резьбы, весёлые флажки — всё словно подражает импровизированной временности пикника на природе. Форма не стесняет, не принуждает, а играет, она даёт человеку простор для гуляния и забвения дел. Здесь можно себе ни в чём не отказывать, как эти вычурные веранды не отказали ни в резьбе, ни в точёных балясинках, ни в прихоти украситься стаей цветных флажков.

     Самую высокую точку над обрывами правого берега занимал «этаблисэмен» «Луизенхё». Сейчас этот взгорок находится за домом № 12 по 2-му Октябрьскому проезду, сама же территория бывшего сада «Луизенхё» начинается от дома, прозванного в народе «Бастилией», и простирается до ручья; на западе граница «этаблисэмена» совпадает с современной границей парка Центрального.

Иллюстрация 11. Этаблисэмен «Луизенхё». Ок. 1910.

      «Луизенхё» замечателен тем, что на его территории начиналась история кёнигсбергского (а в некотором смысле и калининградского) театра. Первоначально парк носил название «Альбрехтсхё», и уже в 1860-е годы театр располагался на его территории. Около 1900-го заведение переименовали в «Луизенхё», соответственно новому имени и местное «учреждение культуры» получило название «Луизентеатр». Он просуществовал рядом с парком до 1912 года, пока его арендатор Мартин Кляйн не построил новое здание напротив парка Вальтера Симона —  то самое здание, в преображённых стенах которого театр находится и сейчас.

      Миновав долину «Юльхенталя» и утёс «Луизенхё», ручей разворачивал своё течение к юго-западу. Здесь берега его несколько сглаживаются и превращаются в живописные холмистые склоны, на которых раскинулся парк Центральный, в прошлом — парк Луизенваль. Его история — это отдельная тема, с которой калининградцы наверняка знакомы, хотя бы по книге Е. Салиховой.

Иллюстрация 12. Парк Луизенваль, мостик через малый ручей недалеко от Луизенхё. До 1904 г.

      Этот уголок, вероятно, располагался позади полуротонды в честь королевы Луизы. Перед нами не сам Хуфенфрайграбен, а небольшой ручей, впадающий в него на территории парка Центрального. Мостик до сих пор существует, — конечно, в современном бетонном варианте. По нему проходит тропинка, ведущая от руин полуротонды к дворам 2-го Октябрьского проезда, то есть к бывшему Луизенхё. 

Приток Фрайграбена был очень коротким ручьём и никогда не имел собственного имени; в одном современном перечне он упоминается как «Парковый-1».

      В старину он брал начало из родника, расположенного, так сказать, во дворе между улицами Красной и Ермака. Большая его часть находится сейчас в трубе, и только за проспектом Мира, на территории парка, он выходит из подземного плена, чтобы через 50 метров слиться с Фрайграбеном. Когда территория севернее проспекта Мира принадлежала парку Луизенваль, ручей бежал здесь на свободе, более того, на нём был устроен небольшой пруд, иногда попадающий «в кадр» видов со знаменитым домиком королевы Луизы.

Фото 13. Дом Бузольта и пруд на «малом» ручье. Гравюра II половины XIX века

       Фактически это был дом Г.К.В. фон Бузольта, который принимал у себя Фридриха Вильгельма III и королеву Луизу в 1808–1809 годах, во время из изгнания из Берлина Наполеоном. В нумерации начала ХХ века памятный домик значился как № 19 по Хауптштрассе. Здание сохранилось до 1940-х годов, в последнее время в нём располагался приют для одиноких матерей. Сейчас на месте усадьбы Бузольта стоит дом № 82 по проспекту Мира. Сегодня это церковь мормонов а в советское время в здании было главное городское фотоателье, которое за десятилетия своей деятельности наполнило тысячи семейных альбомов добрыми лицами, улыбающимися на фоне студийных задников с упругой бумаги «бромпортрет».

       А небольшой овражек слева от фотостудии, перешедшей к «святым последних дней», до сих пор существует — как память о пруде и саде, о тех идиллических временах, когда дух отдохновения, покоя, «благополучного изгнанья» витал над парком Гиппеля и его неторопливыми ручьями.

Фото 14. Дом Бузольта, приют Тьепольта (сейчас – здание банка на ул. Шиллера), вид с Хауптштрассе. Ок. 1900 г.

Станислав Свиридов

Окрестности Калининграда — Самостоятельные путешествия

Главная » Россия » Окрестности Калининграда

Окрестности Калининграда

Калининград очарователен, но нас манит к морю. Нас ждут светлые прибалтийские дюны, курортные городки и сосновые леса. Все это — окрестности Калининграда.

Два городка борются за право считаться самыми романтичными, обаятельныеми и волшебными. Это — Светлогорск и Янтарный.

Пляж и море в Янтарном

Янтарный город

Янтарный стоит на берегу Гданьского залива. Здесь самый широкий в Прибалтике пляж, украшенный голубым флагом. Вокруг много воды, в том числе озеро Синявинское, которое называют Янтарным.

Променад в Янтарном

Вдоль моря устроен чудесный променад. Смотровые площадки нависают над дюнами и озерами. А часть маршрута проходит над озером, где живут лебеди и утки. Вечером вдоль променада уютно горят фонари.

Дорожка начинается в парке Беккера. В 1870 году Морис Беккер купил здесь земли с полуразрушенным охотничьим замком. Он восстановил замок. А вокруг разбил прекрасный парк с редкими деревьями. Дорожки из парка спускаются прямо к морю. Янтарный. Лестница из парка на пляж

Беккер занялся здесь добычей янтаря. Рядом с городом находится янтарный карьер, где его добывают до сих. Именно отсюда появляется 90% всего янтаря в мире. Его не вылавливают из моря и не собирают на песчаном пляже. Его прозаично вычерпывают из карьера. Но в детстве, отдыхая здесь в пионерском лагере, мы ходили на пляж после шторма. И часто кому-то удавалось найти небольшой камушек — янтарь.

Смотровая площадка в янтарном карьере

В музее можно посмотреть самые редкие камни, в которых застыли насекомые. А на краю котлована, у обзорной площадки, стоит янтарная пирамида. В нее можно войти и ощутить энергию солнечного камня. Считается, что он лечебный.

Лютеранская кирха 1892 года, с 1991 года — храм Казанской Иконы Божьей матери в Янтарном

Старинный Светлогорск

Светлогорск

Другой город в окрестности Калининграда — Светлогорск. Он сохранил облик старого доброго Раушена. Старинная водонапорная башня, черепичные крыши, 1200 растений в садах и парках — все очень мило и романтично. По тихим мощеным улочкам Светлогорска приятно гулять или кататься на велосипеде. Здесь множество серьезных и забавных памятников. Есть, например, переулок Гофмана со скульптурами персонажей его сказок.

Главный символ Светлогорска — башня водолечебницы

Есть в Светлогорске свой Музей мирового океана. Он, конечно, гораздо меньше музея в Калининграде, но тоже интересный. Здесь можно увидеть предметы, привезенные моряками из разных стран. Это своеобразный отчет о кругосветном путешествии.

Сосны и дюны в Светлогорске

Город стоит в одном из самых красивых мест полуострова. Кругом открытые пейзажи с высокими дюнами и соснами. В Светлогорске тоже есть свой променад вдоль моря. Но чтобы попасть туда или на пляж надо спускаться по лестнице. Еще есть канатная дорога от ж\д вокзала. Она доставляет отдыхающих на плаж за несколько минут.

Собираясь на отдых к балтийскому морю, стоит учесть несколько особенностей:

  • Балтийское море холодное. Купаться в нем комфортно далеко не всем. Так что не расчитывайте особо на пляжный отдых.
  • Очень часто с Балтики дует сильный пронизывающий ветер. И тогда даже в солнечную погоду будет холодно.
  • Курортные города в окресности Калининграда тихие и спокойные. Если вы ищите молодежные развлечения — вам не сюда.
  • Довольно высокие цены на размещение (все равно, отели это или квартиры), рестораны и продукты.

Все это не повод, чтобы не приезжать сюда. Ведь красота этих мест завораживает. Просто учтите эти несколько особенностей, чтобы не разочароваться.

Завтра мы отправимся на Куршкую косу.

Калининградская (Караляучюсская) область, Россия «Истинная Литва

Калининградская область сейчас является эксклавом России, но заселена русскими только после того, как была завоевана Советским Союзом в 1945 году. До этого территория находилась под властью немцев. Этнические литовцы составляли значительную часть жителей. Этот регион был частью Малой Литвы, и именно в Калининграде (в то время известный как Кенигсберг на немецком языке и Караляучюс на литовском) были напечатаны первые книги на литовском языке.

А вот история в области почти сметена. Были изменены все топонимы. Даже названия многих рек были изменены с немецких и литовских на русские (редкая практика после завоеваний). Вместо Барейшкиемиса сейчас Первомайское (буквально «город 1 мая»), на месте Кенигсберга — Калининград (названный в честь известного коммуниста Калинина, который никогда не был в городе), Тильзит / Тильже теперь Советск (после Советского Союза).

В Калининграде небольшие остатки Кенигсберга, как и весь центр города, были стерты с лица земли, и только давно заброшенный собор был восстановлен на пожертвования Германии.Огромный средневековый замок снесли, и на его месте стоит Советский дворец (на самом деле унылая белая башня).

Некоторым другим городам повезло больше, однако вполне понятно, почему немецкие эмигранты плакали, когда видели свои бывшие родные города после того, как им наконец разрешили посетить их после распада Советского Союза. Даже те величественные немецкие здания и церкви, которые не были разрушены, теперь лежат в руинах. Ни один старый город не остался нетронутым. Несколько сохранившихся старых зданий сильно диссонируют с окружающей их современной бедностью.К ним добавляется бесчисленное количество простых советских и восстановленных после 1945 года.

Ченеховское (Инстербург / Эсрутис), Советск (Тильзит / Тильже), Зеленоградск (Кранц / Крантас) относятся к числу наиболее интересных городов.

Во времена Советского Союза поездки в сильно милитаризованную область были запрещены. Сейчас этот запрет для иностранцев по-прежнему распространяется только на город Балтийск (Пиллау / Пилява) . Тем не менее, российская виза необходима, и время ожидания на границе может быть долгим.В Неринге (Куршская коса) они, как правило, короче, но там вам придется платить местный налог за въезд в национальный парк с обеих сторон. Быстрее сесть на поезд из Вильнюса. Область, являющаяся эксклавом, каждый поезд из Москвы в Калининград останавливается на Вильнюсском вокзале.

До самого Калининграда можно добраться автобусом или поездом из Вильнюса, а также автобусом из других крупных городов. Тем не менее, если вы хотите исследовать более мелкие и интересные места, лучше будет водить машину.

Взаимосвязь между экономическим развитием и политикой безопасности в JSTOR

Абстрактный

В статье подчеркивается возможность конфликта, проистекающая из реалий, представленных в отношении российского эксклава в Прибалтике, Калининградской области. Перспективы будущего развития региона обсуждаются на фоне ряда факторов: его существования как эксклава; его неоднозначная история и, следовательно, статус до сих пор подвергается сомнению; особенности его хозяйства; спорные вопросы транзита; ее деликатная роль в дебатах о целостности России и ее будущей политической ориентации; и, что немаловажно, его политическое значение с точки зрения безопасности с точки зрения обороноспособности России, режима контроля над вооружениями ДОВСЕ и дебатов о расширении НАТО.Утверждается, что идея, которую преследует региональная администрация, превратить эксклав в свободную экономическую зону не имеет шансов материализоваться в сосуществовании с нынешним высоким военным статусом региона, который является как причиной, так и следствием неурегулированности международных отношений. отношения по отношению к региону. Однако также утверждается, что решение — это ответственность не только России, но и вопрос регионального сотрудничества в Балтийском море и европейской многосторонности. Если соседи по региону Балтийского моря хотят, чтобы «сценарий торговца» превалировал над «сценарием воина», они тоже должны значительно продвинуться вперед.

Информация о журнале

Издается более 50 лет, «Сотрудничество и конфликт» — это рецензируемый журнал, посвященный публикации высококачественных статей, в которых исследуется широкий круг вопросов исследования. Он верит в академический плюрализм и поэтому не представляет какой-либо конкретной методологии, подхода, традиции или школы. Миссия журнала — публиковать теоретически обоснованные, эмпирически богатые и методологически строгие работы, которые продвигают современное состояние дисциплины за счет теоретических, концептуальных и методологических инноваций.«Сотрудничество и конфликты» имеет традицию публиковаться на тему «Северные и европейские дела». Журнал строго придерживается политики двойного слепого рецензирования.

Информация об издателе

Сара Миллер МакКьюн основала SAGE Publishing в 1965 году для поддержки распространения полезных знаний и просвещения мирового сообщества. SAGE — ведущий международный поставщик инновационного высококачественного контента, ежегодно публикующий более 900 журналов и более 800 новых книг по широкому кругу предметных областей.Растущий выбор библиотечных продуктов включает архивы, данные, тематические исследования и видео. Контрольный пакет акций SAGE по-прежнему принадлежит нашему основателю, и после ее жизни она перейдет в собственность благотворительного фонда, который обеспечит дальнейшую независимость компании. Основные офисы расположены в Лос-Анджелесе, Лондоне, Нью-Дели, Сингапуре, Вашингтоне и Мельбурне. www.sagepublishing.com

Калининград как дискурсивное поле битвы

ДАТА ЦРУА: 1/00

Калининград как дискурсивное поле битвы

Пертти Йоэнниеми

Март 1999

Копенгагенский институт исследования мира

Смесь взглядов

С изменениями 1989-91 годов между Калининградской областью , и материковой частью России открылось расстояние в 400 километров.Внезапно этот довольно изолированный, защищающий и сильно связанный с обороной регион превратился в субъект, гораздо более подверженный вызовам европейской интеграции, чем Россия в целом. Положение области было глубоко дестабилизировано. Он стал самой западной частью России и был окружен, что несколько неудобно, двумя странами — Польшей и Литвой, которые оба были вовлечены в развитие более глубоких отношений с Европой.

Место, которое функционировало как укрепление, защищающее от неоправданного внешнего воздействия, теперь называется — с учетом произошедших изменений — передовым изменением.Калининград должен настроиться на атмосферу сотрудничества, которая нарушает территориальную целостность и предыдущее созвездие довольно разделительных границ. В частности, он находится под сильным влиянием таких игроков, как ЕС, Германия, Польша, Литва и Беларусь, но остается в сфере российского мышления, политики и практики. Субъект, который раньше был закрытым, защищающим и неподатливым реформам, был вынужден открыться, изменить свое положение и вступить во все более интегрированную среду.

Поэтому неудивительно, что Калининград привлек к себе внимание в последние годы. Довольно изолированная сущность (даже советские граждане должны были иметь разрешение на въезд на территорию) с чертами terra incognito превратилась в Калининградский вопрос (см. Крикус, 1998). Он приобрел образ проблемного места и существа, не гармонирующего с окружающей средой. Но в чем на самом деле вопрос? Это далеко не ясно, поскольку разные дискурсивные структуры обычно дают разные ответы.

Можно отметить, что Калининград находится в сфере представлений, в поперечном сечении. Существует смесь отклонений и широкий разброс мнений по обсуждаемым вопросам. Это подразумевает, как с точки зрения анализа, так и с точки зрения практики, что должна быть способность справляться с различными политическими «языками» или логикой, которые нелегко перевести друг в друга. Калининград должен быть в состоянии справиться, с одной стороны, с возвращением некоторых аффективных, эмоциональных и ностальгических проблем, которые здесь интерпретируются как представление примитивной логики, а с другой стороны, справляются с различными проблемами, относящимися к реализму и расчетам. «национальных интересов», представленных, прежде всего, центром.В-третьих, область находится на рубеже между интегрированными и неинтегрированными, т.е. она должна адаптироваться к европейской логике управления.

Примитивный образ жизни имеет тенденцию быть скорее аффективным, ностальгическим по прошлому и идеологическим по содержанию. Взгляды на дружбу и вражду основаны не на рассуждениях и анализе рассматриваемых вопросов, а относятся к убеждениям и основываются на интерпретациях истории. Пересмотр границ рассматривается как ключевой вопрос, и пересмотр необходим для того, чтобы создать политический ландшафт, который соответствовал бы прочно укоренившимся представлениям о добре и зле.Предложения о сотрудничестве, несмотря на предыдущие разногласия, рассматриваются как чрезмерно рискованные, и при нулевом восприятии безопасности остается очень мало места для любых компромиссов.

Логика реализма также основана на опасности, но в пределах, установленных расчетами и интересами. В такой логике присутствуют преднамеренные попытки держаться в стороне от любого аффективного и идеологического содержания, и это особенно относится к вопросам, связанным с границами. Политика не проводится на основе каких-то предвзятых убеждений о друзьях и врагах или какой-либо другой формы имманентного опыта, установленного символами или основанного на моральных или этических соображениях.Вместо этого они полагаются на рассмотрение рассматриваемых вопросов и рассуждения о поставленных на карту интересах. Реалистическая позиция стремится к вестфальскому порядку, в то время как примитивная имеет коннотации до-вестфальской регрессии.

В то время как примитивная и реалистичная логика придает большое значение вопросам безопасности и границ, логика управления имеет гораздо более расслабленный подход к обоим этим вопросам. Он способствует совместному решению общих проблем. Он как подход трансформирует смысл безопасности, отходя от концепций узких личных интересов и расчетов с нулевой суммой.Безопасность рассматривается как одна из важных проблем, но она не так важна, как в контексте двух других логических схем. По мере того, как безопасность становится релятивизированной, а границы становятся все более гибкими, становятся возможными различные проекты. Больше места для снятия границ и пересечения линий.

Моя попытка состоит в том, чтобы с помощью этой логической трилогии уловить некоторые существенные аспекты Калининградского вопроса. Утверждается, что вместо одного аргумента — или набора аргументов, ограниченных одной конкретной логикой, — задействовано множество логик.Каждый стремится дать свой ответ. Существует смесь отклонений и разнообразия взглядов, но со временем могут быть обнаружены и сдвиги в их взаимосвязи и относительной важности. Это так, поскольку логика социально сконструирована и, следовательно, способствует изменению. Они могут сосуществовать и до некоторой степени поддерживать друг друга, но в большинстве случаев они сталкиваются и конкурируют. В случае с Калининградом последний случай кажется верным. Разнообразие, похоже, увеличилось, а не уменьшилось, и, по сути, проблема заключается в том, что не существует единой точки, в которой различные точки зрения могли бы слиться и встретиться.

Вот почему появляется конструктивистский подход, выдвигающий довольно богатый репертуар — включая некоторые негативные моменты, которые могут вытекать из логики управления — особенно применимым при решении «калининградского вопроса» в первую очередь. Более того, это проливает свет на то, почему кажется исключительно трудным для понимания, совладания и урегулирования.

В поисках прошлого

Распад Советского Союза в 1991 году дестабилизировал Калининград, выявив неоднозначную историю региона.Брешь в тогдашнем доминирующем дискурсе, то есть в реалистическом дискурсе, подняла перспективу превращения Области в политически спорную территорию. Стало очевидно, что, хотя этот регион имеет большое значение для современной России, он не имеет привязки к прошлому России. Он был аннексирован после Второй мировой войны — шаг, поддержанный союзниками Потсдама — и это было сделано, несмотря на отсутствие прежних связей.

Для некоторых из тех, кто поднимает территориальные вопросы, исчезновение Советского Союза открыло перспективы для возрождения «настоящего» прошлого.Они занимались политизацией истории и морализаторством политики. В первой половине 1990-х годов статус региона подвергался сомнению в ходе ряда мероприятий. Были предприняты попытки урегулировать возникший географический разрыв, предложив решения, основанные на примитивной логике. Россия столкнулась с множеством предложений и требований, таких как создание автономной республики в составе Российской Федерации, создание российско-польско-литовско-германского кондоминиума или превращение Калининграда в четвертое (независимое) государство Балтии.Некоторые голоса призывали к аннексии — в зависимости от того, какой период и какой аспект истории вы хотели бы подчеркнуть — некоторым из соседних государств. Термин «Малая Литва» использовался для узаконивания принадлежности к Литве, были предложения о «повторной германизации», а также претензии на превращение региона — частично или в целом — в часть Польши (см. Wellmann, 1996: 172-4; Олдберг, 1998: 3-4).

Эти конфликтные дебаты подогревались различными предложениями по «демилитаризации» и «интернационализации» Калининграда, т.е. предложения, направленные на то, чтобы лишить Россию контроля над самой западной ее частью. Правительства Вильнюса и Варшавы — не говоря уже о Берлине — не участвовали в дебатах, но были основания подозревать, что вопрос о статусе Калининграда не обходился без официальной поддержки. Однако вскоре стало ясно, что в случае с областью не было прошлого, к которому можно было бы вернуться, по крайней мере, без серьезных трений между Россией и соседними странами. Поднять вопросы, относящиеся к прошлому, в официальном контексте было бы равносильно оспариванию основных представлений о «я» России, а также подрыву ее территориальной целостности.Кроме того, он также похоронил бы ряд европейских договоров, основанных на территориальном статусе status quo и признании границ, возникших в результате Второй мировой войны (если только стороны не приняли изменения). Вот почему дебаты о территориальной принадлежности — в основном основанные на примитивной логике — длились относительно недолго и так и не получили широкого распространения.

Тем не менее, это вызвало довольно аффективную реакцию в России. Калининград приобрел в российском дискурсе весьма символичную позицию.Реформы откладывались, один из примеров — земельная реформа. Это было отложено из-за подозрений, что иностранные покупки каким-то образом вернут землю в руки иностранцев (читай: немцев). Различные вызовы были интерпретированы как удар по коллективному самосознанию России (Wellmann, 1996: 172). Они были названы преднамеренными усилиями усугубить бремя страны, уже ставшей проигравшей и «жертвой» периода после окончания холодной войны. Согласно некоторым интерпретациям, лишение России Калининграда вытеснит Россию из Европы.Это еще больше подорвало бы самооценку страны и означало бы распродажу российского величия , или, говоря более прямо, лишило бы Россию того, что она по праву получила в качестве компенсации за страдания советского / российского государства. люди во время войны с фашистской Германией. Некоторые ученые в самом Калининграде подлили масла в дискуссию, заявив, что жители области обладают законными полномочиями решать свою судьбу (Krickus, 1998: 4).

Конец ностальгии?

Очевидно, что исход Второй мировой войны и послевоенный период оставили ряд вопросов, которые трудно урегулировать.Однако силы примитивной аргументации оказалось недостаточно для того, чтобы оказать серьезное дестабилизирующее воздействие в сфере политики. Калининград не был в какой-то степени в центре территориальных споров в каком-либо реальном смысле, и, как заметил Александр Сергунин (1997a), такие споры в последние годы играли второстепенную роль в регионе Балтийского моря в целом. Напряженность усилилась, и некоторые вопросы еще предстоит урегулировать, но в целом серьезность споров не соответствовала ожиданиям, преобладавшим в первой половине 1990-х годов.С проблемами удалось справиться и во многих случаях решить их вполне удовлетворительно.

На самом деле разница между страхами и реальностью была довольно заметной. Поразительно, что ряд споров не разгорелся. Как отмечает Туомас Форсберг (1997), загадка заключалась не в существовании определенных территориальных проблем, а скорее в их отсутствии. Он заключает, что, несмотря на различные возможные причины для территориальных претензий, в последние годы регион Балтийского моря был относительно свободен от территориальных конфликтов.Специфика этого становится очевидной, если сравнить тенденции на Балтийском побережье с другими приграничными территориями бывшего Советского Союза и Балкан.

Случай с Калининградом, по-видимому, в значительной степени соответствует такой точке зрения: регион не превратился в яблоко раздора, как это часто представлялось в начале 1990-х годов. Ностальгические течения мнений, возникшие в Германии, Литве и Польше, не были достаточно сильными или стойкими, чтобы включить этот вопрос в официальную повестку дня.При преобладании нормы status quo, государства региона придерживаются своего курса и проводят достаточно осторожную политику. Несмотря на некоторое внутреннее давление и нормативные аргументы, они воздерживаются от выдвижения территориальных претензий. Расширение НАТО вернуло на место преобладание реалистической логики над примитивной, а расширение Европейского Союза, в свою очередь, подчеркнуло важность логики управления. В обоих случаях послание было таким: если вы хотите присоединиться и быть центральным, не поднимайте территориальные вопросы каким-либо старомодным способом.Воздержитесь от ссор из-за прошлого! Избавьтесь от конфликтов и, пожалуйста, внесите вклад в стабильность и безопасность на основе сотрудничества. Эти сообщения были довольно мощными, и их влияние было заметно и в дебатах по Калининграду.

Следовательно, можно заметить, что голоса, выступающие за территориальное урегулирование, явно потеряли свои позиции. Значительная часть горечи по поводу исторических данных преобладает, но похоже, что часть тепла испарилась с возможностью более свободно обнародовать этот вопрос.Провокационные заявления начала 1990-х годов в целом исчезли, и позиция Области подвергается гораздо меньшему сомнению. Проблема больше не в требованиях к изменениям, а в отсутствии интереса и низкого уровня осведомленности о проблемах региона. Похоже также, что некоторые из задействованных в этом символах менее чувствительны: «ре-германизация» больше не имеет тех же пугающих коннотаций, что и несколько лет назад, и есть большая готовность решать различные спорные исторические проблемы.Сами российские власти все чаще относятся к Калининграду как к нормальной части страны в таких сферах, как выдача виз, разрешение на туризм или приглашение иностранных фирм.

Более того, поскольку ранее довольно неоднозначная граница стала более проходимой, бывшие жители смогли посетить регион. В некоторых случаях они предпочитают заниматься такой деятельностью, как возведение памятников или восстановление важных исторических мест. Появление менее конфронтационных вариантов и вариантов, в меньшей степени ориентированных на конкретное расположение границ, дает больше возможностей как для официальных, так и для неофициальных позиций, направленных на решение соответствующих проблем путем применения преимущественно кооперативных подходов.

Также следует отметить, что недавняя дискуссия в самом Калининграде в меньшей степени ориентирована на внешние угрозы и опасности, т.е. даже там этот вопрос демонстрирует признаки трансформации. Беспокойство по поводу идей относительно реституции или требований «демилитаризации», выдвинутых, в частности, в обсуждениях в Польше и Литве в начале 1990-х годов, явно уменьшилось. Вместо вооружений и военных вопросов внимание было сосредоточено — по уважительным причинам — на текущих проблемах.В первую очередь это касается не территориального контроля, а экономического спада, различных социальных недугов, проблем со здоровьем, преступности, такой как контрабанда или ухудшение состояния окружающей среды, многие из которых в Калининграде хуже, чем в России в целом. Влияние примитивной логики стало маргинальным, хотя отсутствие прошлого Калининграда остается серьезным препятствием на пути к развитию любой здоровой местной или региональной идентичности.

Вопросы безопасности

Калининград в годы холодной войны функционировал в основном как гарнизон.Это была закрытая территория и база Балтийского флота и 11-й гвардейской армии. В регионе размещалось заранее размещенное оружие, в том числе ядерное, что позволяло направить туда большое количество войск в случае войны.

Западные эксперты концептуализировали задачу войск, расположенных в Калининграде, как одну из поражающих целей в Дании и южной Норвегии, а также высадить десант на берегах Швеции, не допуская доступа воздушных, наземных и морских средств противника к советским целям в Балтийском море. регион и запад России (Нордберг, 1994: 82-93).После распада Варшавского договора большое количество войск прошло со своих прежних баз через Калининград, чтобы, наконец, быть выведенными из эксплуатации или размещенными в каком-либо другом месте на материковой части России.

Все это означало, что реалистическая логика сильно повлияла на пост-холодную войну и постсоветские дебаты по Калининграду. Основные вопросы касались жесткой безопасности, военного баланса, уровней готовности, сценариев угроз и тому подобных вопросов. В то время как российские власти беспокоили вопросы транзита и, в более общем плане, жизнеспособность своего небольшого эксклава, голоса Запада часто вызывали озабоченность по поводу его «чрезмерно милитаризованного» характера.Военный потенциал, размещенный там, был оценен как оскорбительный. Заботы о военной безопасности преобладали как в России, так и в соседних странах. Динамика дебатов породила подозрения и обвинения во враждебных намерениях. Польша и страны Балтии интерпретировали Калининград как еще одну причину стремления к членству в НАТО, в то время как российские официальные лица опасались, что область может быть ограничена недружественным союзом. По их мнению, расширение НАТО было не только вредным для Калининграда, но и представляло угрозу безопасности России в целом, поскольку подрывало возможность передовой обороны.

В конце концов, можно сделать вывод, Россия смогла выжить с расширением НАТО. Москва негласно приняла такой шаг после того, как ей был предоставлен ряд политических и военных уступок. Хартия, подписанная в Париже в мае 1997 года, узаконила расширение НАТО, включая усиление присутствия — в связи с предстоящим членством Польши — вокруг Балтийского края, и оправдала территориальную оборону России в Калининграде. Следовательно, меньше оснований для жалоб на то, что Россия слишком сильна в военном отношении в регионе.Если, тем не менее, некоторые дилеммы остаются, в Уставе излагаются основные условия, на которых может быть построено урегулирование.

Таким образом, похоже, что вопрос о расширении, который, несомненно, усилил напряженность и указал на Калининград как на очаг проблем, также помог смягчить некоторые противоречия. НАТО ясно дало понять, что не будет принимать кандидатов в члены, если у них возникнут неурегулированные территориальные проблемы с соседями. Это условие, однажды понятое и осмысленное, по всей вероятности, смягчило приграничные споры.Это также лишило внимания предложения о переименовании, демилитаризации или интернационализации Калининграда. Был создан Совет Россия-НАТО, и НАТО обязалось избегать чрезмерно наступательных действий, например, размещения ядерного оружия или некоренных войск на территории новых членов. Некоторые детали, относящиеся к реализации расширения, могут по-прежнему вызывать трения, но в целом конфликтные аспекты Калининграда, похоже, уменьшились, когда вопрос о расширении членского состава стал менее острым.

Похоже, что российское военное руководство пришло к выводу, что форпост не может быть защищен в первую очередь, и только небольшой контингент авиационных, наземных и военно-морских подразделений должен быть размещен там в первую очередь для воздушного и морского наблюдения и местной обороны (см. Крикус, 1998: 8; Педерсен, 1998: 116). Западные эксперты все чаще считают Калининград малой военной ценностью, то есть обесценивают в расчетах, основанных на реалистической логике. Беспокойство о российских войсках в Калининграде стало редкостью в польских или литовских дебатах, и, без сомнения, ликвидация Калининградского особого военного округа (КООР), а также роспуск 11-й гвардейской армии с некоторыми остатками, прикрепленными к частям в Санкт-ПетербургПетербургский регион, в дальнейшем способствовали созданию более непринужденной атмосферы.

Россия явно сокращает свои силы в районе Балтийского моря и его северо-западных частей в целом, и дебаты сосредоточены больше на контроле над вооружениями, чем на опасениях по поводу военной мощи. Россия, похоже, чувствует себя достаточно защищенной от любой аннексии или захвата. Вероятность того, что какая-либо иностранная держава вмешается в изменение границ таким образом, чтобы бросить вызов суверенной собственности России на Калининград, представляется довольно низкой.Поэтому территориальные вопросы и сохранение строгих и разделительных границ стали менее актуальными. Улучшение атмосферы в сочетании с осторожной политикой всех соответствующих государственных субъектов в Европе и открытой дискуссией подразумевает, что по крайней мере элементы взаимного доверия начали появляться между Россией и ее соседями по Балтийскому краю (см. Moshes, 1999. ).

Ситуация после расширения может оказаться благоприятной для переговоров и создать основу для решения различных вопросов, касающихся Калининграда как военной базы.Соглашение между НАТО и Россией состоит, в одной из его частей, из идеи, что вместо рассмотрения вопросов контроля над вооружениями и разоружения в контексте переговоров, ведущих к Хартии, они будут затронуты во время пересмотра Договора. об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ). Переговоры между государствами-участниками ДОВСЕ начались в Вене в январе 1997 года, и предварительное соглашение было достигнуто в апреле 1999 года. После отмены блочного характера Договора и согласования национальных предельных значений в качестве принципа для отъезда Калининград будет предстать в ином свете.Обсуждается система территориальных ограничений, чтобы остановить любое дестабилизирующее наращивание сил. Это сделано для гарантии того, что расширение НАТО не повлечет за собой наращивание западных сил в новых странах НАТО. Однако ограничения в равной степени могут относиться и к Калининградской области.

Было бы важно достичь соглашения о достаточности, хотя вероятность решающего прорыва пока кажется несколько ограниченной. Вместо неявной сделки могло бы быть соглашение об общих рамках, регулирующих важные вопросы безопасности, относящиеся к Калининграду.Такая структура в одном из аспектов предоставила бы России гарантии свободного и беспрепятственного наземного, морского и воздушного транзита при условиях, когда меры обороны в Калининграде не ущемляют интересы безопасности соседних стран. Предложения, выдвинутые тогдашним премьер-министром Черномырдиным в Вильнюсе в сентябре 1997 года, в некоторой степени идут в этом направлении. Он предложил, в контексте более широкого пакета, установить «горячую линию» между военным штабом в Калининградской области и странами Балтии и что военные учения в Калининградской области могут быть ограничены только учениями оборонительный характер.

Очевидно, что гарнизонный характер Калининграда стал менее выраженным из-за финансовых трудностей России, общего снижения военной готовности, новой военной доктрины, ориентированной больше на внутренние, чем на внешние факторы, и того факта, что конфликты все больше смещаются на юг. . Более того, вопрос о статусе Калининграда, который существовал в течение нескольких лет, в значительной степени исчез, и этот вопрос не стал точкой трений между западными державами и Россией.По-прежнему существует некоторая озабоченность по поводу военного потенциала и войск в регионе, но все большее количество голосов считают ситуацию довольно нормальной (ср. Pedersen, 1998: 111). Традиционные военные темы иногда вообще отбрасываются. В более общем плане кажется, что Калининград превратился в региональный концерн на Балтийском побережье и в меньшей степени является частью более общей военной обстановки. Тенденция к измерению Калининграда на основе реалистической логики все еще существует, но элементы сотрудничества — и в некоторых случаях явное желание избежать создания новых водолазных линий и вместо этого нацелены на уменьшение воздействия тех, которые уже существуют. — похоже, возросло значение.Это означает, что кооперативные элементы расширились за счет конфликтных. Реалистическая логика все больше предусматривает диалог и встречу умов. Он довольно успешно устоял перед вызовами, создаваемыми примитивной логикой, но в то же время он ограничил пространство, доступное для логики управления.

В поисках будущего

В условиях, когда значимость соперничества между властью и политикой становится все меньше, а прошлые проступки открыто транслируются, в середине девяностых годов в дискуссии возник ряд положительных образов.Было признано, что приграничные районы, такие как Калининград, автоматически не обречены на периферию. Они могут — в лучшем случае — стать важными площадками для политических, экономических и культурных контактов. Границы больше не являются преградами с той жесткой ясностью, которая у них была раньше, а являются узлами, способствующими сотрудничеству.

Эти более ориентированные на управление перспективы придали иную окраску дебатам о Калининграде. Акцент на близости и доступе Калининграда к крупным европейским центрам породил такие выражения, как «Люксембург» (Dörrenbächer 1994), «Балтийская Швейцария» (Matochkin 1995: 8) или региональный «Гонконг» (Galeotti 1993: 58). .В этих представлениях регион становится — за счет использования своего местоположения и перспектив настройки на европейскую интеграцию — благом не только для себя, но и для более широкой политико-экономической среды. Вместо того, чтобы оставаться обособленной «крепостью», он мог бы превратиться в звено со значительным потенциалом взаимодействия через предыдущие расколы. Освободившись от ограничений территориально закрепленного мышления, Калининград может обрести коннотации позитивных различий, открытости, сотрудничества, роста, а также мира и стабильности.Соответствующие субъекты все больше понимали, что существующие проблемы не связаны с конфликтами между государствами, а имеют отношение к ситуации на местном уровне в Калининграде и в России в целом. Растет убежденность в том, что необходимо предпринять согласованные усилия с участием России, а также ряда других участников, если мы хотим предоставить региону возможность двигаться к более устойчивому развитию.

Основные принципы нового типа нетерриториального мышления были описаны Ричардом Розенкрансом (1996: 45) следующим образом: «Развитые государства отказываются от военных, политических и территориальных амбиций, поскольку они борются не за культурное господство, а за большая доля мирового производства ».Он утверждает, что существует освобождение от земли как определяющий фактор производства и власти. Традиционная политическая логика и логика, привязанная к территории, все больше вытесняются другой логикой, основанной на рассмотрении центральности и маргинальности как ключевой проблемы.

Эти изменения также имеют определенное влияние на проблему Калининграда. Меньше внимания уделяется территориальности как таковой, , и повестка дня, определяющая судьбу региона, не рассматривается как фиксированная и предопределенная в той же степени, как раньше.Глубокий раскол — тот, который прошел по Европе в послевоенный период и отодвинул на задний план региональные, а также местные проблемы, — в значительной степени испарился. Используемые границы и территориальные границы стали менее строгими. Они больше не исключают смену и дублирование моделей сотрудничества так категорично, как раньше. Также разрешено пространство для конфигураций, отличных от явно статистических. Признано, что Калининград может выиграть — по крайней мере потенциально — от происходящих изменений, поскольку в прежних условиях он был явно второстепенным.Таким образом, становится также труднее (хотя и возможно) низвести его до позиции форпоста против угрозы инаковости и рассматривать регион как лишенный какой-либо собственной субъективности.

Новое мышление

Изменения в представлении о политическом пространстве подразумевают, что у Калининграда было несколько больше возможностей для интеграции с его окрестностями, хотя такая интеграция превратилась в проблему с местными экономическими и социальными трудностями и негативной реакцией на российскую политику в целом. .Создание Особой экономической зоны (СЭЗ), которое предполагает наличие прочных политических отношений с соседями, а также наличие открытых границ и значительного иностранного присутствия в регионе, оказалось затруднительным. Предложение такой формулы было частью более общей политики, согласно которой Москва стремится создать некий полигон и проложить путь для заметных сил. Этот план возник как часть всеобъемлющей стратегии построения политического пространства. Однако идеи так и не были реализованы полностью, и при реализации произошел ряд ошибок (см.Самсон, 1998). Во-первых, внутри России было сильное сопротивление со стороны националистов, коммунистов и военного истеблишмента, а также ряда реформаторов в отношении такого рода дифференциации. Более того, в нынешней ситуации это касается даже таких институтов, как Международный валютный фонд. МВФ, похоже, идет против таких устремлений в России, поскольку он пытается противостоять специальным налоговым схемам или другим подобным привилегиям, предоставляемым некоторым конкретным регионам. Вступление России во Всемирную торговую организацию имело бы аналогичный сдерживающий эффект.Таким образом, кажется, что формула, разработанная как компромисс между Калининградом и Москвой, которая, по сути, опирается на открытость внешнему миру, наталкивается на значительные трудности.

Очевидно, что Калининграду еще предстоит пройти долгий путь, чтобы превратиться в плацдарм европеизации России и достичь — в этом контексте — более отчетливых черт регионалистского образования. Принятие новой повестки дня, ориентированной на европейскую интеграцию, с меньшим упором на стандартизацию и гомогенизацию, но с большей терпимостью к отклоняющимся случаям, как правило, сталкивается с трудностями.Некоторые московские аналитики и политики серьезно спорят о том, может ли бедный, но традиционный Калининград быть лучше, чем процветающий и интегрированный (см. Dewar, 1998: 2). Варианты потенциально существуют с тенденцией к тому, что территориальные образования становятся менее закрепленными в рамках нынешней европейской системы. Роль и политика различных субъектов не так жестко определяются их географическим положением, как раньше, и нормы, определяющие ценность, значение и положение различных образований, все больше открываются для интерпретации.Формирование политического пространства позволяет — как только влияние логики управления возрастает — для более широкого круга альтернатив. Это стимулирует плюрализм, хотя российское отношение к такому плюралистическому мышлению, как правило, остается осторожным, и Калининград — тому пример.

Новые и ранее неизведанные идеи, относящиеся к новой европейской повестке дня, легко интерпретируются как элементы нежелательной двусмысленности. Они задумываются как противоречащие требованиям «безопасности» — понятию, проникнутому реалистической логикой.Есть опасения, что внедрение таких идей нанесет серьезный удар суверенитету России и ее территориальной целостности. По крайней мере, в начале 1990-х годов, когда Россия столкнулась с потенциальным распадом, идея приграничного сотрудничества оставалась несколько смелой. Даже позже напряженность в отношениях со странами Балтии и вопрос расширения НАТО сдерживали реформы. Иногда высказывались опасения, что политика, в большей степени ориентированная на интеграцию, может подпитывать сепаратистские тенденции.Это означает, что следование реалистической и централизующей логике препятствует принятию более гибких и расслабленных взглядов. Военный истеблишмент, в частности, с подозрением относился к новому ориентированному на процесс видению политического пространства, хотя со временем их отношение стало несколько более открытым.

Калининград сам по себе продемонстрировал ограниченные возможности маневрирования в отношении задач, более ориентированных на процесс, и это стало особенно очевидно в последние пару лет.Навыки, необходимые для использования новых возможностей, оказались скромными. Область не успевала за темпами экономического развития в России и сильно пострадала — в некотором смысле сильнее, чем любой другой регион — из-за экономических трудностей (см. Kivikari et. Al., 1998: 65- 6). Став весьма зависимым от окружающей среды, например, в области сырьевых товаров и сельскохозяйственных продуктов, Калининград страдает от инфляции и падающего курса рубля.Его местоположение не оказалось проблемой, как это часто воображают, и во многих случаях политика ЕС усугубляла трудности, а не наоборот (Fairlie, 1998; Samson, 1998).

Влияние Европейского Союза

Тем не менее, можно видеть, что с усилением присутствия ЕС вокруг Балтийского региона политика неизбежно меняет свой ключ. Несмотря на то, что Союз не в состоянии обеспечить безопасность в каком-либо «жестком» смысле, он может внести значительный вклад в разрешение ряда конфликтующих вопросов и, в том числе, снизить уязвимость Калининграда перед секьюритизацией.

Ясно, что новая повестка дня, основанная на логике управления, возникла и занимает все более центральное место. Что касается других задействованных логик, это означает, что важность реалистической логики снижается, и особенно примитивная получает удар. Природа Союза как гражданской державы ставит под вопрос различные внутренние и международные проблемы. Присутствие Союза в целом укрепляет инклюзивную, ориентированную на интеграцию логику и вводит в этом контексте процесс снятия границ.Такие инструменты, как структурные фонды, стимулируют формирование регионов в собственно европейском смысле слова. Что касается конкуренции за рост, динамизацию и политику участия, регионы, как правило, исключаются из традиционной государственной повестки дня. У различных местных участников появляется больше возможностей для маневра и использования процесса снятия границ.

Обеспечивая «мягкую» безопасность, Союз помогает устранить возможные источники конфликтов — как международных, так и внутренних. Он имеет тенденцию предотвращать невоенные угрозы благополучию и выживанию людей.Самый простой способ сделать это — повысить уровень жизни и уменьшить различия в этих стандартах между близлежащими субъектами за счет более эффективного экономического сотрудничества. Это стремление к процветанию делает участников более взаимозависимыми. Развивается повышенное осознание общих интересов, опосредованное культурным, образовательным и социальным обменом, и происходит улучшение внутрирегиональных и межрегиональных транспортных и коммуникационных связей. Эти «социализирующие» эффекты и развивающаяся привычка пересекать границы могут быть особенно полезны для ослабления напряженности, связанной с более традиционными концепциями безопасности.

Что касается пограничных споров, ЕС имеет тенденцию оказывать давление на противоборствующие стороны, чтобы добиться согласия. Распространяется сообщение о том, что пограничные споры маргинальны и анахроничны. Такие вопросы рассматриваются как часть традиционной, территориально закрепленной повестки дня. Аргумент состоит в том, что они больше не актуальны в той же степени, что и раньше. Ожидания подчиняться новой посттерриториальной повестке дня и жить в соответствии с ней ложатся на членов Союза, но давление также сильно ощущается государствами, пытающимися приблизиться к Союзу.Кандидаты возлагают следующие ожидания: если вы хотите присоединиться к Европе, ведите себя и живите по новым правилам. Воздействие этого требования было довольно сильным, о чем также свидетельствуют изменения, произошедшие в Польше, но в значительной степени и в политике Литвы по отношению к Калининграду.

ЕС в последнее время проводит довольно активную политику в своих попытках более тесно связать страны Балтии и Россию с европейской интеграцией. Включение Эстонии в число шести стран, имеющих право на членство, является одним из признаков этого.Комиссия участвует в работе Совета государств Балтийского моря (и Совета Баренцева / Евроарктического региона), что является важным для Калининграда процессом. Участие в таких региональных схемах может, по крайней мере, потенциально сделать границу «Европы» более проницаемой, усилить рост рамок сотрудничества в Северной Европе и облегчить подключение негосударственных субъектов к процессам интеграции.

Некоторые общие требования к проведению такой интеграционной политики, похоже, становятся им на место, хотя есть и большие надежды.Более сильное присутствие ЕС в Северной Европе, безусловно, связано с недавним членством Финляндии и Швеции. Однако это также отражает рост интереса ЕС к северо-востоку — профиль, который особенно Финляндия стремилась укрепить. Европейский совет ЕС утвердил на основе финской инициативы в декабре 1998 г. Промежуточный отчет о «Северном измерении» (см. Hedegaard & Lindström, 1999). В одном из аспектов Отчет выделяет Калининград и тем самым укрепляет позицию Области в повестке дня ЕС.Более того, Комиссия готовит документы, разрабатывающие более четкую политику в отношении России, чем одобренную на Кельнском саммите Союза.

Влияние на повестку дня

В своей стратегии будущих отношений с Россией, принятой на заседании Европейского совета в Мадриде в 1995 году, ЕС взял на себя обязательство установить тесное партнерство с Россией. Целью было продвижение демократических принципов, а также уважение прав человека. В 1996 году стратегия была дополнена Планом действий, в котором перечислены практические меры и действия, направленные на содействие демократическим реформам и экономическому развитию в России.Особое внимание уделяется сотрудничеству в сфере правосудия и внутренних дел, а также диалогу по безопасности в Европе и сотрудничеству в области внешней политики. План действий кодифицирует и фиксирует двусторонние усилия участников в их сотрудничестве с Россией. Здесь нет особого упоминания о регионе Балтийского моря, но его цели, безусловно, актуальны для развития северо-западных регионов России, включая Калининград (см. Möttölä 1998).

Инициатива ЕС по региону Балтийского моря, программа, подготовленная Комиссией и опубликованная в мае 1996 года, является еще одним свидетельством «мягкого» подхода.Использование магнетизма интеграции с ЕС в качестве основного якоря позволило создать Балтийский круглый стол. Идея была внесена на рассмотрение Совета Европы в июне 1993 г. и реализована в 1993-94 гг. Он был введен в контексте Европейского пакта стабильности, также известного как план Балладура. В основном проект был адресован тем странам Центральной и Восточной Европы, которые в некотором смысле считаются будущими членами ЕС. Основными участниками Балтийского круглого стола были Эстония, Латвия, Литва и Польша.Их попросили найти решения множества проблем, которые считались скорее внутренними, чем внешними, и решить эту проблему, используя власть над собой, а не оказывая давление на какую-либо внешнюю страну.

В частности, на Балтийском круглом столе обсуждались такие темы, как региональное трансграничное сотрудничество, вопросы, связанные с меньшинствами, сотрудничество в экономических, культурных и правовых вопросах, а также экологические проблемы. Ожидалось, что участники будут придерживаться примирительной линии, урегулировать открытые вопросы и вступить в добрососедские отношения.Ожидалось, что они продемонстрируют свою компетентность в довольно концентрической среде, в центре которой будет Европейский Союз. Ключевой вопрос заключался не в суверенитете, а в противодействии маргинализации в форме оттеснения на периферию во все более сотрудничающей Европе. Перед ОБСЕ стояла задача оценить результаты различных «таблиц», в том числе балтийской, и, наконец, был заключен и подписан пакт. В целом План Балладура предусматривал список стимулов, которые ЕС мог бы использовать в пользу государств, согласившихся соблюдать принципы, принятые на итоговой конференции по оценке.

Анклав Союза

Возросшая значимость логики правительства меняет европейскую конфигурацию, а также понимание того, что такое политика. Вопросы «низкой» политики выходят на первый план, и фигура Европы все больше превращается в одно из концентрических колец. Само расположение Калининграда предполагает, что область весьма чувствительна к таким изменениям. Калининград, который все чаще воспринимается как «ближнее зарубежье» ЕС, нуждается в особом внимании и многосторонних мерах, чтобы справиться с вызовами.

Однако найти правильный и широко приемлемый подход далеко не так просто. И России, и ЕС необходимы усилия по развитию всеобъемлющих структур сотрудничества. Требуется достаточно стабильная среда, которая защищает от дальнейшего вырождения, но, прежде всего, основным действующим лицам нужна совместная интерпретационная структура для решения поставленных на карту вопросов. В некоторых случаях такие прочтения существуют, но также есть много места для ложных интерпретаций и глубоких недоразумений.Просто притвориться, что беспокоиться не о чем, конечно же, не годится. Калининград представляет собой частично совпадающий случай, вложенный в разные логики. Реалистическое прочтение все еще имеет определенную позицию, но все же область за последние годы оказалась под сильным влиянием логики управления, превратившись в значительной степени в анклав Союза. Это изменение станет еще более заметным, когда будет завершен второй путь расширения ЕС. Поскольку часть России более или менее находится внутри Союза, ЕС нуждается в более четкой политике.

Это, в свою очередь, требует более сбалансированной политики по отношению к России в целом. Россию необходимо вывести из анализа, основанного на реалистической логике — и сама Россия должна согласиться с этим — и рассматривать ее более широко, чем это было до сих пор, в контексте логики управления. Принятие такой всеобъемлющей стратегии вызывает вопросы о позиции России с точки зрения европейской интеграции. Изобразить Россию в качестве будущего члена Союза непросто.Однако не менее ясно, что необходимо установить более тесные отношения. Одна из возможных формул состоит из интеграции частей России (такие решения, основанные на дифференциации, уже существуют в других местах, включая Аландские острова (часть Финляндии) за пределами таможенной политики Союза, а также Гренландию и Фарерские острова (части Дании) за пределами Союза. Стратегии аналогичные разноплановые дискуссии обсуждаются и в случае с Норвегией (Jervell, 1998). Такое решение, при котором конкретная часть какой-либо страны получает лечение, отличное от других частей, — если его применить к Калининграду, — не бросится в глаза в в контексте логики управления, хотя это могло бы показаться довольно проблематичным, если рассматривать его с точки зрения реалистического образа мышления.Предыдущий не настаивает на однородных пространствах, основанных на строгом делении на внутреннее / внешнее, тогда как последний настаивает. Предыдущий допускает наличие слабосвязанного и связанного с ЕС Калининграда в постсуверенной России, в то время как последний предостерегает от таких решений.

С практической точки зрения, ЕС заинтересован в получении гарантий, что Россия не возражает против участия ЕС в Калининграде. Это позволяет Москве отказывать в разрешении до тех пор, пока не будет достигнуто более обширное соглашение, предоставляющее России более центральное место в европейской интеграции.Руководство России заявило о заинтересованности в том, чтобы Россия стала членом ЕС, но не было особой готовности или способности принять логику, лежащую в основе Союза в более широком смысле. Калининград превратился — в таком контексте — в разменную карту, используемую Россией в стремлении к большему центральному положению, что вызывает проблемы с блокировкой. Однако такая ситуация также вызывает диалог не только по Калининграду, но и по более широким и принципиальным вопросам.

Какая-то основа для диалога уже есть.И Москва, и Брюссель обеспокоены тем, что привилегии, предоставленные Калининграду, не используются для контрабанды, получения преимуществ за счет обхода импортно-экспортных квот, фальсификации сертификатов происхождения или злоупотребления различными нормативными актами для продвижения свободной торговли и интеграции в странах Балтийского региона. Сторонам также необходимы переговоры относительно позиции Калининграда в визовых режимах, реализации различных проектов Тасис или еврорегионов, таких как Неман и Балтика. В отношении виз ситуация была довольно гибкой, поскольку калининградцы могли довольно свободно путешествовать в Литву и Польшу.

В январе 1998 года Польша ввела более строгие меры пограничного контроля, чтобы вести учет лиц, пересекающих границу. Поскольку потенциальные страны-члены просят ужесточить свои границы и следовать стандартизированной политике, даже Литва может найти причину пересмотреть свою политику, разрешающую калининградцам посещать Литву в течение тридцати дней без визы (тогда как россиянам с материка нужна виза). Необходимы переговоры по таким предложениям, как те, которые направлены на превращение Калининграда в безвизовый регион для посетителей, пребывающих в области , но не позволяющих им выезжать в другие части России, для сохранения безвизовых договоренностей с Литвой. и рассмотреть аналогичные договоренности с Эстонией и Латвией (см.Fairlie 1998). Уже сейчас перспектива более широкого внедрения Шенгенских правил в странах Балтийского региона требует значительной координации. Польские ограничения указывают на то, что становление все более актуальным для ЕС может также иметь ограничивающие последствия. Калининград может серьезно пострадать и стать все более изолированным, то есть результатом станет установление новых разделительных границ и препятствий на пути интеграции, если основные проблемы будут связаны с внедрением Шенгенских правил, проведением политики, требующей строгого соблюдения различных директив, касающихся стандартизации. товаров, сертификаты происхождения, транзита, таможенные процедуры и т. д.Другими словами, возникает вопрос, стремится ли ЕС к политике устранения границ и препятствий для сотрудничества, или же он занимается установлением новых линий разделения. Статистические границы действительно перфорируются. От этого факта никуда не деться, но как правильно интерпретировать такое развитие событий и какая политика необходима?

Судя по всему, ЕС предпочитает, в первую очередь, довольно жесткие границы, и поэтому негативные эффекты, похоже, преобладают. Союз следует логике третьего столпа, основанного на суверенитете и государственности.Предполагаемая стратегия является редукционистской, стремящейся преуменьшить множественность ситуации.

Такая линия может быть обязательной на более принципиальном уровне, учитывая ограниченную способность России понимать и принимать решения, основанные на логике управления. Однако проведение такой политики, по-видимому, в первую очередь оказывает депрессивное воздействие на экономику и социальное развитие Калининграда (см. Samson, 1998). В случае России и Калининграда Союз не предусматривает каких-либо видений членства, то есть вариантов, стимулирующих экономические реформы.Хотя соседи вознаграждаются за свою активную политику, такое сообщение не нацелено на Калининград. Соседи могут питать чувство успеха, в то время как Калининграду приходится иметь дело с неудачами и растущим разрывом в ожиданиях на будущее. Он выделяется как депрессивный анклав России в быстро развивающемся регионе. Инструменты, используемые ЕС, состоят в основном из различных проектов Тасис, в то время как соседние страны также могут извлечь выгоду из Phare и Interreg, а также значительных средств, облегчающих и ускоряющих процесс адаптации к членству.У них есть динамичное будущее, которого можно ожидать, в то время как Калининград лишен такого видения. Область столкнулась с довольно проблемной ситуацией; он не может вернуться к прошлому, и дорога в позитивное будущее кажется в равной степени заблокированной.

В качестве заключения

Учитывая масштабность наследия России и огромность проблем, оставшихся от предыдущего периода, движение Калининграда к соединению и мосту в Европу и, тем самым, к увеличению субъективности, вряд ли будет очень прямым или плавным. .Возможности, доступные для Oblast , довольно ограничены.

Было бы слишком оптимистично думать иначе. Это так, учитывая местоположение Области , бремя истории, асимметрию ситуации, зависимость Калининграда от беспрепятственного транзита, требования в твердой валюте, визовые процедуры, таможенные процедуры из-за его отделения от материка, значительную зависимость на твердую валюту, а также на импорт и, прежде всего, на отсутствие «языка», который бы унифицировал дискурс.Калининград часто изображается как проблема, серьезно сдерживающая — потенциально или фактически — более общие события вокруг Балтийского региона. Он не просто мешает преодолеть разделение между Востоком и Западом после окончания холодной войны и оставить позади позиции европейской полупериферии. Это также добавляет — в определенных пределах — доверия к более общим рассуждениям об опасности, конфликтах и ​​необходимости оставаться за четко определенными и надежно защищенными территориальными границами. Он имеет тенденцию оставаться в рамках реалистической логики и мышления, которое устанавливает множество ограничений для любого российского участия в процессе европеизации.

Но существует и другое меню опций, значение которого стало расти с появлением постстенной Европы. Варианты открываются, когда территориальные детерминанты социальной жизни и политических процессов становятся менее строгими. Похоже, что главный актив Калининграда состоит в том, чтобы доверять России как европейскому государству, России регионов, а не России мозаик. Область составляет, с этой точки зрения, ключевую площадку в дискурсе по более широким вопросам.Он обеспечивает то, что можно назвать безопасностью на экзистенциальном уровне. Калининград образует арену, которая позволяет России, если она того желает, выражать свою идентичность без соперничества и согласовывать свою уникальность с членством в более широком европейском и международном сообществе.

Это означает, что на карту поставлено не только расстояние как таковое, , т.е. границы в географическом и физическом смысле; Необходимо также преодолеть множество политических, культурных и ментальных барьеров, чтобы определить более благоприятное место для Калининграда в современной Европе.Это одна из площадок, на которой нужно решить, стоят ли Россия и Европа отдельно друг от друга или они дополняют друг друга. Может проводиться политика, которая затрудняет подталкивание России к некоторой восточной инаковости для достижения отчетливого и упорядоченного представления Европы с четко очерченными внешними границами и твердым пониманием того, где она заканчивается. Соответствующим игрокам предлагается, с появлением более плюралистической и пространственно менее определенной Европы, возможность извлечь выгоду из ослабления многих из предыдущих ограничений, которые относились к Калининграду.Предлагается вариант превращения региона в российское и европейское представительство.

Однако, учитывая отсутствие глубоко укоренившегося и широко легитимного прошлого, будущее региона, как правило, концептуализируется с точки зрения того, что уже есть. Образы иного, менее изоляционистского будущего легко порождают опасения, что Россия и нынешние жители Калининграда потеряют то, что возникло в результате Второй мировой войны. Изменениям сопротивляются, поскольку в таком созвездии нет ничего «своего», что они могли бы спроецировать в будущее.Альтернативные пути неизбежно воспринимаются как люфты, и поэтому терпимость к множественности невысока. Реакции, как правило, становятся защитными и относятся скорее к ограничению, чем к устранению границы. В более общем плане они поддерживают преобладающую реалистическую логику и оставляют мало места для чего-либо позитивного и творческого.

Некоторые из вопросов весьма деликатны, например, вопрос о том, что Калининград имеет не русское, а преимущественно немецкое прошлое, и их обнародование вызвало неуверенность и плохие чувства.Однако с падением стен в Европе нет другого выхода, кроме как встретиться лицом к лицу с прошлым и открыться для другого будущего. Рамки «России» неизбежно меняются. В атмосфере, где «безопасность» больше не является ярлыком, который почти автоматически вызывает требования о чрезвычайных и защитных контрмерах, можно обсуждать даже символические и связанные с идентичностью вопросы, такие как название области (название указывает на силу центр по определению образов периферии, так как Михаил Калинин, бывший Глава государства Советского Союза, никогда не посещал регион).Можно исследовать почву на предмет идентичностей и отправлений, основанных на неконфликтных отношениях с соседями. Хотя немедленных и в целом беспроблемных решений, похоже, нет, по крайней мере, можно признать существование некоторых проблем, связанных с названием Калининград, что узаконивает поиск путей их решения. Новые варианты можно обсуждать и искать. Область не следует воспринимать как традиционный вопрос, касающийся расстояния, границ и территориальности в более общем плане; он также может получить возможности и пространственный ресурс с европейским подтекстом.Это одно из возможных прочтений, но есть и другие.

Последние события не предполагают чрезмерно оптимистичных прогнозов. Новое мышление, лежащее в основе более позитивных представлений, оказалось слишком слабым для того, чтобы дать решающие результаты, или же результаты оказались отличными от ожидаемых. Развивается определенный локализм, но в основном в форме превращения Калининграда в подобие карманов проблемных точек на новой европейской повестке дня, субъекта, который приспосабливается к изменяющейся среде неоправданным и проблематичным образом.Границы слишком часто очерчиваются отрицательными различиями — преступность, контрабанда, коррупция, серая экономика, некоторый низкий уровень насилия и т.д. .

В более общем плане кажется, что политический ландшафт — основанный на реалистической логике — был взорван различными факторами, относящимися к интеграции и «веку информации», за которым последовали повторные закрытия в форме негативного локализма.Вместо того, чтобы увязываться с интеграцией в позитивном ключе, Калининград демонстрирует слишком много особенностей замыкания и защиты. Одним из факторов, который способствует негативному выбору, является отсутствие каких-либо решительных толчков в позитивном направлении со стороны основных действующих лиц, имеющих отношение к области . Отсутствуют необходимые стимулы и ресурсы, и, следовательно, Калининград, похоже, лишен позитивных вариантов реагирования на новые вызовы. Он все больше становится частью нового и выражением его внутренней (правительственной) логики, но все же вынужден представлять такую ​​логику в неблагоприятной манере и в терминах затяжного кризиса.Такая картина не является чем-то необычным в некоторых из более отдаленных частей международных отношений, хотя она представляет собой неожиданную реакцию и случай на южных берегах Балтийского моря и в «ближнем зарубежье» Европейского Союза.

использованная литература

Дьюар, Стивен (1998), Почему Калининград «уникален» в Российской Федерации. Презентация на конференции IESW в Калининграде, 8-9.9.1998.

Фэрли, Линделл, Д. (1998a), Калининград: видения будущего.В: Joenniemi, Pertti and Prawitz, Jan (eds), Kaliningrad. Европейский янтарный регион. Hamstead: Ashgate, стр. 169-214.

Fairlie, Lyndelle, D. (1998b) Калининград — недавние изменения в российском эксклаве на Балтийском море. В: Линдстрем, Бьярне и Хедегаард, Ларс (ред.). Ежегодник NEBI 1999. Springer Verlag: Berlin (готовится к печати).

Форсберг, Туомас (1996), Разъяснение территориальных споров: от политики власти к нормативным причинам. Журнал исследований мира, т.33. нет. 4. С. 433-449.

Форсберг, Туомас (ред.) (1995) Оспариваемая территория. Пограничные споры на окраине бывшей советской империи. Олдершот: Эдвард Элгар.

Форсберг, Туомас (1998), Решенные и остающиеся пограничные вопросы вокруг Балтийского моря. В: Бьярне Линдстрём и Ларс Хедегаард (ред.), , Ежегодник интеграции Северной Европы и Балтии, 1998. Springer Verlag International: Берлин, стр. 437-448.

Галеотти, Марк (1993), Калининград: крепость без государства. IBRU Boundary and Security Bulletin. No. 1, июль, стр. 56-59.

Хедегаард, Ларс и Линдстрем, Бьярне (1999), Северное измерение: первый раунд. Север, т. 9, № 6, март.

Jervell, Sverre (1998), Norge foran oppbruddet. Осло: Европапрограммет.

Кивикари, Урпо, Линдстрем, Маарит и Люхто, Кари (1998), Внешнеэкономические связи Калининградской области. Документ для обсуждения. Центр бизнес-исследований и развития.Школа экономики и делового администрирования Турку. Серия C / 2.

Крикус, Ричард, Дж. (1998), Внешняя политика США и Калининградский вопрос. Рабочие документы. Датский институт международных отношений, Nr. 18.

Моше, Аркадий (1999), Россия и укрепление безопасности и доверия на Балтийском побережье. В: Пертти Йоэнниеми (ред.), Укрепление доверия и контроль над вооружениями: вызовы на Балтийском побережье. Институт мира Аландских островов: Або, стр. 57-77.

Möttölä, Кари (1998), Безопасность на Балтийском крае: концепции, действующие лица и процессы. В: Линдстрем, Бьярне и Хедегаардс, Ларс (ред.), Ежегодник NEBI 1998. Интеграция Северной Европы и Балтийского моря. Springer Verlag: Berlin, стр. 363-404.

Nordberg, Erkki (1994), Балтийские республики: стратегический обзор. Хельсинки: Колледж национальной обороны.

Олдберг, Ингмар (1998), Калининград: проблемы и перспективы. В: Joenniemi, Pertti and Prawitz, Jan (Eds.), Калининград. Европейский янтарный регион. Ashgate; Олдершот, стр. 1-32.

Педерсен, Клаус, Карстен (1998), В: Йоэнниеми, Пертти и Правиц, Ян (ред.), Калининград. Европейский янтарный регион. Ashgate: Aldershot, стр. 107-117.

Розенкранс, Ричард (1996), Виртуальное государство. Иностранные дела, Том. 75, июль / август, стр. 45-61.

Самсон, Иван и др. (1998), Калининградская область. Диагностика кризиса. Тасис Прометей II.Калининград 1998г.

Сергунин, Александр (1997a), Посткоммунистическое мышление в сфере безопасности в России: меняющиеся парадигмы. Рабочие документы, Nr, 4. Копенгагенский институт исследования проблем мира.

Сергунин, Александр (1997b), Факторы регионализации России. Внутреннее измерение. Рабочие документы. Копенгагенский институт исследования проблем мира. № 20.

Веллманн, Кристиан (1994), Калининградский эксклав на распутье. Сотрудничество и конфликт. Vol.31 (2), стр. 161-183.

Его будущая конкурентоспособность и роль в экономическом регионе Балтийского моря

Pelto Elina, Vahtra Peeter & Liuhto Kari (2003) Инвестиционные потоки Cyp-Rus в Центральную и Восточную Европу,

www.tukkk.fi/pei/pub

Росстат (2004) Регионы России 2004, Росстат, Москва.

Шервуд Мэтью (2005) Имеет ли значение размер?, Business Eastern Europe Vol. XXXXIV / № 14, Economist

Intelligence Unit, Лондон.

Статистическое управление Литвы (2005 г.) Экономическое и социальное развитие в Литве 2005/05 г., Статистическое управление Литвы, Вильнюс.

Тройка Диалог (2005) Правительство утвердило особые экономические зоны, Russia Market Daily 14.3.2005, Москва.

ЮНКТАД (2004) Доклад о мировых инвестициях 2004, Конференция Организации Объединенных Наций по торговле и развитию,

Женева.

Усанов А., Линдхольм П., Игнатьев А. (2005) Калининградская область в контексте создания Единого европейского экономического пространства

, Справочный документ, 18.2.2005 Вильнюс.

Вахтра Пеэтер и Люхто Кари (2004) Расширение или исход — Зарубежные операции крупнейших

российских корпораций

, www.tukkk.fi/pei/pub

Винокуров Евгений (2004a) Экономические перспективы Калининграда — между расширением ЕС и Россией

интеграция в мировую экономику, рабочий документ CEPS № 201, Центр европейской политики

исследований, Брюссель.

Винокуров Евгений (2004b) Транзит — это лишь его часть: Калининград и свободное передвижение людей,

www.vinokurov.info

Винокуров Евгений (2004c) Калининград в рамках отношений ЕС-Россия: движение к общему

Пространства, www.vinokurov.info

Винокуров Евгений (2004d) Формирование концепции общего ЕС-Россия Экономическое пространство,

www.vinokurov.info

Исторические интервью, дискуссии и встречи в хронологическом порядке

Сергей Приходько, член совета директоров, Институт экономики переходного периода,

Калининград 22.8.2005.

Владимир Мау, ректор Академии народного хозяйства, Калининград 22.8.2005.

Елена Чернецкая, Президент, Телебалт, Калининград 23.8.2005.

Юрий Зданов, директор Федерального агентства особых экономических зон Российской Федерации,

Калининград 24.8.2005.

Марина Овсянникова, советник министра, Минэкономразвития,

Калининград 24.8.2005.

Егоров Владимир Владимирович, Говернов, Калининградская область, г. Калининград, 24.8.2005.

Михаил Цикель, вице-губернатор Калининградской области, Калининград 24.8.2005.

Стефан Валховиц, Президент, Продукты Питания, Калининград 24.8.2005.

Даймир Имамовиц, Вице-президент, Продукты Питания, Калининград 24.8.2005.

Михаил Плуыхин, Управляющий директор, Продукты Питания, Калининград 24.8.2005.

Елена Чернецкая, Президент, Телебалт, Калининград 24.8.2005.

Виталий Зданов, начальник управления экономического развития и торговли Калининградской области,

Калининград 24.8.2005.

Олег Дановский, заместитель начальника Департамента экономического развития и торговли Калининградской области,

Калининград 25.8.2005.

Игорь Колосницын, заместитель директора Бюро экономического анализа, Москва 12.9.2005.

Вадим Нестров, начальник отдела публикаций, Росстат, Москва 13.9.2005.

Андрей Яковлев, проректор НИУ ВШЭ, Москва 13.9.2005

Наталья Попова, Минэкономразвития, Москва 14.9.2005.

Владимир Соколин, Президент, Росстат, Москва 15.9.2005.

Александр Суринов, Вице-президент, Росстат, Москва 15.9.2005.

Рубен Саакян, начальник аналитического управления ФНС России, г. Москва

15.9.2005.

Леонид Гохберг, проректор НИУ ВШЭ, Москва 15.9.2005.

Рейо Паасилинна, член Европейского парламента, Брюссель 20.9.2005.

121

9788072286546: Книгсберг 1934 (Восточная Пруссия) 1: 15 000 (Калининград, Россия) Карта улиц — AbeBooks

Берлин (Германия) 1: 11,500 Карта улиц, ламинированный БОРЧ, издание 2014 г.

Двусторонняя ламинированная (прочная и водонепроницаемая) карта для посетителей Берлина, сочетающая план города с увеличенной центральной частью, дорожную карту окрестностей и схему сети общественного транспорта.Главный план в масштабе 1:18 000 простирается на запад до стадиона «Олимпия» и за его пределами до Старого города Шпандау, на юг до аэропорта Темпельхоф, на восток до Франкфуртер-Тор и на север до портовой зоны вдоль городских каналов.

Увеличение на 1: 11,500 более подробно представляет Митте, исторический центр города. Охват распространяется на новый Центральный вокзал, Канцелярию и Рейхстаг, комплекс музеев и концертных залов Культурфорум, КПП Чарли и Александерплац.На обоих планах показаны станции U-Bahn и S-Bahn, трамвайные линии с остановками, улицы с односторонним движением и автостоянки, выбранные варианты размещения, достопримечательности и т. Д. В списке 30 лучших достопримечательностей показаны основные достопримечательности города, все они выделены по планам.

На реверсе представлена ​​карта окрестностей города в масштабе 1: 130 000 в пределах кольцевой дороги E55, включая Потсдам и озера, окружающие Берлин к востоку и западу от города. И планы, и карта проиндексированы со списками улиц / населенных пунктов, а также основных достопримечательностей и интересных мест.Также включены исчерпывающая схема сетей общественного транспорта Берлина, карта, показывающая разделение города на четыре сектора с Берлинской стеной, административная карта Германии, полезные статистические данные, таблицы преобразования температуры, веса и измерений, климатические диаграммы, показывающие температура, солнечные часы, осадки и влажность, обзорные карты, часовые пояса и многое другое …

Карту легко складывать, она прочная и водоотталкивающая, ее можно протирать. Размер в сложенном виде: 24 х 11 см (9.5 х 4,5 дюйма).

«синопсис» может принадлежать другому изданию этого названия.

Рыбацкий поселок в Калининграде — подробное описание и фото. Карта мест, туристические маршруты

Рыбацкая деревня — небольшой квартал, стилизованный под старый Кенигсберг. Он находится на набережной бывшего Альтштадта (Старого города), напротив острова Кнайпхоф, где находится Кенигсбергский собор. Когда-то здесь был знаменитый рынок Фишмаркт.

Обязательно зайдите в рыбацкую деревню, которая соединена с островом Кнайпхоф (остров Канта) Медовым мостом. Рыбацкая деревня расположена на берегу Старого Прегеля. Поскольку Старый город был разрушен во время Великой Отечественной войны, было правильным создать этнографический центр, где можно было бы ощутить атмосферу старого Кенигсберга.

Комплекс Рыбная деревня в Калининграде

Дома каркасные.В рыбацком поселке много кафе и сувенирных лавок, есть гостиница. Смотровая башня «Маяк» находится в центре рыбацкой деревни. На башню можно подняться, чтобы полюбоваться окрестностями и островом Кнайпхоф с Кенигсбергским собором. Рядом с башней находится набережная, называемая «речным вокзалом». К причалу пришвартованы малые катера. На одном из катеров можно прокатиться по реке. В рыбацком поселке восстановлен один из исторических мостов. Раньше это был Императорский мост, но, поскольку он был восстановлен к 750-летию Кенигсберга, теперь это Юбилейный мост.

Раньше рыбацкая деревня имела характерный вид ганзейского городка. Новая либеральная синагога была построена рядом с Медовым мостом в 1862 году. Это была одна из самых больших и красивых синагог в Германии. Но при Гитлере оно было разграблено во время Ночи разбитого стекла 9 ноября 1938 года. Однако само здание не было разрушено во время мировой войны. В наши дни синагогу планируется восстановить.

Почему российский экономический подход может измениться — список Джонсона для России

(Россия имеет значение — russiamatters.org — Эмили Феррис — 1 июля 2020 г.)

Эмили Феррис — научный сотрудник отдела исследований международной безопасности Королевского института объединенных служб (RUSI).

Подход России к странам Балтии иногда оформляется как неизбежный территориальный захват. Эта точка зрения стала заметной после аннексии Крыма Россией в 2014 году, когда другие соседние страны забеспокоились, что они могут оказаться в поле зрения России. Фактически, Россия вряд ли будет заинтересована в территориальном вторжении в Прибалтику, не в последнюю очередь потому, что это вызовет действие статьи 5 НАТО, его принципа коллективной защиты, и потому что Россия вряд ли выиграет в конфликте с союзниками по НАТО.Кроме того, как показывают некоторые опросы, конфликт у собственных границ России может не получить полной поддержки со стороны населения России. Например, последний опрос на эту тему, проведенный независимым агентством Левада-центра в 2017 году, показал снижение поддержки участия России в других приграничных конфликтах, например, на востоке Украины. Однако недавний опрос, проведенный государственным социологическим центром Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), показал, что 71% респондентов поддержали предложенную поправку к российской конституции, в которой говорится, что правительство России несет ответственность за защиту соотечественников за рубежом.Но в распоряжении России есть много других инструментов, более эффективных, чем скрытая или открытая военная агрессия, для воздействия на страны Балтии. Их значительное этническое русское население и стойкая энергетическая зависимость от России позволяют Москве сохранять статус одного из самых влиятельных региональных игроков.

Русские идут или уже там?

В подходе России к странам Балтии, безусловно, есть аспект безопасности. Россия считает их важным местом сбора разведывательных данных, чтобы понять возможности НАТО в этих местах, и с обеих сторон часто ведется шпионский обмен, что свидетельствует о продолжающихся разведывательных операциях.

Страны Балтии также выразили озабоченность по поводу размещения российского оружия и войск вблизи границ прибалтийских государств с Россией, а также наращивания Россией ядерных мощностей, включая ремонт складов оружия в ее эксклаве Калининград. Россия наращивает силы в своем Западном военном округе, который охватывает приграничные районы прибалтийских государств, и совсем недавно добавила к своим возможностям ракетный полк противовоздушной обороны. Есть также свидетельства того, что Западный военный округ модернизировал некоторые из своих тактических возможностей и восстановил в округе 1-ю гвардейскую танковую армию, которая включает модернизированные основные боевые танки и представляет собой первую новую российскую танковую армию, сформированную с 1991 года.Кроме того, Балтийский флот ВМФ России размещен в Калининграде, граничащем со странами Балтии. Этот флот проводит учебные и относительно частые учения по военным играм, последний из которых состоялся в июне 2020 года, что совпало с маневрами НАТО BALTOPS 2020. Россия также проводит крупномасштабные военные учения с Беларусью, такие как учения «Запад» в 2017 году, часть которых проходила в Беларуси, к ужасу соседней Литвы. Россия, в свою очередь, выразила недовольство присутствием НАТО в странах Балтии, и ее самолеты постоянно летают рядом с самолетами и кораблями НАТО, чтобы оценить время их реакции.

Помимо размещения и демонстрации военных средств на своей территории, прилегающей к странам Балтии, Россия также поддерживает связи с русскоязычными общинами в этих государствах, что Кремль, несомненно, также рассматривает как актив в своей стратегии по сохранению влияния в регионе. В Латвии самый большой контингент тех, кто идентифицирует себя как этнических русских — около 35 процентов, в Эстонии — 29 процентов, а в Литве — меньше всего — около 6 процентов. Проблема владельцев серых паспортов — когда гражданство не предоставлялось автоматически этническим русским в Латвии и Эстонии после распада Советского Союза — усложнила прогресс в интеграции русскоязычных сообществ в этих странах.Москва воспользовалась этими сложностями, чтобы позиционировать себя как защитник русскоязычных в регионе. Среди прочего, Россия критиковала Эстонию и Латвию за то, что они не предоставили автоматическое гражданство их многочисленным русскоязычным меньшинствам, утверждая, что все три балтийских государства приняли ограничительные законы, ограничивающие публичное использование русского языка.

Это экономика, тупица

Без сомнения, кремлевские стратеги также рассматривают статус России как важного торгового партнера для всех стран Балтии как еще один надежный инструмент в своем арсенале для сохранения влияния в регионе.Хотя импорт Эстонии в Россию в 2019 году снизился на 63 миллиона евро, в Латвии Россия остается основным экспортным направлением, на которое в 2019 году приходилось 9,2 процента ее рынка. Для Литвы Россия также является одним из ее основных экспортных партнеров, занимая 13,4 процента доля рынка. Общий объем торговли между Россией и странами Балтии снизился в период с 2013 по 2019 год. В 2013 году общий объем торговли России с Латвией составил 11,2 миллиарда долларов, что сделало ее крупнейшим торговым партнером России на 19 -е место среди , согласно данным Международного валютного фонда.К 2019 году товарооборот упал более чем вдвое, до 5,4 миллиарда долларов, в результате чего Латвия заняла 25 -е место среди крупнейших торговых партнеров России. За это время Литва также опустилась с 25-го на 34-е место среди торговых партнеров России с общим объемом торговли 4,1 млрд долларов в 2019 году, а Эстония упала с 30-го на 40 тыс. с объемом торговли 2,9 млрд долларов. На энергоносители приходится значительная часть российско-балтийской торговли. Что касается нефти, то в первой половине 2019 года Эстония и Литва импортировали более 75 процентов своей нефти из России, в то время как Латвия импортировала значительно меньше, и только до 25 процентов импорта нефти приходилось на Россию.Страны Балтии также импортировали большую часть своего газа из России. Например, в первой половине 2019 года Эстония и Латвия получили более 75 процентов импорта природного газа от российского «Газпрома», а Литва — 50-75 процентов. Помимо продажи газа, «Газпром» владел значительными пакетами акций всех трех основных газовых компаний стран Балтии: 37 процентов литовской Lietuvos Dujos, 47 процентов эстонской Eesti Gaas и 50 процентов латвийской Latvijas Gaze по состоянию на 2013 год. «Газпром» и, в более широком смысле, Россия играют важную роль в газовой политике стран Балтии.

Но в последние годы доли Газпрома в местных газовых компаниях снизились. В 2016 году эстонская компания Trilini Energy выкупила долю Газпрома в Eesti Gaas, доли Газпрома в Latvijas Gaze упали до 34 процентов, а в 2014 году он продал свои акции в Lietuvos Dujos после антимонопольного спора. Кроме того, «Газпром» больше не единственный российский игрок на региональном газовом рынке; Эстонская Eesti Energia импортирует газ из Новатэка, российской частной газовой компании, через литовский Клайпедский порт, что указывает на то, что сотрудничество с Россией в этом секторе по-прежнему приветствуется.

Помимо снижения влияния Газпрома в регионе, страны Балтии также пытались уменьшить свою зависимость от России в поставках электроэнергии — пережиток СССР, когда Москва управляла централизованными сетевыми системами, известными как Интегрированная / Единая энергетическая система ( IPS / UPS). Опора на сегодняшнюю электрическую сеть BRELL (Беларусь-Россия-Эстония-Латвия-Литва) сохранилась, хотя страны Балтии заявляют, что эта зависимость от поставок электроэнергии из России представляет собой угрозу национальной безопасности.Балтийские страны выразили обеспокоенность тем, что Россия может отключить электросеть, изолировав их электросети, указав на эпизод в мае 2019 года, когда Россия ненадолго отключила линии электропередач между Калининградом и Литвой в рамках запланированного трехдневного испытания. Но Россия раньше не отключала страны Балтии от электросети, и, хотя в прошлом Россия временно прекращала поставки газа в страны-клиенты в ответ на политические разногласия, она никогда не использовала электросеть таким образом, что позволяет предположить, что Балтийский регион озабоченность государств здесь может быть несколько преувеличена.

В ответ на эту предполагаемую угрозу безопасности страны Балтии начали добиваться прогресса в отделении своих энергосистем от России. В 2018 году страны Балтии и Польша заключили соглашение о подключении этих государств к энергоснабжению ЕС к 2025 году. Линия LitPol между Литвой и Польшей и линия Nordbalt между Швецией и Литвой также предложили более глубокую интеграцию с европейскими энергосистемами. Естественно, президент России Владимир Путин раскритиковал эти события, которые, по его словам, могут привести к появлению «зон между несколькими регионами Российской Федерации, где у нас не будет линий электропередачи.«Хотя он не заявлял об этом открыто, разделение также уменьшило бы влияние России на регион, особенно в связи с тем, что Эстония объявила, что больше не будет покупать электроэнергию у России.

Следует отметить, что страны Балтии в целом не единодушны в своем подходе к России. Литва имеет контракт с «Газпромом» до 2025 года на транзит газа через Калининград, а Латвия, бюджет которой зависит от платы за транзит газа, заинтересована в некотором уровне сотрудничества с Россией, если этот шаг повлияет на местные доходы.Хотя официально Эстония придерживается жесткого подхода к России и имеет меньше торговых связей с Россией, чем Латвия и Литва, многие крупные российские предприятия работают в Эстонии, пользуясь преимуществами простых процессов онлайн-регистрации, предназначенных для помощи в открытии новых предприятий. Также были сообщения о том, что в 2007-2015 годах предприятия, связанные с Федеральной службой безопасности России (ФСБ), отмывали деньги через филиал Danske Bank, расположенный в Эстонии, отчасти из-за слабого управления финансовой отраслью в то время.

Россия снижает собственную зависимость от стран Балтии

Изменяющиеся экономические отношения России со странами Балтии, похоже, отражают некоторые из ее собственных соображений экономической безопасности. Россия стремится избежать зависимости от стран-членов НАТО в торговле и опасается полагаться на балтийские порты для обработки грузов. Поскольку цены на нефть, от которых в значительной степени зависит рубль, остаются низкими, а прогнозируемый экономический рост в России в 2021 году останется на уровне всего 1,8 процента, Россия все более неохотно платит странам Балтии за использование портов региона для экспорта нефти.

Этот сдвиг начался после аннексии Крыма, когда Россия стала уделять приоритетное внимание грузопотокам через свои собственные порты, одновременно оказывая давление на такие страны, как Беларусь, чтобы они использовали вместо этого российские порты. Сокращение экспорта российской нефти и перевалки угля почти во всех портах Балтии сказалось на странах Балтии, которые потеряли плату за транзит. В портах Балтии грузооборот снизился. В первой половине 2019 года российские перевозки через порты в странах Балтии упали на 12.4%, но увеличился через российские порты в Финском заливе и Балтийском бассейне; В 2020 году через российские порты в этом регионе прошло 110,9 млн тонн грузов. Пострадали и железнодорожные сети в странах Балтии, поскольку они обычно зависят от российских расходов.

Россия, похоже, полна решимости продолжать перенаправлять эту торговлю и вкладывает в это значительные суммы. В Приморском нефтеналивном порту Ленинградской области ведется строительство нового портового комплекса, который планируется ввести в эксплуатацию к 2022 году.Этот порт будет принимать все грузы, которые обычно следовали бы через порты Балтии, при этом основная часть российского экспорта, включая уголь и зерно, переваливалась там. Россия также может использовать свой существующий порт Усть-Луга на берегу Финского залива, один из самых глубоких портов в Балтийском регионе. Порт Усть-Луга способен принимать грузооборот 180 миллионов тонн в год, но в январе-ноябре 2019 года принял только 95,3 миллиона тонн, что свидетельствует о его недостаточной загрузке.

Строительство порта, особенно глубоководных, является дорогостоящим мероприятием, и предполагается, что эти инвестиции обойдутся в 90 миллиардов рублей, что говорит о том, что Россия считает этот проект долгосрочным.Но давление на государственный бюджет и отсутствие частных инвестиций в портовые системы России могут означать, что реализация этого проекта может быть отложена.

Россия: все еще в игре

Страны Балтии явно добились значительного прогресса в диверсификации своей торговли, включая импорт энергоносителей, за пределы России. Москва также предприняла шаги по снижению своей собственной зависимости от стран Балтии в плане транзита своих экспортных энергоносителей и другой торговли. Несмотря на эти усилия по снижению взаимной зависимости, Россия продолжает сохранять значительные рычаги воздействия на страны Балтии, и она остается ключевым поставщиком энергии и основным торговым партнером.

Пока сохраняется этот многосторонний рычаг воздействия, наряду с членством стран Балтии в НАТО, вероятность того, что Россия прибегнет к интервенции в регионе в крымском стиле, будет оставаться низкой. Хотя Россия стремится сохранить свое влияние в странах Балтии, она может получить больше, используя для этого невоенные методы. Поэтому маловероятно, что страны Балтии станут еще одной горячей точкой в ​​американо-российских отношениях, такой как конфликт на Украине.


Статья также появилась с разными изображениями на сайте russiamatters.org / analysis / unplugging-baltic-States-why-russias-Economic-подход-может-быть-изменяющийся, с разными изображениями, с пометкой: «© Russia Matters 2018… Этот проект стал возможен при поддержке Карнеги Корпорация Нью-Йорка », с нижним колонтитулом, озаглавленным« Рекомендации по публикации », со ссылкой на: russiamatters.org/node/7406, на котором частично размещено уведомление:

«Если вы хотите перепечатать одну из этих статей, сообщение в блоге, написанное сотрудниками RM, одну из нашей инфографики или проверку фактов, мы просим вас следовать этим правилам:
  • Включите указание ссылки на Russia Matters в качестве источника и сделайте обратную ссылку на оригинал на RussiaMatters.орг.
  • Сохраните гиперссылки, использованные в исходном содержании.
  • Ни в коем случае не изменять смысл статьи.
  • Получите от нас разрешение на несущественные изменения, такие как частичная перепечатка или переписывание заголовка, и проинформируйте читателей о любых таких изменениях (например, эта статья впервые появилась на веб-сайте Russia Matters с заголовком «Вмешательство России в выборы собственными словами Трампа»).
  • Сообщите нам о перепечатке и отправьте ссылку!

Обратите внимание, что Russia Matters не может предоставлять разрешения на сторонний контент, включая статьи, фотографии и другие материалы, не созданные нашей командой.

alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.