Сан микеле венеция: набережная Неисцелимых и кладбище Сан-Микеле. Монастырь и тюрьма

Содержание

набережная Неисцелимых и кладбище Сан-Микеле. Монастырь и тюрьма

Главная достопримечательность острова — единственное городское кладбище Венеции. Причём, если когда-нибудь и существовали какие-нибудь другие, то сведения о них до нас всё равно не дошли. Русскому туристу это кладбище интересно, в первую очередь, тем, что здесь покоится прах сразу нескольких наших знаменитых соотечественников: балетмейстера Сергея Дягилева, композитора Игоря Стравинского, журналиста и писателя Вайля и, конечно же, поэта Иосифа Бродского.

Немного из истории

Когда-то Сан-Микеле был, во-первых, сразу двумя островами, а во-вторых, там никакого кладбища не было, а были только церковь и монастырь. Церковь эта, San-Michele-in-Isola, построена более 500 лет назад — это ещё во времена расцвета Венецианской республики, вернее, незадолго до её заката.

В монастыре располагалась обширная библиотека. А потом времена изменились, на месте монастыря организовали тюрьму.

И до сих пор остров по периметру обнесён кирпичной стеной.

Кладбище Сан-Микеле (Cimitero San-Michele)

Извечная проблема венецианцев — недостаток жизненного пространства. И не только жизненного: в течение долгих веков им даже после смерти приходилось иметь дело с нехваткой территории. Венецианцы хоронили своих умерших родственников где придётся: кого-то около церквей, кого-то прямо в садах и подвалах. По иронии судьбы, для того, чтобы жители города наконец-то получили возможность обретать вечный покой более организованно и экологично, умереть пришлось самой державе — только в XIX веке по распоряжению Наполеона, завоевавшего Венецианскую республику, в городе выделили место под официальное кладбище, запретив все эти спонтанные похороны где придётся. А заодно ещё и увеличили площадь территории под будущие захоронения, засыпав канал и соединив два острова в один.

Помогло это ненадолго, всех проблем всё равно не решили. Сегодня в Венеции продолжают умирать (во всяком случае, умирает больше, чем рождается), а мест для погребения хватает уже не всем. Кому-то это может показаться циничным, кому-то — наоборот, разумным и эффективным бизнес-решением, но голые факты таковы: каждые 10 лет венецианцы эксгумируют останки, чтобы освободить место для новых усопших, если только близкие покойного не решат «продлить» его на новый срок. Родственникам приходится вносить дополнительную оплату только за то, чтобы кости продолжали тихо-мирно тлеть в земле. Это касается обычных людей, чьи надгробия не являются историческими памятниками, и кому не посчастливилось оказаться известной личностью. Для знаменитостей же обычно существуют фонды, которые и оплачивают пребывание их бренных останков на постоянном месте.


Если не знать всех этих неоднозначных фактов или постараться их успешно забыть, то вообще-то при первом знакомстве Сан-Микеле приятно удивляет. И не только при первом. Я заезжал сюда почти каждый раз, когда был в Венеции. Островок всегда вносил свежую струю разнообразия в плотный график прогулок по венецианским лабиринтам. При всей своей сказочности Venezia Serenissima иногда может утомить своими камнями, ступеньками, узкими проходами и толпами. На такой случай всегда существует уютный уголок Сан-Микеле, расположившийся совсем неподалёку от большого шума и туристического безумия. Вырвавшись на простор открытого моря, подышав свежим бризом и ощутив на лице солёные брызги, мы прибываем сюда и попадаем в непривычно зелёный для Венеции квартал. Здесь тихо, здесь легко дышится, даже в разгар светового дня и даже в самые «хитовые» сезоны людей совсем немного. Атмосфера не угнетает, потому что, как ни странно, она на острове совсем не кладбищенская. Гораздо больше местность напоминает пригородный парк.


Итак, прибыли на остановку Cimitero (San-Michele). От причала вапоретто проходим через ворота за стену. За ними будет двор с аккуратными лужайками и выразительным полукруглым зданием.

Пройдя по прямой насквозь через этот двор, попадаем ко входу на само кладбище.

Где искать известные могилы

Найти интересующие нас захоронения не так уж сложно. Достаточно разобраться в структуре кладбища. Есть три главных отдела:

  • католический,
  • православный (Reparto Greco),
  • протестантский (Reparto Evangelico).

Ну что, поищем Бродского? А вот и не угадали… Бродский лежит у протестантов, потому что поэта-атеиста в православное отделение принять не пожелали, да и католикам он был не очень нужен.

На камне кратко обозначены имя, фамилия и годы жизни, а кто это все и так знают, особенно те, для кого надпись выбита кириллицей. С противоположной стороны надгробия начертана надпись на латинском: Letum non omnia finit , что в переводе означает: «Со смертью заканчивается не всё».

Неожиданное месторасположение и противоречивая пословица — это далеко не полный список парадоксов, сопровождающих в последнем пути нашего великого опального стихотворца (который и при жизни-то не был склонен плавать по течению). Хотите ещё — пожалуйста: найти место пристанища Бродского помогает приметная соседняя могила его «собрата по цеху», жившего в Италии американца Эзры Паунда, которого сам поэт терпеть не мог и с которым отнюдь не жаждал лежать по соседству. Об этом Иосиф Александрович даже специально просил при жизни, но, как известно, человек предполагает… Я раньше о Паунде не слышал и узнал об этом авторе только в связи с его посмертным соседством, но когда немного почитал о его жизни, мне эта личность тоже показалась довольно несимпатичной. Да и большинству читающих мой текст он вряд ли понравится: взгляды у Паунда были откровенно фашистские и антисемитские. В 40-е гг. он поддерживал Муссолини, а в послевоенное время угодил в сумасшедший дом. Зато теперь то, что от него осталось, может послужить потомкам хорошим ориентиром.

Что касается ориентиров, для того, чтобы проще было разобраться, где что какая могила находится, можно воспользоваться схемой. Говорят, что эту карту можно взять на месте в администрации кладбища. Честно говоря, сам в администрацию никогда не заходил, поэтому в данном случае — только со слов других туристов. А схема вот:


Чтобы стало ещё понятнее, прилагаю заодно вид на остров с высоты из Google Earth.

Сопоставьте карту и фотографию и довольно быстро разберётесь.

На схеме сразу видно, что от захоронения Бродского до Стравинского с Дягилевым рукой подать. Собственно говоря, когда вы идёте по направлению к православному и протестантскому отделению, на указателе увидите большой список: Ezra Pound , Diaghilev , Stravinsky (именно так, ага… Эзра Паунд нашего поэта всё-таки переплюнул посмертной славой — то ли его творчество всё-таки представляло какую-то ценность, то ли, что более вероятно, имеем здесь эффект славы Герострата в классическом её проявлении; впрочем, ладно уж, оставим венецианцам самим выбирать, чьи имена помещать на таблички, и не будем лишний раз соваться со своим уставом на территорию чужих монастырей и кладбищ).

Если на могилу Бродского поклонники и поклонницы подкладывают, в основном, письма со своими и чужими стихами, то постамент Дягилева усыпан и увешан балетной обувью, которую здесь оставляют балетоманы со всего мира.

А вот Игорь Стравинский лежит не один, а вместе с любимой супругой Верой.


Эти могилы мне менее интересны. Музыку люблю, в том числе и классическую, но не в жанре балета, с творчеством и биографией Стравинского тоже знаком весьма посредственно, увы.

В православной части кладбища можно обнаружить множество других русских имён, пусть и не таких громких. Ничего удивительного.

Из знаменитостей, не связанных с Россией (кроме Эзры Паунда), на территории Сан-Микеле упокоены физик Кристиан Допплер — первооткрыватель одноимённого эффекта, французский футболист Эленио Эррера и многие другие.

Всё-таки эмоции после посещения этого места остаются скорее светлые и позитивные и это несмотря на тот факт, что вокруг столько мертвецов, и несмотря на то, что нам теперь известно о меркантильности венецианских властей, которые даже после смерти не дают людям спать спокойно и без лишних церемоний «выселяют» неплательщиков.

Но есть, пожалуй, одно место на Сан-Микеле, которое навевает по-настоящему печальные мысли. Это детское кладбище (Recinto Bambini) . Оно находится по пути от входа к протестантсткому и православному участкам. Больше всего угнетают цифры на камнях: очень уж короткие отрезки… Здесь есть даже могила девочки, прожившей на свете 3 дня. Во всяком случае, была раньше. Должна остаться, так как десять лет со времени её недолгой жизни ещё не прошло.

Часы работы

Вход на кладбище бесплатный. Открыто оно с раннего утра:

  • в весенне-летний сезон (апрель-сентябрь) — 7:30–18:00;
  • в осенне-зимний сезон (октябрь-март) — 7:30–16:00.

Что ещё посмотреть

В пику традициям, начав за упокой, окончу за здравие. Да, конечно, главное, ради чего многие русские обычно едут на Сан-Микеле — это гробницы великих земляков. Однако на острове и помимо этого много интересных и красивых мест. Рискну даже сказать, что более интересных и более красивых, но это, конечно, на любителя.


Церковь с капеллой

Наиболее заметная из прочих достопримечательностей — уже упоминавшаяся церковь San-Michele-in-Isola и

капелла Emiliani . Капелла выглядит как типичное венецианское здание: она из красного кирпича, как и полагается большинству зданий того времени. Сама же церковь, хотя очень древняя (1469 года), сложена уже из белого камня. Архитектор — Мауро Кодусси.


Как добраться

На карте показан мини-маршрут в обход кладбища:


Признаюсь откровенно, нас с любимой женщиной тянет на этот остров не ради камней, костей и имён, и не ради куполов тоже (в конце концов, соборами и центральная Венеция переполнена). Больше всего нам на Сан-Микеле нравится участок между причалом и кладбищем, полукруглый сквер и внутренний двор при церкви.

Если сразу от остановки вапоретто, войдя в ворота, не топать по направлению к могилам, а свернуть налево от того самого сквера с полукруглым зданием, то можно попасть во внутренний двор при церкви Сан-Микеле. Это красивейший закрытый дворик с колоннами. Он напоминает о чём-то античном, хотя, разумеется, создан не раньше самой церкви.

Когда-то из этого двора можно было выйти через арку прямо в море.

А слева от выхода можно было подкрасться к белокаменной церкви со стороны воды.

В наш последний приезд (Венецианский карнавал-2017), сбежав подальше от столпотворений и суеты площади Сан-Марко, именно эти места на острове Сан-Микеле мы избрали для романтического уединения в своих загадочных масках и костюмах.


Но вот та арка с выходом к морю в карнавальный период оказалась закрыта… К сожалению, не знаю временно это или уже насовсем.

Данте и Вергилий

Ну и есть ещё одна известная достопримечательность, о которой никак нельзя не рассказать, говоря об острове Сан-Микеле, хотя она располагается не на нём. Дело в том, что почти наверняка вам никак не удастся проскочить мимо этой достопримечательности по пути к острову. Находится она… прямо в море. Это памятник Данте и Вергилию .

Здесь можем пофантазировать и представить себе, что ладья плывёт через реку Ахерон, а движутся путешественники прямо по загробным мирам на встречу с душами умерших.

В некотором смысле, так оно и есть, потому что нос ладьи смотрит как раз на остров Сан-Микеле.

Поставил памятник посреди венецианских вод, что интересно, опять-таки наш соотечественник Георгий Франгулян (хоть и родом из ). Как ни крути, а говоря об острове Сан-Микеле, то и дело натыкаешься на российский след.

Почему вам не удастся избежать этого памятника по дороге на Сан-Микеле, расскажу прямо сейчас, то есть в следующем разделе.

Как добраться до острова

Добраться возможно только по воде. Можно воспользоваться водным такси, но это дорого. Оптимальный способ — вапоретто — венецианские пассажирские речные трамвайчики (если вы в Венеции не на один день, то скорее всего у вас уже куплена соответствующая туристическая карта-проездной). Подробнее о вапоретто, маршрутах и билетах можно узнать из .

Сан-Микеле — это остановка Cimitero (так и переводится — «кладбище»). Здесь останавливаются вапоретто № 4.1 и № 4.2. Сесть можно на любой остановке, через которую идут эти два маршрута.

Если вы находитесь где-то в стороне от их траектории движения, то оптимально добираться через большую пересадочную станцию Fondamente Nuove (Fondamente Nove/ «Новая Набережная») там вы точно поймаете № 4.1 или № 4.2. До Fondamente Nuove несложно доплыть другим рейсом. В некоторых центральных районах до набережной даже проще пешком дойти. Например, от моста Риальто или от вокзала по суше получается быстрее, чем по воде.

На Fondamente Nuove пристаней очень много, садиться нужно на причале B , на табло ловим слово Murano — именно это нужное нам направление корабликов, в сторону острова. Отсюда ехать одну остановку.

Инфраструктура

Где на острове перекусить? Если в двух словах: не здесь .

Хотите погулять по острову подольше, запаситесь заранее сухим пайком или плотно поешьте в другом месте. В этой на нашем сайте можно во всех подробностях узнать о разных местах в Венеции, где можно пообедать: от недорогих забегаловок до шикарных ресторанов.

Естественно, жилья на Сан-Микеле тоже нет , поэтому сюда, в любом случае, придётся приплыть на вапоретто. Ну а как иначе-то, за бесконечные воды повсюду мы и любим Венецию. А где в Венеции остановиться на ночлег, прочитайте .

Живя в СССР Бродский мечтал о Венециии.
Когда покинул страну, в течение семнадцати лет приезжал в Венецию. Исключительно зимой.
Написал о Венеции «Набережную Неисцелимых».
После смерти тело поэта перезахоронили в Венеции, на острове-кладбище Сан-Микеле.

Речь пойдет о двух венецианских местах, связанных с Бродским — о «набережной Неисцелимых» и острове Сан-Микеле.


Что за «Набережная Неисцелимых», которой нет на современных картах Венеции?

Обратимся к тексту Бродского:

«От дома мы пошли налево и через две минуты очутились на Fondamenta degli Incurabili.
Ах, вечная власть языковых ассоциаций! Ах, эта баснословная способность слов обещать больше, чем может дать реальность! Ах, вершки и корешки писательского ремесла. Разумеется, «Набережная Неисцелимых» отсылает к чуме, к эпидемиям, век за веком наполовину опустошавшим город с регулярностью производителя переписи. Название это вызывает в памяти безнадежные случаи — не столько по мостовой бредущие, сколько на ней лежащие, буквально испуская дух, в саванах, в ожидании, пока за ними приедут — или, точнее, приплывут. Факелы, жаровни, защищающие от заразных испарений марлевые маски, шелест монашеских ряс и облачений, реяние черных плащей, свечи. Похоронная процессия понемногу превращается в карнавал, или даже в прогулку, когда приходится носить маску, потому что в этом городе все друг друга знают».

(Иосиф Бродский «Набережная Неисцелимых»)

Тем, кто хочет найти прославленную Бродским набережную, на карте нужно искать Fondamenta delle Zattere, Набережную Плотов в квартале Дорсодуро, протяженностью около двух километров, напротив острова Джудекка. Вот эта набережная и была в «чумные» времена набережной Неисцелимых (Fondamenta degli incurabili). Внимательные заметят таблички-подсказки «Zattere agli Incurabili» («Дзаттере, бывшая Неизлечимых»).
В 2009 на набережной появилась памятная доска Иосифу Бродскому.

Остров мертвых, Сан-Микеле стал кладбищем в 1807 году, по приказу Наполеона.
До этого на острове был монастырь, а позже — тюрьма. До появления кладбища венецианцы хоронили умерших в городе: в садах, церквях, подвалах. Венецианские власти в некоторых случаях позволяют хоронить на Сан-Микеле выдающихся людей.

На Сан-Микеле похоронен Игорь Стравинский — русский композитор, дирижер и пианист — он умер в Венеции в 1971 году. Спустя несколько лет рядом со Стравинским похоронили его супругу.

Неподалеку от могилы Стравинского похоронен Сергей Павлович Дягилев — русский театральный и художественный деятель, организатор «Русских сезонов» в Париже, умерший в Венеции в 1929 году.
К памятнику Дягилева прикреплены балетные туфли.

28 января 1996 года в Нью-Йорке умер Иосиф Бродский.
О том, почему поэта решили похоронить на Сан-Микеле, есть несколько версий.
Одни утверждают о его собственном распоряжении на этот счет в завещании.
Другие — о предложении одного из друзей поэта, поддержанном вдовой Бродского Марией Соццани.
Как бы то ни было, но 21 июня 1997 года в Венеции, с разрешения городских властей, на кладбище Сан-Микеле перезахоронили тело Иосифа Бродского.
Место выделили на протестантской части кладбища, как для человека без вероисповедания.
На обратной стороне скромного памятника выбиты слова из элегии Проперция Letum поп omnia finit («Со смертью не все кончается»).

Я пишу эти строки, сидя на белом стуле
под открытым небом, зимой, в одном
пиджаке, поддав, раздвигая скулы
фразами на родном.
Стынет кофе. Плещет лагуна, сотней
мелких бликов тусклый зрачок казня
за стремленье запомнить пейзаж, способный обойтись без меня.

(Иосиф Бродский «Венецианские строфы (2)» 1982)

Как попасть на Сан-Микеле: приплыть на вапоретто 41 или 42.
От Fondamente Nuovo одна остановка до Cimitero.

На кладбище я спросила «где могила Бродского», думала, что просто махнут «туда», а служители любезно меня проводили до места.
Но по указателям тоже можно сориентироваться.

«А по краям дороги мертвые с косами стоят»
Алигьери Данте
«… и тишина»
Бродский Иосиф


Уж коли я повел вас по задворкам, так давайте заглянем и на остров Сан-Микеле. Сперва на этом острове был монастырь, затем тюрьма. В 1807 году Наполеон из санитарных соображений запретил венецианцам закапывать покойников на населенных островах и велел впредь все захоронения производить здесь. С тех пор Сан-Микеле — остров мертвых. На острове находится церковь San Michele in Isola («Сан-Микеле на Острове», а вы что подумали?) — самая старая (1469 года) ренессансная церковь Венеции.

На входе — схема. Если приглядитесь, то увидите, что на чисто католическом венецианском кладбище Recinto (ограда) XIV и Recinto XV предоставлены Греческим ортодоксам и Евангелистам.

Не пугайтесь: никто вас не торопит. Мы так… посмотреть:-)
Вапоретто (лагунный теплоходик типа МОшки), пробежав мимо памятника «Вергилий ведет Данте в царство мертвых» (куда и нам),

подвозит к крохотной желто-белой пристани Cеmetereo.

Мы к ней не поплывем — нам зачем? Айда на кладбище!
Входим на территорию монастыря.

Здесь как-то не по-венециански просторно и малолюдно. И зелено.

Ровными рядами стоят крестики над могилами английских моряков, погибших в I Мировой войне.

Через дорожку — поляна с могилками горожан. Венецианцев на Сан-Микеле хоронят по сей день. Вот они перед вами.

В стенах склепы знатных семей (такие еще остались в городе).

Это самое крутое из попавшихся нам надгробий. Просто склеп какой-то! Giuseppe и Agostino Scarpa. Вы их знаете? А между прочим — знать!

Но нам с вами — в эту дверь. Recinto Greco.

Именно здесь похоронен Сергей Дягилев. Девчонки ему приносят свежие пуанты. Видите, привязаны к памятнику?

А рядом — супруги Стравинские. Других знакомых здесь нет.
Если не считать пафосного памятника царской (Александра II) фаворитки Мусиной-Пушкиной, умершей в возрасте едва ли не 90 лет. Но какая она нам знакомая?…

В греческом (предназначенном для русских) отсеке кладбища чистенько и пустенько. Места еще дофига. Не торопитесь записываться. Пустенько и чистенько.

Чего не скажешь о евангелическом отсеке. Где царит бардак и разорение.

Надгробия будто ломами ломаны. Вот этому Champion»у от кого досталось? Не зенитовские ли фаны покуражились?

Тут и похоронено наше всё — Иосиф Бродский. Почему с евангелистами? А что венецианцам еврейский отсек на Сан-Микеле делать? А может еще и муслимский?!

Им самим места не хватает. По прошествии недолгого времени после захоронения бренные останки выкапывают и складывают в ниши колумбария. А место в земле — для следующих венецианцев.

Гробы с телами которых подвезут не к тем пафосным центральным воротам на первой фотографии, а вот к такой неприметной, но удобной дверке.

Как же я люблю Google Earth. Правда здорово?! Перед вами кладбище Сан-Микеле с церковью San Michele in Isola в углу.

Еще раз.
Вход с пристани — по желтой стрелке. На конце синей стрелочки — могила Дягилева. На конце красной — могила Бродского.

Сегодня мы отправляемся на остров Венеции Сан-Микеле.

Ещё при составлении маршрута мы решили, что побываем здесь обязательно. Я люблю поэзию Иосифа Бродского, Галка из балетной семьи, сама занималась танцами, а сейчас у неё бизнес, связанный с балетом и хореографическими коллективами. Она питает сильное уважение к Сергею Дягилеву. К тому же, Галю заинтересовала информация о том, что на могиле Дягилева всегда лежит балетка. А Галка, как раз занимается изготовлением балетной обуви, и ей было очень интересно, как пошита «балетка Дягилева».

Третья участница нашей поездки – актриса. Она как раз снималась в фильме об Игоре Стравинском. Играла жену композитора. Её не отпустили со съёмок, и она очень просила положить цветы на могилу Игоря Стравинского и его жены Веры Стравинской. *Интересная работа у актёров. Сживаешься с ролью жены, чувствуешь, наверное, себя почти ею… и возлагаешь цветы на могилу…*

Все 3 наших кумира похоронены на кладбище острова Сан-Микеле. Мы купили цветы, чтобы положить их на могилу Бродского, Дягилева и Стравинского, и поехали.

Острова Венеции располагаются близко друг от друга, но мы выехали пораньше, чтобы успеть погулять по острову .

На подъезде к острова Сан-Микеле мы увидели вот такой памятник. Мы смотрели во все глаза, потому что в воде плавала Ладья. В ней — два человека. Один указывает рукой на остров Сан-Микеле.

Данте и Вергилий

Эти фигуры изваял московский скульптор Георгий Франгулян. Два великих поэта Италии – Вергилий и Данте переплывают реку Ахерон. У Данте вода реки вскипает прОклятыми душами. Здесь в спокойных водах залива таких страстей нет, а Сан-Микеле иногда называют «райским местом». Получается, что Вергилий указывает поэту на самое тихое и зелёное местечко Венеции.

Скульптура стоит на понтонной конструкции, качается на воде и, в самом деле плывёт. Это красиво и совсем не страшно. Но должны же существовать какие-то легенды и страшилки. Кладбище под боком, а страшилок нет? Так не бывает!

И, — точно. Оказывается в с завидной периодичностью и не одну сотню лет всплывает история о чёрном гондольере, могила которого перемещается. Одновременно с этим известием идут слухи, что один человек пропал. Наверное, пропавших людей чёрной-чёрной ночью увозит в своей чёрной-чёрной гондоле чёрный-чёрный Гондольер. Вот это страшно… *Интересно на островах Венеции в конце этой жуткой истории принято кричать: «Отдай моё сердце?!

Кладбище Сан-Микеле

Остров Сан-Микеле называют ещё и островом мёртвых. Сан-Микеле — венецианское кладбище. Здесь сохранились церковь Сан-Микеле ин Изобла, колокольня и капелла.

Церковь – раннее произведение архитектуры эпохи возрождения в Венеции. Её архитектор – Мауро Кодусси совершил прорыв – дело в том, что до него в Венеции здания были кирпичные, а его церковь сложена из белого камня. Изящно декорирована и благородна.

Рядом с церковью Сан-Микеле ин Изобла находится капелла Эмилиани. Она украшена куполом, колоннами и скульптурами. Капелла также относится к эпохе ренессанса.

С ними сочетается кирпичная колокольня, которую завершает купол, похожий на купол капеллы.

Церковь, капелла и колокольня

Со стороны залива остров выглядел как крепость, вспомнились слова из сказки А.С. Пушкина про остров Буян, где в чешуе, как жар горя, выходят из морской пены 33 богатыря. Только нам не виделись богатыри. Остров даже издали выглядел тихим и спокойным.

На острове Сан-Микеле располагался монастырь. Когда-то уединённой жизнью здесь жили монахи. При монастыре была огромная библиотека, теософская школа. Кроме теософии, в школе преподавали философию и гуманитарные науки.

На острове стояла церковь Архангела Михаила, которая XIII веке была присоединена к монастырю. Она и дала название острову. Кладбищем остров стал в 1807 году по указу Наполеона. До этого года жители Венеции сжигали и хоронили мертвых в городе; в церквях, частных садах, подвалах дворцов, где только было возможно. *Действительно, проблема*.

Под кладбище было выделено два острова Сан-Микеле и Сан Кристофоро, но со временем канал, разделявший их, был засыпан и два острова стали одним.

В конце XVIII века Наполеон передал остров австрийцам. Они использовали остров в качестве тюрьмы для венецианских патриотов.

Кладбище разделено на зоны: католическую, православную, еврейскую. Есть детское кладбище. Весёлое словечко «Bambino», написанное на табличке возле маленьких могилок, очень расстроило.

Сергей Дягелев и Игорь Стравинский похоронены в православной зоне, а вот Иосиф Бродский, на территории евангелистской, протестантской. На православной части, тело поэта запретила хоронить Русская Православная Церковь. На католической части — католическая церковь.

Могила Бродского

До острова Сан-Микеле добрались быстро. Где находятся могилы, было записано у нас в блокнотике, но, как туда добраться, в какую сторону идти? Заглянули в ближайшую распахнутую дверь, чтобы спросить, и нам сразу выдали схему кладбища с тремя обведёнными фамилиями: Бродский, Стравинский, Дягилев.

Кладбище на Сан-Микеле

Если вам будет нужен план «Городского кладбища Венеции», спросите на острове так: CIMITERO COMUNALE DI VENEZI.

Вошли в один квадрат, зону – не то. Второй, — снова не туда. И вот квадрат, где надпись гласила: «Reparto-Еvangelico» «Участок протестантов»…

Участок протестантов на острове Сан-Микеле

Здесь покоится тело Иосифа Бродского. Искали могилу долго, не знаю, нашли бы, но тут увидели идущего уверенным шагом человека. Он быстро вошел, но остановился в замешательстве. Мы наблюдали. Он, как терминатор, начал ориентировку: повел головой налево — просканировал пространство, потом направо, ещё немного налево и уверенно пошел в определённом направлении. Постоял, повернулся и уверенно вышел.

В поисках могилы Бродского

Мы кинулись туда. Было ясно, что это наш человек и пришел с целью почтить память. Действительно, перед нами была могила Бродского.

Как найти могилу Бродского

Объясняем, как идти:

От ворот кладбища налево. Вдоль «Аллеи детей» — «Recinto Bambini». Ориентир – барельеф – девочка с букетом цветов поднимается по ступенькам в объятия ангела.

В начале аллеи указатель EZRA POUND DIAGHILEV STRAWINSKI.

В конце аллеи ворота с указателями «Reparto Greco» и «Reparto Evangelico».

Зайти в ворота и повернуть налево к указателю «Reparto Evangelico».

Большая заметная могила Эзры Пунда. Рядом (справа) могила Бродского.

Могила Бродского

Мы прочитали — Иосиф Бродский и ниже Joseph Brodsky. С обратной стороны постамента латынь: «Letum non omnia finit» — Со смертью всё не кончается.

Возле надгробия стоял металлический ящичек — вроде почтового, лежали карандаши. Их мы взять не решились: наверное, они нужны поэту. Достали шариковую ручку, и я написала письмо Бродскому. Всё, что хотела сказать, написала и положила в ящичек. И мне стало так легко, будто поговорила, сказала всё, что хотела.

Могила Дягилева

Надгробия С. Дягилева и Стравинских нашли сразу.

Могила Дягилева

Могила Стравинского

Постояли у композитора

Затем прошли по капелле, узнали, как в Венеции принято хоронить своих мёртвых.

Тягостного состояния не было. Было умиротворение. Спокойствие. Тишина в душе.

Пошли к причалу, вернее, к парковке. Впереди другие острова Венеции.

Друзья, теперь мы есть в Телеграм: наш канал про Европу , наш канал про Азию . Добро пожаловать)

Как добраться до острова Сан-Микеле

Добраться до него можно на речном трамвайчике – вапоретто. Нам нужны №4.1 и №4.2 (Смотрите статью . Схема вапоретто). Сан-Микеле находится в том же направлении, что и остров Мурано.

От парковки Fondamente Nuovo на пьяццале Рома – это 1 остановка до Cimitero (это и есть остров Сан-Микеле). Если захотите в этот же день посетить остров Мурано, то на остановке Cimitero снова сядьте на вапоретто и продолжить путешествие до острова Мурано. (Одна остановка).

На вапоретто №4. 1 и №4.2 можно сесть не только на парковке Fondamente Nuovo, просто от этого места удобнее объяснить, как доехать до острова ВенецииСан-Микеле. Вы можете сесть на любой остановке, где проходят эти маршруты.

Расписание работы кладбища на острове Сан-Микеле:

  • С апреля по сентябрь: 7:30 – 18:00
  • С октября по март: 7:30 – 16:00

Карта Сан-Микеле

Это трёхмерная карта островов Венеции. Можете погулять по острову, посмотреть, как он устроен.

Где остановиться в Венеции

На Сан-Микеле жилья естественно нет — это кладбище. Подбирать отели нужно в самой Венеции.

Сейчас много вариантов жилья в Венеции появилось на сервисе AirBnb . Как пользоваться этим сервисом у нас написано . Если вы не найдете свободный номер в отеле, то ищите жилье через этот сайт бронирования.

Весь XX век из России по разным причинам уезжали ученые, писатели, поэты, художники и простые люди. В результате, в мире, и особенно в Европе, образовались «русские островки», со своим шармом, культурой, укладом жизни и, конечно же, кладбищами. Продолжая знакомить читателей с местами захоронения наших соотечественников, журнал EUROMAG отправился в Венецию на кладбище Сан-Микеле.

Фото: «И я поклялся, что если смогу выбраться… то первым делом поеду в Венецию».

Эмиграция из России в XX веке, к сожалению, приобрела, характер обычного явления. Дошло до того, что русские составили вторую по численности диаспору в мире. Само с собой, среди этих миллионов были и выдающиеся люди с мировыми именами, многие из которых вынуждены были покинуть свою страну.

Франция и Италия за XX век стали, пожалуй, самыми «русскими» странами Западной Европы. Еще с XIX века наши поэты, писатели, художники, мыслители и ученые любили на некоторое время, а некоторые и навсегда, ехали в Париж, на Лазурный Берег, к виноградникам Тосканы или теплым пескам Капри. И конечно же, Венеция.

Город на воде всегда привлекал великих людей своей уникальностью и величием, но лишь немногие удостоились чести остаться с ним навсегда. Остров-кладбище Сан-Микеле стал последним домом для многих великих людей, включая и наших соотечественников.

Покрытый кипарисами остров не всегда являлся последней остановкой для венецианцев. Долгое время в крепости на острове находился монастырь, затем тюрьма, но по распоряжению Наполеона I остров был в 1807 преобразован в исключительное место для захоронения венецианцев.

Кладбище Сан-Микеле разделено на зоны: католическое, православное, еврейское. Остров обнесен красной кирпичной стеной, поверх которой — другая стена, из кипарисов, и белый купол церкви пятнадцатого века Сан-Микеле-ин-Изола. Это, пожалуй, один из самых зеленых островов Венецианской лагуны. И самый тихий.

Так как это единственное кладбище в Венеции, городские власти приняли решение позволить хоронить на нем выдающихся людей, жизнь которых была связана с городом.

Этот список «выдающихся» не так велик, хотя и само кладбище назвать большим нельзя. Однако почетное место в одном ряду с Кристианом Допплером, Франко Базальей и Луи-Леопольдом Робером заняли и наши соотечественники.

Безусловно, одним из самых известных в мире русских, похороненных на кладбище Сан-Микеле, является Игорь Федорович Стравинский . Выдающийся композитор, дирижер и пианист был одним из отцов музыкального модернизма и крупнейшим представителем музыкальной культуры XX века.

Его страны не стало, когда ему было 46 лет. Спустя 17 лет он стал гражданином Франции, а в 1945 года — США. Но весь мир знал его именно как русского композитора.

С 1922 года он жил в Париже. Похоронив в 1939 году мать на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа (о котором EUROMAG писал ранее). На протяжении десятилетий Стравинский активно гастролировал как дирижёр в Европе и США, не раз заезжая в Венецию.

Стоит отметить, что Игорь Стравинский никогда длительное время не жил в Венеции, однако после его смерти в Нью-Йорке власти «города на воде» согласились выделить место для захоронения великого музыканта. Позже рядом с ним была похоронена и жена.

Семья Стравинских оказалась похоронена в так называемой «русской» части кладбища, рядом с могилой еще одного нашего известного земляка Сергея Павловича Дягилева .

Один из основоположников группы «Мир Искусства» и организатор «Русских сезонов» в Париже, Сергей Дягилев должен был стать юристом, однако после окончания университета, занялся искусством.

Уже спустя несколько лет он начал организовывать выставки, на которых знакомил русскую публику с совершенно неизвестными тогда в России мастерами и современными тенденциями в изобразительном искусстве.

Однако для Европы Дягилев в первую очередь известен как отец «Русских сезонов». Именно он провел «Исторические русские концерты», в которых участвовали Н. А. Римский-Корсаков, С. В. Рахманинов, А. К. Глазунов, Ф. И. Шаляпин и другие известные русские музыканты и исполнители. С деятельностью Дягилева связывают начала «русской эпохи» в Европе.

В 1908 году состоялись сезоны русской оперы. Несмотря на успех, сезон принёс Дягилеву убытки, поэтому на следующий год он, зная вкусы публики, решил везти в Париж и балет, хотя относился к нему пренебрежительно.

В 1911 году Дягилев организовал балетную труппу «Русский балет Дягилева». Труппа начала выступления в 1913 году и просуществовала до 1929 года, то есть до смерти её организатора.

Умер Дягилев от сахарного диабета, который диагностировали еще в 1921 году. По воспоминаниям современников, он почти не соблюдал предписанную диету, так как все время был занят.

На мраморном надгробном памятнике выбито имя Дягилева по-русски и по-французски (Serge de Diaghilew) и эпитафия: «Венеция — постоянная вдохновительница наших успокоений» — фраза, написанная им незадолго до смерти в дарственной надписи Сержу Лифарю. На постаменте рядом с фотографией импресарио почти всегда лежат балетные туфли (чтобы их не унесло ветром, их набивают песком).

Как и Стравинский, Дягилев почти не жил в Венеции, однако именно этот город он считал неисчерпаемым источником вдохновения для всего мира искусства.

Венеция стала приютом не только для российских, но и для советских эмигрантов. Один из крупнейших русских поэтов XX века Иосиф Бродский также нашел последнее пристанище в Италии.

У поэта, рожденного и выросшего за «железным занавесом», была мечта — увидеть Венецию. Он называл ее идеей фикс, она была навеяна романами Анри де Ренье.

4 июня 1972 года лишенный советского гражданства Бродский вылетел из Ленинграда в Вену. Он преподавал историю русской литературы, русскую и мировую поэзию, теорию стиха, выступал с лекциями и чтением стихов на международных литературных фестивалях и форумах, в библиотеках и университетах США, в Канаде, Англии, Ирландии, Франции, Швеции, Италии. Получил американское гражданство.

28 января 1996 года поэт умер и был похоронен в США. Предложение о перезахоронении его в России было отвергнуто, однако 21 июня 1997 года могилу поэта все же была перенесена. Последнее пристанище один из выдающихся русских поэтов нашел на кладбище Сан-Микеле в Венеции.

Первоначально тело поэта планировали похоронить на русской половине кладбища между могилами Стравинского и Дягилева, но это оказалось невозможным, поскольку Бродский не был православным. Также отказало в погребении и католическое духовенство. В результате решили похоронить тело в протестантской части кладбища.

На Сан-Микеле похоронен также и Петр Вайль — российский и американский журналист, писатель и радиоведущий, как и Бродский, в 1970-х годах эмигрировавший из Советского Союза.

Интересно, что он был составителем нескольких сборников произведений Иосифа Бродского.

«И я поклялся, что если смогу выбраться из родной империи,… то первым делом поеду в Венецию, сниму комнату на первом этaже кaкого-нибудь пaлaццо, чтобы волны от проходящих лодок плескaли в окно, нaпишу пaру элегий, тушa сигaреты о сырой кaменный пол, буду кaшлять и пить, а нa исходе денег вместо билетa нa поезд куплю мaленький брaунинг и не сходя с местa вышибу себе мозги, не сумев умереть в Венеции от естественных причин». (Иосиф Бродский «Набережная неисцелимых»).

Сан микеле остров кладбище в венеции. Русские кладбища: Венеция, Сан-Микеле

Не все острова Венецианской лагуны уютны и ласковы. Доказательством тому является мрачноватый остров-кладбище Сан-Микеле. И мрачноватым его делает отнюдь не внешний вид — с ним всё хорошо, здесь повсюду стройными рядами стоят кипарисы, по периметру остров окружает красивая стена, а внутри этих стен можно найти весьма живописные уголки и старинные церквушки.

Чем знаменит остров:

Ещё в конце XV века на территории острова был основан монастырь, о чем в наши дни напоминает храм Сан-Микеле ин Изола, строительство которого было завершено в 1469 году. С середины XVII века в крепости на острове была перенесена венецианская тюрьма. И лишь в начале XIX века, а именно в 1807 году, приказом императора Наполеона I остров Святого Михаила Архангела был полностью отдан под нужды кладбища.

Наполеон распорядился о том, чтобы на острове хоронили жителей Венеции, но со временем появилась традиция (если это можно так назвать) хоронить здесь выдающихся деятелей искусства и просто известных личностей. Вы можете найти могилы многих наших соотечественников: поэта и драматурга Иосифа Бродского, композитора и дирижёра Игоря Стравинского, его супруги Веры и театрального деятеля Сергея Дягилева. Довольно любопытен тот факт, что именно Дягилев познакомил Стравинского со своей будущей женой! Как видно, их дружба стала вечной.

4.
Могилы Иосифа Бродского и Сергея Дягилева на острове Сан-Микеле

Может не каждому «Остров мертвых» покажется интересной туристической достопримечательность, но эмоций его посещение приносит много. Это может быть и грусть, и ностальгия, и погружение в себя. Ведь не только позитивные эмоции остаются надолго в памяти, скорее даже наоборот. Да и просто есть нечто чарующее и завораживающее на этом старинном острове, нечто, заставляющее окунуться о прошлое, прочувствовать настоящее и задуматься о будущем.

Информация для путешественников:

Кладбище Сан-Микеле разбито на три секции: католическую, православную и протестантскую. Могила Бродского, которую чаще всего ищут туристы из России, находится на территории последней секции. Даже не владея итальянским языком, можете спросить у кого-то из местных: «Бродский?»…

Венеция у меня всегда связана в мыслях с Бродским, который ее так любил.
Когда в 2007 году я первый раз собиралась в Венецию, в планах у меня стояло обязательное посещение кладбища Сан-Микеле и могилы Бродского.
Люблю я бродить по кладбищам в тишине, рассматривая памятники и надписи. На меня это действует умиротворяюще.
Кладбище в Венеции одно, и оно занимает весь маленький остров Сан-Микеле. На «Острове мертвых» похоронены не только веницианцы, но и выдающиеся люди со всего мира, в том числе и наши.

Кладбищем остров стал в 1807 году по указу Наполеона. До этого года жители Венеции сжигали и хоронили мертвых в городе; в церквях, частных садах, подвалах дворцов, где только было возможно.

Наши Сергей Дягелев и Игорь Стравинский похоронены в православной зоне, а вот Иосиф Бродский, на территории евангелистской, протестантской. На православной части, тело поэта запретила хоронить Русская Православная Церковь.

Вот как описывает историю друг Бродского Илья Кутик, присутствующий на похоронах:

Первоначальный план предполагал его погребение на русской половине кладбища между могилами Стравинского и Дягилева. Оказалось, это невозможно, поскольку необходимо разрешение Русской православной церкви в Венеции, а она его не дает, потому что Бродский не был православным. Гроб стоит, люди ждут. Начались метания, часа два шли переговоры. В результате принимается решение похоронить его на евангелистской стороне кладбища. Там нет свободных мест, в то время как на русской — никаких проблем. Тем не менее, место нашли — в ногах у Эзры. (Замечу, что Паунда как человека и антисемита Бродский не выносил, как поэта очень ценил…) Начали копать — прут черепа да кости, хоронить невозможно. В конце концов, бедного Иосифа Александровича в новом гробу отнесли к стене, за которой воют электропилы и прочая техника, положив ему бутылку его любимого виски и пачку любимых сигарет, захоронили практически на поверхности, едва присыпав землей…

И еще одно обстоятельство, о котором писали только в Италии. Президент России Ельцин отправил на похороны Бродского шесть кубометров желтых роз. Михаил Барышников с компанией перенес все эти розы на могилу Эзры Паунда. Ни одного цветка от российской власти на могиле Бродского не было, что, собственно, отвечает его воле».>

Перед поездкой я изучиларасположение могилы Бродского. Вроде бы все было понятно. Указателя к могиле на тот момент не существовало, но я знала, что на главной аллее есть официальный указатель, на котором фломастером написано Brodsky и стрелка. Потом я узнала, что саму надпись фломастером впервые сделалПетр Вайль, а потом надпись все время подновляли приходящие к его могиле (я постеснялась это сделать).

Приехав на вапоретто на остров, я погуляла по кладбищу, и направилась искать могилу Бродского, но все оказалось не так просто как в рассказах путешественников.

Старая итальянка, вся в черном, пришедшая с букетом цветов, наверное, к родственникам, видя как я пытаюсь разыскать могилу, на мой вопрос по Бродского, спросила кто я по национальности и, поняв, что я русская чуть ли не силой заставляла идти меня к могиле Стравинского, считая, что русская туристка должна идти только туда, мне пришлось, чтобы не обидеть ее сходить сначала к Стравинскому и Дягилеву, а потом после ее ухода дойти наконец-то к Бродскому. Стравинский более популярен, чем нобелевский поэт. На могилу Дягилева приносят пуанты начинающие и стареющие балерины. Выглядят пуанты как- то жалко.


Возле надгробия Бродского есть металлический ящичек, похожий на почтовый, я не поэт, поэтому писать Бродскому ничего не стала, положила только припасенный заранее камешек. Говорят многие поэты приезжают сюда за благословением великого собрата, оставляют ручки и записки.

На обратной стороне надгробия Бродского есть надпись по латыни Letum non omnia finit — со смертью все не кончается, в отношении Бродского это абсолютная правда.

Остров мертвыхнеотделим в моем восприятии от Венеции. И приехав в Венецию второй раз в 2011 году, я повезла туда своих сестер и племянницу. К этому времени на официальном указателе уже было имя Бродского.


Поразила разрушенная многовековыми деревьями чья-то могила

На выходе с кладбища нас остановила траурная процессия с шикарным черным лакированным гробом и безутешной коллоритной итальянской родней.
В первый свой приезд я так и не добралась до другого места в Венеции, которое неотделимо от Бродского — «набережной неисцелимых», воспетов им в своем знаменитом эссе. И во второй приезд поклялсь, что обязательно дойду до нее. Вечером второго дня, оставив измотанную за день племянницу с ее мамой смотреть в отеле мультики,

мы со второй моей сестрой и нашей свояченицей поехали сначала к церкви — Санта Мария делла Салюте.

Название набережной дал госпиталь и прилегающие к нему кварталы, в которых средневековой город содержал безнадежных больных, зараженных то ли чумой, то ли сифилисом. И когда эпидемия закончилась, выжившие жители Венеции соорудили в память об избавлении потрясающую церковь — Санта Мария делла Салюте, а набережной дали имя Fondamenta degli Incurabili, сейчас ее уже не существует на картах и если бы не Бродский, никто не помнил бы ее так.

Уже в темноте мы пошли от церкви искать набережную. Шли мы долго, людей ночью в этом районе почти не было. Освещение было маловато, и мы боялись пропуститьискомое место. Кроме нас по набережной шла молодая пара, по моему американцев. С ними было как-то веселее. И вдруг они громко залопотали «Бродски, Бродски», мы поняли что дошли до нужного места.


Потом они остановились около памятной доски и продолжали что-то восторженно говорить про Бродского


Так мы провели экскурсию с молодой американской парой.

Живя в СССР Бродский мечтал о Венециии.
Когда покинул страну, в течение семнадцати лет приезжал в Венецию. Исключительно зимой.
Написал о Венеции «Набережную Неисцелимых».
После смерти тело поэта перезахоронили в Венеции, на острове-кладбище Сан-Микеле.

Речь пойдет о двух венецианских местах, связанных с Бродским — о «набережной Неисцелимых» и острове Сан-Микеле.


Что за «Набережная Неисцелимых», которой нет на современных картах Венеции?

Обратимся к тексту Бродского:

«От дома мы пошли налево и через две минуты очутились на Fondamenta degli Incurabili.
Ах, вечная власть языковых ассоциаций! Ах, эта баснословная способность слов обещать больше, чем может дать реальность! Ах, вершки и корешки писательского ремесла. Разумеется, «Набережная Неисцелимых» отсылает к чуме, к эпидемиям, век за веком наполовину опустошавшим город с регулярностью производителя переписи. Название это вызывает в памяти безнадежные случаи — не столько по мостовой бредущие, сколько на ней лежащие, буквально испуская дух, в саванах, в ожидании, пока за ними приедут — или, точнее, приплывут. Факелы, жаровни, защищающие от заразных испарений марлевые маски, шелест монашеских ряс и облачений, реяние черных плащей, свечи. Похоронная процессия понемногу превращается в карнавал, или даже в прогулку, когда приходится носить маску, потому что в этом городе все друг друга знают».

(Иосиф Бродский «Набережная Неисцелимых»)

Тем, кто хочет найти прославленную Бродским набережную, на карте нужно искать Fondamenta delle Zattere, Набережную Плотов в квартале Дорсодуро, протяженностью около двух километров, напротив острова Джудекка. Вот эта набережная и была в «чумные» времена набережной Неисцелимых (Fondamenta degli incurabili). Внимательные заметят таблички-подсказки «Zattere agli Incurabili» («Дзаттере, бывшая Неизлечимых»).
В 2009 на набережной появилась памятная доска Иосифу Бродскому.

Остров мертвых, Сан-Микеле стал кладбищем в 1807 году, по приказу Наполеона.
До этого на острове был монастырь, а позже — тюрьма. До появления кладбища венецианцы хоронили умерших в городе: в садах, церквях, подвалах. Венецианские власти в некоторых случаях позволяют хоронить на Сан-Микеле выдающихся людей.

На Сан-Микеле похоронен Игорь Стравинский — русский композитор, дирижер и пианист — он умер в Венеции в 1971 году. Спустя несколько лет рядом со Стравинским похоронили его супругу.

Неподалеку от могилы Стравинского похоронен Сергей Павлович Дягилев — русский театральный и художественный деятель, организатор «Русских сезонов» в Париже, умерший в Венеции в 1929 году.
К памятнику Дягилева прикреплены балетные туфли.

28 января 1996 года в Нью-Йорке умер Иосиф Бродский.
О том, почему поэта решили похоронить на Сан-Микеле, есть несколько версий.
Одни утверждают о его собственном распоряжении на этот счет в завещании.
Другие — о предложении одного из друзей поэта, поддержанном вдовой Бродского Марией Соццани.
Как бы то ни было, но 21 июня 1997 года в Венеции, с разрешения городских властей, на кладбище Сан-Микеле перезахоронили тело Иосифа Бродского.
Место выделили на протестантской части кладбища, как для человека без вероисповедания.
На обратной стороне скромного памятника выбиты слова из элегии Проперция Letum поп omnia finit («Со смертью не все кончается»).

Я пишу эти строки, сидя на белом стуле
под открытым небом, зимой, в одном
пиджаке, поддав, раздвигая скулы
фразами на родном.
Стынет кофе. Плещет лагуна, сотней
мелких бликов тусклый зрачок казня
за стремленье запомнить пейзаж, способный обойтись без меня.

(Иосиф Бродский «Венецианские строфы (2)» 1982)

Как попасть на Сан-Микеле: приплыть на вапоретто 41 или 42.
От Fondamente Nuovo одна остановка до Cimitero.

На кладбище я спросила «где могила Бродского», думала, что просто махнут «туда», а служители любезно меня проводили до места.
Но по указателям тоже можно сориентироваться.

Сан-Микеле ин Изола

Остров Сан-Микеле получил свое название благодаря церкви имени Святого Михаила Архангела, расположенной на нем. Еще в X веке на ее месте находилась гавань, куда причаливали лодки местных жителей. Храм был построен по проекту итальянского архитектора Мауро Кодуччи, прославившегося благодаря часовой башне Святого Марка на одноименной площади в Венеции. Сан-Микеле ин Изола считается одной из первых венецианских церквей эпохи Возрождения.

По приказу Наполеона Сан-Микеле отвели под кладбище для местных

Джон Эндрю, известный критик, в книге «Венецианская архитектура раннего Ренессанса» писал, что новое решение, найденное Кодуччи, станет примером для последующих построек. Так и получилось — многие церкви в Венеции были построены по образцу Сан-Микеле. Раньше храмы в городе строились исключительно из кирпича, Кодуччи же возвел свою церковь из белого камня.

Монастырь и тюрьма

На острове Сан-Микеле раньше располагался монастырь

В 1212-м на острове был построен монастырь, в котором годами собиралась огромная по тем временам библиотека — более 200 тысяч томов и рукописей. На некоторое время монастырь превратили в политическую тюрьму, где держали важных преступников. Среди них были, например, революционеры Сильвио Пеллико и Пьетро Марончелли. Их посадили в венецианские темницы, которые назывались «priombi» из-за свинцовых крыш. Пеллико приговорили к смертной казни, но затем заменили ее на 15 лет заключения в тюрьме Шпильберг.

Место упокоения

В 1807 году Наполеон приказал отдать остров Сан-Микеле и близлежащий Сан Кристофоро под кладбище для местных жителей. До этого хоронить венецианцев было решительно негде — мертвых то сжигали, то хоронили в подвалах церквей и даже дворцов. Вскоре канал между двумя островами засыпали и объединили их в один. С начала XIX века всех горожан стали хоронить на Сан-Микеле.


Само кладбище разделено на три части — католическую, православную и еврейскую. Отдельно находится так называемая «Аллея детей», где захоронены самые маленькие жители города. На кладбище лежат и знаменитые люди из разных стран. Здесь можно найти могилы известного математика и физика Кристиана Доплера и английского поэта Фредерика Рольфа, словенского живописца Зорана Музича и итальянского композитора Луиджи Ноно.

На Сан-Микеле похоронены Бродский, Дягилев и Стравинские

Один из самых знаменитых «жителей» острова мертвых — Иосиф Бродский. С обратной стороны памятника поэту выгравирована надпись на латыни «Letum non omnia finit» — «Со смертью все не кончается». Неподалеку расположена могилы Эзры Паунд, американского переводчика, работавшего с Бродским. На Сан-Микеле лежит также Петр Вайль, журналист и писатель, друг поэта.


На этом же кладбище нашла последнее пристанище чета Стравинских. Игорь и Вера Стравинские лежат рядом, а рядом с ними — Сергей Дягилев. Интересно, что именно знаменитый организатор «Русских сезонов» в Париже познакомил композитора с его будущей женой. К могиле Дягилева танцоры со всего мира привозят балетные туфельки в знак благодарности.

На острове Сан-Микеле турист — не частый гость, хотя остров расположен в пределах видимости — от Венеции его отделяет не более полукилометра. В древности здесь был монастырь архангела Михаила, а в 1807 году появилось Cimitero — засаженное кипарисами городское кладбище, которое в 1870-х годах обнесли красной кирпичной стеной. Теперь это самый известный в мире «остров мёртвых». Русским он интересен потому, что именно здесь покоится прах нескольких людей, наших соотечественников, чьи имена дороги русской и мировой культуре.

Войдя внутрь через портал, на котором св. Михаил побеждает дракона, оказываешься поначалу на заднем дворе монастыря.

Кладбище Сан-Микеле разделено на зоны: католическое, православное, протестантское, еврейское.

Вход в первую зону

Местная кладбищенская культура, конечно, сильно отличается от нашей. Бросается в глаза ухоженность, яркость, даже какая-то кричащая цветастость. На большинстве надгробных фотографий люди улыбаются.

Надгробные памятники, как правило, хороши, вот образцы.

Очень много фамильных склепов, вроде этих

Отдельный участок выделен для солдат и офицеров, погибших в Первой мировой войне.

Вот общий памятник

Это — памятник экипажу погибшей подлодки

Утром 7 августа 1917 года в 7 милях от острова Бриони, у морской базы Пола, во время маневров, подводная лодка „F-14″ была в погруженном состоянии протаранена миноносцем „Миссори». Лодка затонула на глубине 40 метров. Через 34 часа ее подняли, но 27 человек экипажа лодки погибли за 3 часа до подъема, задохнувшись хлористым газом.

Какой-то местный ас

Вход на православное кладбище (Reparto Greco-Ortodosso)

Ухоженности и шика здесь ощутимо меньше.

Зато именно оно является местом международного паломничества — из-за двух могил, расположенных у задней стены.

Слева — дягилевская. По словам итальянского композитора Казеллы, в последние годы своей жизни Дягилев «жил в кредит, не имея возможности оплатить гостиницу» в Венеции, и 19 августа 1929 года «умер один, в гостиничном номере, бедный, каким был всегда». Похороны великого импресарио оплатила Коко Шанель — хороший друг Дягилева, при жизни маэстро дававшая деньги на многие его постановки.

Могила украшена надписью: «Венеция, постоянная вдохновительница наших успокоений» (предсмертные слова Дягилева), тут же лежат балетные пуанты.

Справа от нее покоится прах Игоря Стравинского и его жены Веры.

Кто-то принес маэстро каштанчик.

От православного кладбища направляемся к протестантскому (Reparto Evangelico),

ибо именно здесь следует искать могилу Иосифа Бродского.
Вот она, между двух кипарисов.

Вначале Иосифа Бродского хотели похоронить на православном кладбище, между Дягилевым и Стравинским. Но Русская православная церковь в Венеции не дала согласия, так как не было предоставлено никаких доказательств, что поэт был православным. Католическое духовенство проявило не меньшую строгость.

Вообще-то большие поэты обычно не ошибаются, говоря о своей судьбе. Бродский ошибся.
Молодым написал:

Ни страны, ни погоста
Не хочу выбирать.
На Васильевский остров
Я приду умирать.

Однако в Россию, в Петербург так и не вернулся. Говорят, у него было глубокое убеждение, что нельзя возвращаться назад. Одним из его последних аргументов было: «Лучшая часть меня уже там — мои стихи». Не знаю, на мой слух, звучит не очень убедительно.
Как бы то ни было, теперь он навеки соседствует с могилой Эзры Паунда — изгоя западной цивилизации, заклеймленного за сотрудничество с фашизмом, чьей казни требовали Артур Миллер, Лион Фейхтвангер и другие левые интеллектуалы.

Такой вот чёрный юморок, который на кладбище вряд ли уместен.

Остров-кладбище Сан-Микеле в Венеции

Не все острова Венецианской лагуны уютны и ласковы. Доказательством тому является мрачноватый остров-кладбище Сан-Микеле. И мрачноватым его делает отнюдь не внешний вид — с ним всё хорошо, здесь повсюду стройными рядами стоят кипарисы, по периметру остров окружает красивая стена, а внутри этих стен можно найти весьма живописные уголки и старинные церквушки.

Чем знаменит остров:

Ещё в конце XV века на территории острова был основан монастырь, о чем в наши дни напоминает храм Сан-Микеле ин Изола, строительство которого было завершено в 1469 году. С середины XVII века в крепости на острове была перенесена венецианская тюрьма. И лишь в начале XIX века, а именно в 1807 году, приказом императора Наполеона I остров Святого Михаила Архангела был полностью отдан под нужды кладбища.

2.

 

3.

 

Наполеон распорядился о том, чтобы на острове хоронили жителей Венеции, но со временем появилась традиция (если это можно так назвать) хоронить здесь выдающихся деятелей искусства и просто известных личностей. Вы можете найти могилы многих наших соотечественников: поэта и драматурга Иосифа Бродского, композитора и дирижёра Игоря Стравинского, его супруги Веры и театрального деятеля Сергея Дягилева. Довольно любопытен тот факт, что именно Дягилев познакомил Стравинского со своей будущей женой! Как видно, их дружба стала вечной.

4.
Могилы Иосифа Бродского и Сергея Дягилева на острове Сан-Микеле

 

Может не каждому «Остров мертвых» покажется интересной туристической достопримечательность, но эмоций его посещение приносит много. Это может быть и грусть, и ностальгия, и погружение в себя. Ведь не только позитивные эмоции остаются надолго в памяти, скорее даже наоборот. Да и просто есть нечто чарующее и завораживающее на этом старинном острове, нечто, заставляющее окунуться о прошлое, прочувствовать настоящее и задуматься о будущем.

Информация для путешественников:

Кладбище Сан-Микеле разбито на три секции: католическую, православную и протестантскую. Могила Бродского, которую чаще всего ищут туристы из России, находится на территории последней секции. Даже не владея итальянским языком, можете спросить у кого-то из местных: «Бродский?»…

Как добраться:

Адрес: Венеция, Fondamenta Serenella, 1, 30141. GPS-координаты: 45.446944,12.347222.

Доплыть до острова вы можете на вапоретто №№ 41, 42, 61, 62, 71 и 72.

Остров на карте:

 

Фото: funeralportal.ru

 
Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями в социальных сетях:

Остров Сан-Микеле. — Синдзидайся — LiveJournal


На полпути между Мурано и Новой Набережной Венеции находится мрачный (ну, кому как) остров Сан-Микеле, который с давних пор является кладбищем Венеции. Можно даже сказать, что являлся, так как уже давно венецианских жителей хоронят на материке в Местре, а Сан-Микеле из-за ограниченности земли закрыт и используется как музей. больше того, у венецианских властей есть идея вообще очистить его от могил и как-то использовать, но пока вытеснение покойников идет с большим трудом. Особенно сложно убрать оттуда всевозможные почетные захоронения, но рано или поздно сделают и это.

1. Сан-Микеле хорошо видно с набережной Мурано, обращенной в сторону Венеции. Легко догадаться, что на вапоретто путь до Сан-Микеле занимает минут пять. Впрочем, вечером с закрытием кладбища вапоретто проходят его без остановки, если видят, что на пристани никого не осталось.

2. Издалека можно видеть мраморные надгробия знатных венецианцев. Их осталось уже не так много, но с некоторыми придется повозиться. Тут, например, похоронены известные русские эмигранты, композитор Игорь Стравинский и поэт Иосиф Бродский, и куда их девать оттуда, совершенно непонятно.

3. Кроме того, в склепах полно гробов с останками умерших в прошлом веке, у кого нет ни родных, ни потомков, и пока их не трогают. Так что спешите посетить это интересное кладбище, если будет такая возможность.

4. Церковь Сан-Микеле так и называется Сан-Микеле-ин-Исола построена в 1469 году и находится прямо у пристани. Ее фасад отделан белым камнем.

5. Отсюда хорошо видно, что до самой Венеции тоже плыть совсем недолго, ее набережная виднеется справа. Без остановки в Сан-Микеле вапоретто с Мурано идет до Венеции 10, с остановкой — 15 минут. Поэтому неудивительно, что основная толпа народа на Мурано и Бурано отплывает от Новой набережной, а не от остановки Сан-Заккария у Сан-Марко.

6. Некоторые склепы монументальны и составят конкуренцию церкви Сан-Микеле.

7. Набережная Мурано напротив Сан-Микеле совершенно обыденна и ничем не примечательна, вся красота Мурано находится внутри города.

8. По другую сторону от Сан-Микеле открывается типичный вид на лагуну с низменными и едва возвышающимися на водой незаселенными островами. Точно такими же были и Бурано, и Мурано, и сама Венеция, и только неимоверный и упорный человеческий труд превратил их в настоящее чудо цивилизации.

9. А вот и вид на Венецию. кажется, что отсюда до нее рукой подать. Ночью огни Венеции на Мурано и наоборот, те огни Мурано, что мы видим с Венецианского берега, освещают море так ярко, что можно рассмотреть и дома.

10. А днем в бинокль можно увидеть Венецию издалека такой, какую ее не увидишь вблизи.

Италия. Венеция. Остров Сан Микеле.

Сан Микеле — остров-кладбище, обнесенный кирпичной стеной с воротами, однако он отнюдь не производит тягостного впечатления, даже зимой. Многие склепы и надгробия являются настоящими архитектурными шедеврами, кроме того, на острове достаточное количество захоронений известных культурных и общественных деятелей (прежде всего, конечно, итальянских, но есть и очень известные иностранцы, всего примечательных памятников около семидесяти), поэтому туда определенно стоит съездить (от набережной Fondamento Nuove и обратно ходит вапоретто). Когда там побывала я, был солнечный жаркий февральский день.
Сан Микеле с XIII века был монастырским комплексом, однако Наполеон после завоевания им Венеции приказал хоронить мертвых не на «материке», а здесь, на отдельном острове (собственно, островов было даже два, их соединили искусственно, засыпав канал между ними). Здесь он также держал политических заключенных. Основное архитектурное оформление кладбище получило в начале XIX века.
Кладбище поделено на несколько основных частей, каждая из которых, в свою очередь, тоже делится на несколько разделов. Больше всего места, конечно, у католиков (у «евангелистов», «греков» и евреев небольшие площадки). Некоторые части огорожены, некоторые нет, для ориентирования у входа установлена схема и везде таблички.



Canon EOS 5D Mark II, Canon EF 24-105 f/4L IS USM,
Canon EF 70-200 f 4L IS USM, телеконвертер Canon Extender EF 1.4x II.

Есть старинная часть, с полноценными могилами и даже семейными склепами,

есть современная, где много таких вот каменных «комодов» для кремированных тел,
некоторые из них еще не заполнены.

Задачи охватить все кладбище у меня не было, оно большое,
меня интересовали прежде всего могилы русских — Бродского, Дягилева и Стравинского.
(То, что на Сан Микеле похоронили также Петра Вайля, я узнала только потом, очень жаль).
Сначала я направилась к Бродскому.
Его могила находится в протестантской части, потому что только протестанты согласились
на компромисс и приютили великого русского поэта-атеиста.

Цветы на могиле Иосифа Александровича в изобилии, причем есть свежие букеты.
Передо мной могилу посещала молодая русская семья с ребенком, я слышала, как родители
рассказывали маленькой дочке, кто такой Бродский. После меня сюда еще кто-то шел…

У стелы с именем поэта установлен ящик, куда можно бросить записку.
Я его открыла — на дне была пара бумажек, читать я их, конечно, не стала,
это тайна должна оставаться строго между поэтом и его поклонниками.

Некоторые почитатели поэзии Бродского, впрочем, не столь стеснительны,
и оставляют записки, обращенные к нему, на ярких лентах, привязывая их к кусту роз.

На православной части кладбища захоронены в основном греки и русские.

Самая шикарная могила у Сергея Дягилева.
Как при жизни он был импозантным денди, так и после смерти продолжает очаровывать.

Как можно легко увидеть по фотографиям из интернета,
пуанты на надгробии Дягилева постоянно меняются.
При мне лежали вот такие новые, красивые, а также длинная ветвь свежей орхидеи.

Фотопортрет в деревянной рамке — это вырезка из газеты или ксерокс,
затертый и чуть рваный, чтобы неповадно было украсть, наверное.

Надгробия четы Стравинских выполнены гораздо проще и строже,
цветы только искусственные были.

Получается, меломаны не столь преданные, в отличие от влюбленных в поэзию и театр,
хотя вклад Стравинского в музыку ничуть не меньше, чем Бродского в поэзию, а Дягилева — в балет.

До основного храма на острове я не дошла (все равно в это время он закрыт),
а это — вторая церковь, вписанная в архитектурный ансамбль, в честь св. Христофора.

Вдоль стен храма есть несколько запоминающихся барельефов.

Не все из них удалось снять из-за яркого солнца, покажу только пару.

Церковь была закрыта, но и снаружи было приятно на нее полюбоваться.

Особенно на статую Архангела Гавриила над входом,
ради нее я даже доставала телевик, по-моему, она прекрасна.


Архитектура

Евгению Рейну

Архитектура, мать развалин,
завидующая облакам,
чей пасмурный кочан разварен,
по чьим лугам
гуляет то бомбардировщик,
то — более неуязвим
для взоров — соглядатай общих
дел — серафим,

лишь ты одна, архитектура,
избранница, невеста, перл
пространства, чья губа не дура,
как Тассо пел,
безмерную являя храбрость,
которую нам не постичь,
оправдываешь местность, адрес,
рябой кирпич.

Ты, в сущности, то, с чем природа
не справилась. Зане она
не смеет ожидать приплода
от валуна,
стараясь прекратить исканья,
отделаться от суеты.
Но будущее — вещь из камня,
и это — ты.

Ты — вакуума императрица.
Граненностью твоих корост
в руке твоей кристалл искрится,
идущий в рост
стремительнее Эвереста;
облекшись в пирамиду, в куб,
так точится идеей места
на Хронос зуб.

Рожденная в воображеньи,
которое переживешь,
ты — следующее движенье,
шаг за чертеж
естественности, рослых хижин,
преследующих свой чердак,
— в ту сторону, откуда слышен
один тик-так.

Вздыхая о своих пенатах
в растительных мотивах, etc.,
ты — более для сверхпернатых
существ насест,
не столько заигравшись в кукол,
как думая, что вознесут,
расчетливо раскрыв свой купол
как парашют.

Шум Времени, известно, нечем
парировать. Но, в свой черед,
нужда его в вещах сильней, чем
наоборот:
как в обществе или в жилище.
Для Времени твой храм, твой хлам
родней как собеседник тыщи
подобных нам.

Что может быть красноречивей,
чем неодушевленность? Лишь
само небытие, чьей нивой
ты мозг пылишь
не столько циферблатам, сколько
галактике самой, про связь
догадываясь и на роль осколка
туда просясь.

Ты, грубо выражаясь, сыто
посматривая на простертых ниц,
просеивая нас сквозь сито
жил. единиц,
заигрываешь с тем светом,
взяв формы у него взаймы,
чтоб поняли мы, с чем на этом
столкнулись мы.

К бесплотному с абстрактным зависть
и их к тебе наоборот,
твоя, архитектура, завязь,
но также плод.
И ежели в ионосфере
действительно одни нули,
твой проигрыш, по крайней мере,
конец земли.

[1993]

Сан микеле в венеции. Русские кладбища: Сан-Микеле

На острове Сан-Микеле турист — не частый гость, хотя остров расположен в пределах видимости — от Венеции его отделяет не более полукилометра. В древности здесь был монастырь архангела Михаила, а в 1807 году появилось Cimitero — засаженное кипарисами городское кладбище, которое в 1870-х годах обнесли красной кирпичной стеной. Теперь это самый известный в мире «остров мёртвых». Русским он интересен потому, что именно здесь покоится прах нескольких людей, наших соотечественников, чьи имена дороги русской и мировой культуре.

Войдя внутрь через портал, на котором св. Михаил побеждает дракона, оказываешься поначалу на заднем дворе монастыря.

Кладбище Сан-Микеле разделено на зоны: католическое, православное, протестантское, еврейское.

Вход в первую зону

Местная кладбищенская культура, конечно, сильно отличается от нашей. Бросается в глаза ухоженность, яркость, даже какая-то кричащая цветастость. На большинстве надгробных фотографий люди улыбаются.

Надгробные памятники, как правило, хороши, вот образцы.

Очень много фамильных склепов, вроде этих

Отдельный участок выделен для солдат и офицеров, погибших в Первой мировой войне.

Вот общий памятник

Это — памятник экипажу погибшей подлодки

Утром 7 августа 1917 года в 7 милях от острова Бриони, у морской базы Пола, во время маневров, подводная лодка „F-14″ была в погруженном состоянии протаранена миноносцем „Миссори». Лодка затонула на глубине 40 метров. Через 34 часа ее подняли, но 27 человек экипажа лодки погибли за 3 часа до подъема, задохнувшись хлористым газом.

Какой-то местный ас

Вход на православное кладбище (Reparto Greco-Ortodosso)

Ухоженности и шика здесь ощутимо меньше.

Зато именно оно является местом международного паломничества — из-за двух могил, расположенных у задней стены.

Слева — дягилевская. По словам итальянского композитора Казеллы, в последние годы своей жизни Дягилев «жил в кредит, не имея возможности оплатить гостиницу» в Венеции, и 19 августа 1929 года «умер один, в гостиничном номере, бедный, каким был всегда». Похороны великого импресарио оплатила Коко Шанель — хороший друг Дягилева, при жизни маэстро дававшая деньги на многие его постановки.

Могила украшена надписью: «Венеция, постоянная вдохновительница наших успокоений» (предсмертные слова Дягилева), тут же лежат балетные пуанты.

Справа от нее покоится прах Игоря Стравинского и его жены Веры.

Кто-то принес маэстро каштанчик.

От православного кладбища направляемся к протестантскому (Reparto Evangelico),

ибо именно здесь следует искать могилу Иосифа Бродского.
Вот она, между двух кипарисов.

Вначале Иосифа Бродского хотели похоронить на православном кладбище, между Дягилевым и Стравинским. Но Русская православная церковь в Венеции не дала согласия, так как не было предоставлено никаких доказательств, что поэт был православным. Католическое духовенство проявило не меньшую строгость.

Вообще-то большие поэты обычно не ошибаются, говоря о своей судьбе. Бродский ошибся.
Молодым написал:

Ни страны, ни погоста
Не хочу выбирать.
На Васильевский остров
Я приду умирать.

Однако в Россию, в Петербург так и не вернулся. Говорят, у него было глубокое убеждение, что нельзя возвращаться назад. Одним из его последних аргументов было: «Лучшая часть меня уже там — мои стихи». Не знаю, на мой слух, звучит не очень убедительно.
Как бы то ни было, теперь он навеки соседствует с могилой Эзры Паунда — изгоя западной цивилизации, заклеймленного за сотрудничество с фашизмом, чьей казни требовали Артур Миллер, Лион Фейхтвангер и другие левые интеллектуалы.

Такой вот чёрный юморок, который на кладбище вряд ли уместен.

Этим летом я побывала в Италии, на побережье под Венецией. В самой Венеции мне удалось провести всего один день, который, однако, запомнился надолго.

Очень давно мне хотелось посетить остров Сан-Микеле, знаменитый остров- кладбище, на котором похоронено много известных людей, в их числе великий писатель Иосиф Бродский. Остров виден с причала, и добраться до него – как мы наивно предполагали — крайне просто и быстро: пятнадцать минут по воде любым видом водного транспорта. Не тут-то было! То ли день был не наш, то ли тени великих людей, к которым мы направлялись, за что-то были на нас в обиде, только путешествие на Сан-Микеле простым ну никак не получилось.

Острова Венеции. Сан-Микеле

Билет на речное такси стоил 15 евро. Мы заняли наши места, катер отчалил. Все было прекрасно!.. Пока я не обнаружила, что остров, находившийся напротив причала, как-то совсем неожиданно и некстати мистическим образом совсем скрылся из вида, а мы оказались в абсолютно неизвестном нам месте. На мои вопросы пассажиры-итальянцы дружно кивали головой и дружелюбно говорили: si. Почему «si», если никакого Сан-Микеле не было видно и в помине, я сначала не поняла. Но потом догадалась. Я же показывала в сторону, где должен был быть остров. Вот они, похоже, и думали, что я горжусь своим знанием венецианской географии и правильно показываю направление к их местной достопримечательности. Конечно, они и поддерживали мою эрудицию своим si – показывала-то я правильно!
Порядком струхнув, что еще немного – и мы вообще приплывем неведомо куда, мы выскочили на ближайшей остановке. Замечу, что к тому времени мы плыли уже примерно тридцать минут!
Как только мы вышли, я начала искать название острова на схеме движения речного такси, но названия не было. То есть оно было, конечно, но, поскольку я неважно знаю итальянский, понять, какое из слов переводится как «кладбище», нам долго не удавалось.
Вот в этот момент мне и пришло в голову, что, должно быть, наше путешествие в мистические области тоже получается каким-то мистическим. А где мистика, так нечего делать разуму, там ведет интуиция! Я положилась на шестое чувство, ткнула пальцем в карту — и не ошиблась: cimitero действительно переводится с итальянского как кладбище.
Ждать следующего такси нам пришлось недолго. Минут через пятнадцать оно прибыло. «Траляля-ляляля!» — обратился к нам и веселый и приветливый водитель на певучем, красивом, но, к сожалению, непонятном итальянском. «Сimitero!» — в один голос ответно пропели ему мы мистическое заклинание.
И самым что ни на есть мистическим образом все изменилось. Еще сорок минут в обратном направлении — и мы были на месте.
…Кладбище Сан-Микеле оказалось очень большим. Над знаменитыми могилами летали огромные чайки. Находясь на Сан-Микеле, ощущаешь себя в другой реальности, в другом времени, в другом пространстве.
Пройдя все кладбище, мы дошли до могилы Бродского. К его могиле ведут указатели на русском языке. Его могила усыпана цветами, украшена лентами. Я стояла около ящика для писем, заполненного почти до краев, и в моей голове сами собой звучали строки из фильма, снятого незадолго до его смерти: » Вы не представляете, как я рад показывать Венецию русским…»
Это было странное путешествие.
Италия. Венеция. Бродский.

Мария Пахомова

28.01.2016 Полина Елистратова

28 января 1996 года ушел из жизни величайший поэт современности Иосиф Александрович Бродский. Он умер в своей квартире в Бруклине, одном из пяти районов крупнейшего города США Нью-Йорка, и это событие поистине ознаменовало «конец прекрасной эпохи».

Субботним вечером 27 января 1996 года Иосиф Бродский собрал в портфель рукописи и книги, чтобы на следующее утро взять их с собой и отправиться в город Саут-Хэдли, где он преподавал в университете (начинался весенний семестр). Пожелав жене спокойной ночи, он сказал, что ему нужно еще поработать и поднялся в свой кабинет.

Утром жена обнаружила его мертвым на полу в кабинете. На письменном столе рядом с очками лежала раскрытая книга – двуязычное издание греческих эпиграмм. Сердце поэта остановилась внезапно. Инфаркт. 1 февраля в одной из церквей неподалеку от дома Бродского прошло отпевание. На следующий день тело поэта в гробу, обитом металлом, поместили в склеп на кладбище Святой Троицы на берегу Гудзона, где оно покоилось до 21 июня 1997 года.

Присланное телеграммой предложение депутата Государственной Думы Российской Федерации Галины Старовойтовой похоронить поэта на Васильевском острове в Петербурге («ни страны, ни погоста не хочу выбирать, на Васильевский остров я приду умирать…») было отвергнуто. Друг Бродского поэт Лев Лосев сказал об этом следующее: «Это означало бы решить за Бродского вопрос о возвращении на родину». А вопрос этот был для поэта одним из самых болезненных: «Бросил страну, что меня вскормила, из забывших меня можно составить город».

Мемориальная служба состоялась 8 марта на Манхэттене в епископальном соборе Святого Иоанна Богослова. Речей не было. Стихи читали практически все присутствующие, среди которых были польский поэт Чеслав Милош, уроженец Сент-Люсии и лауреат Нобелевской премии по литературе 1992 года Дерек Уолкотт, ирландский писатель и поэт, тоже Нобелевский лауреат по литературе 1995 года Шеймас Хини, советский и американский артист балета и балетмейстер Михаил Барышников, поэты Лев Лосев и Евгений Рейн, вдова поэта Мария Соццани-Бродская и другие.

Решение вопроса об окончательном месте упокоения поэта заняло больше года. По словам вдовы Бродского Марии, идею о возможности захоронения тела поэта в Венеции высказал один из его друзей. Бродский любил Венецию почти так же сильно как Петербург. Кроме того, Мария Соццани-Бродская – итальянка, и как она сама сказала: «Рассуждая эгоистически, Италия – моя страна, поэтому было лучше, чтобы мой муж там и был похоронен».

21 июня 1997 года на старинном кладбище Сан-Микеле в Венеции состоялось перезахоронение тела Иосифа Бродского. Первоначально поэта планировали похоронить на русской половине кладбища между могилами Стравинского и Дягилева, но это оказалось невозможным, поскольку поэт не был православным. На погребение в католической части кладбища соответствующее духовенство также согласия не дало. В результате тело поэта захоронили в протестантской части. Поначалу место упокоения было отмечено скромным деревянным крестом с именем Joseph Brodsky.

Сан-Микеле — венецианский некрополь

Через несколько лет на могиле был установлен памятник работы художника Владимира Радунского.

На обороте памятника выполнена надпись на латыни – это строка из элегии Проперция – Letum non omnia finit – «Со смертью не все кончается». Два года назад мне удалось увидеть могилу Бродского своими глазами, и этому событию суждено было стать одним из самых волнительных и ярких событий в моей жизни. От материковой части Венеции до маленького острова, на котором располагается кладбище, около пяти-семи минут пути на водном трамвайчике Вапоретто. Несмотря на то, что вместе со мной на острове высадилось довольно много туристов, никакой ненужной суеты не возникло, все как-то тихо разбрелись по острову, который, стоит заметить, не так уж и мал.

Найти могилу поэта было довольно просто – по указателям, которых там множество. В тот солнечный день я принесла поэту пару пачек сигарет «Мальборро»: он много курил, и был любителем выпить, поэтому по сей день почитатели Бродского со всех уголков земли привозят на могилу гения сигареты и виски, а также камешки, письма, стихи, карандаши и фотографии. Все это очень трогательно, эмоции сдерживать трудно. В какой-то момент, я заметила, что неподалеку есть место, где любой желающий может взять небольшую лейку, набрать воды и полить цветы на могилах.

Я подошла, чтобы взять одну из леек. В этот момент старый итальянский сторож подошел ко мне и на ломанном английском поинтересовался, откуда я и чью могилу пришла привести в порядок.

– Бродский? – улыбнулся мужчина. – Родственница?
– Да нет, почитатель.
– Очень много людей приходит к нему, – старик взял из моих рук лейку и помог набрать воды. – Ты сигареты принесла?

Киваю в ответ, мужчина снова улыбается и вручает мне наполненную водой лейку.

Пока я поливала цветы, мимо могилы по аккуратным дорожкам проходили заинтересованные туристы из других стран.

– Who is it? Brodsky? Oh, I like his poetry, like his essays, you know. (англ. – «Кто это? Бродский? О, мне нравится его поэзия, нравятся эссе»).

– Brodski? Pass auf! Das ist das Grab des Dichters Joseph Brodski. Lies, was es hinten geschrieben ist! Das ist Latein. (нем. – «Бродский? Посмотрите-ка! Это могила поэта Иосифа Бродского. Прочтите, что там написано сзади! Это на латыни»).

– La tombe du poète Joseph Brodsky! Oh mon Dieu, regardez ce marbre blanc! (франц. – «Могила поэта Иосифа Бродского! О, мой Бог, посмотрите на этот белый мрамор!»).

Американская писательница и подруга поэта Сьюзен Зонтаг как-то заметила, что Венеция – идеальное место для могилы Бродского, поскольку Венеция нигде. «Нигде» – это обратный адрес, который Бродский дает в начале одного из самых лирически-насыщенных своих стихотворений: «Ниоткуда с любовью…».

Человек непростого характера, человек со сложной судьбой, признанный гений, непревзойденный мастер слова, почитатель языка как высшей формы всего сущего, борец за свободу и права человека, голос эпохи. У каждого Бродский свой. С трудом могу представить свою жизнь без творчества этого человека, да и не хочу представлять. Прошло 20 лет со дня смерти одного из величайших гениев всех времен.

«Пусть время обо мне молчит.
Пускай легко рыдает ветер резкий
И над моей могилою еврейской
Младая жизнь настойчиво кричит».

Источник фото: spbhi.ru

Возврат к списку

Остров-кладбище Сан-Микеле в Венеции

Кладбище Сан-Микеле. Остров Сан-Микеле расположен в лагуне недалеко от Венеции, на этом острове в начала 19 века, было расположено городское кладбище. Поскольку Венеция является островным сообществом, не удивительно, что кладбище также является островом, хотя поначалу это может довольно странным.

Сан-Микеле был разработан Мауро Кодусси в далеком 1460-х году и был одним из самых ранних церквей эпохи Возрождения в Венеции. Фасад у церкви был выполнен из белого мрамора, а сама церковь была с видом на лагуну. Часы работы церкви ограничены и могут быть сокращены, если будут проходить служения.

Но, вам всё-таки стоит посетить это место, не только чтобы посмотреть на церковь, но так же увидеть прекрасную Капеллу Эмилиани. Капелла Эмилиани – это часовня, располагающаяся на самом краю лагуны.

Итальянские кладбища.

Кладбища в Италии обычно не являются достопримечательностями, в них нет туристических маршрутов. Они, как правило, расположены за пределами городов. Итальянские семьи совершают паломничество к могилам своих близких 1-го и 2-го ноября, чтобы возложить цветы (купить цветы можно возле кладбищенских ворот).

Тайна смерти Бродского. Почему прах поэта упокоился полтора года спустя

В Венеции на эти даты есть специальная паромная доставка людей на кладбище.

Важно запомнить, что в Италии хризантемы являются цветами, которые возлагают на могилы мертвых людей, а дарить их живым людям, считается дурным тоном и невоспитанностью.

До гробниц и мемориалов выдающихся исторических деятелей, как правило, легче добраться, и туристы их быстро найдут по указателям.

Несмотря на то, что кладбище на Сан-Микеле подготовлено для посетителей и содержит указатели, показывающие как добраться до могил известных людей, следует помнить, что это все таки кладбище, большинство гробниц здесь появились сравнительно недавно и их посещают скорбящие семьи. Поэтому посетители должны соблюдать на этом кладбище не только тишину, но и определенные правила (нельзя одеваться ярко, необходимо надевать скромное платье).

Могилы.

Кладбище разделено на множество участков, и без карты вы можете легко заблудиться. Знаки будут вести посетителей к могилам православных людей протестантов, другие могилы найти будет сложнее. Но походить по этому кладбищу стоит. Например, один участок отдан скромным мемориалам монахинь и могилам священников.

Православная часть кладбища – это очаровательный огороженный сад, который ловит поздний солнечный свет, в нем много цветов и живности (здесь могут бегать ящерки).

На данном кладбище, вы так же можете найти могилы наших соотечественников: Сергея Дягилева (русский театральный и художественный деятель) и Игоря Стравинского (российский композитор), Иосифа Бродского (русский поэт).

Так как со временем на острове места перестало хватать места, а могилы стали стоять очень тесно друг с другом. Поэтому родственникам умерших венецианцев, разрешают захоронить своих близких здесь на несколько лет, спустя примерно 10 лет, останки эксгумируются и хранятся в другом месте.

Как туда попасть.

Сан Микеле находится у северного берега Венеции и выделяется своими высокими стенами и кипарисами. На остров проводятся регулярные маршруты. Остановка называется «кладбище». Помните, церковь Сан-Микеле закрыта в обеденное время.

Северный похоронный дом, предлагает Вам ритуальные услуги. Мы понимаем, что утрата близкого человека, самая тяжелая утрата. Проводите человека в последний путь достойно, а организацию этого пути доверьте нам.

Много слухов ходит вокруг смерти, а особенно похорон поэта. Несколько проясняет ситуацию его близкий друг и по совместительству секретарь И. Кутик:

«За две недели до смерти он купил себе место на кладбище. Смерти он боялся жутко, не хотел быть ни зарытым, ни сожженным, его устроило бы, если бы он оказался куда-нибудь замурованным. Так оно поначалу и получилось. Он купил место в маленькой часовенке на ужасном нью-йоркском кладбище, находящемся на границе с плохим Бродвеем. Это была его воля. После этого он оставил подробное завещание по русским и американским делам, составил список людей, которым были отправлены письма. В них Бродский просил получателя дать подписку в том, что до 2020 года он не будет рассказывать о Бродском как о человеке, не будет обсуждать в прессе его частную жизнь. О Бродском как о поэте пусть говорят сколько угодно. В России об этом факте почти никому не известно, поэтому многие из получивших то письмо и не держат данного слова.

А потом было перезахоронение в Венеции. Это вообще гоголевская история, о которой в России тоже почти никто не знает. Бродский не был ни иудеем, ни христианином по той причине, что человеку, может быть, воздается не по вере его, а по его деяниям, хотя его вдова Мария Содзани (они женились в сентябре 1990 года, а через три года у Бродского родилась дочь) хоронила его по католическому обряду. У Иосифа было для себя два определения: русский поэт и американский эссеист. И все.

Итак, о перезахоронении. Мистика началась уже в самолете: гроб в полете открылся. Надо сказать, что в Америке гробы не забивают гвоздями, их закрывают на шурупы и болты, они не открываются даже от перепадов высоты и давления. Иногда и при авиакатастрофах не открываются, а тут — ни с того ни с сего. В Венеции стали грузить гроб на катафалк, он переломился пополам. Пришлось тело перекладывать в другую домовину. Напомню, что это было год спустя после кончины. Дальше на гондолах его доставили на Остров Мертвых. Первоначальный план предполагал его погребение на русской половине кладбища, между могилами Стравинского и Дягилева. Оказалось, что это невозможно, поскольку необходимо разрешение Русской православной церкви в Венеции, а она его не дает, потому что православным он не был. Гроб в итоге стоит, стоят люди, ждут. Начались метания, шатания, разброд; часа два шли переговоры. В результате принимается решение похоронить его на евангелистской стороне. Но там нет свободных мест, в то время как на русской — сколько душе угодно. Тем не менее место нашли — в ногах у Эзры Паунда. (Замечу, что Паунда как человека и антисемита Бродский не выносил, но как поэта ценил очень высоко. Середина на половину какая-то получается.

Могила Бродского

Короче, не самое лучшее место упокоения для гения.) Начали копать — прут черепа да кости, хоронить невозможно. В конце концов бедного Иосифа Александровича в новом гробу отнесли к стене, за которой воют электропилы и прочая техника, положив ему бутылку его любимого виски и пачку любимых сигарет, захоронили практически на поверхности, едва присыпав землей. Потом в головах поставили крест. Ну что ж, думаю, он вынесет и этот крест».

И еще одно обстоятельство, о котором писали только в Италии. Президент России Ельцин отправил на похороны Бродского шесть кубометров желтых роз. Михаил Барышников со товарищи перенес все эти розы на могилу Эзры Паунда. Ни одного цветка от российской власти на могиле русского поэта не осталось и нет до сих пор. Что, собственно, отвечает его воле.
………………………………………….

мсточник -http://www.newrzhev.ru/articles.php?id=199

Сегодня мы отправляемся на остров Венеции Сан-Микеле.

Ещё при составлении маршрута мы решили, что побываем здесь обязательно. Я люблю поэзию Иосифа Бродского, Галка из балетной семьи, сама занималась танцами, а сейчас у неё бизнес, связанный с балетом и хореографическими коллективами. Она питает сильное уважение к Сергею Дягилеву. К тому же, Галю заинтересовала информация о том, что на могиле Дягилева всегда лежит балетка. А Галка, как раз занимается изготовлением балетной обуви, и ей было очень интересно, как пошита «балетка Дягилева».

Третья участница нашей поездки – актриса. Она как раз снималась в фильме об Игоре Стравинском. Играла жену композитора. Её не отпустили со съёмок, и она очень просила положить цветы на могилу Игоря Стравинского и его жены Веры Стравинской. *Интересная работа у актёров. Сживаешься с ролью жены, чувствуешь, наверное, себя почти ею… и возлагаешь цветы на могилу…*

Все 3 наших кумира похоронены на кладбище острова Сан-Микеле. Мы купили цветы, чтобы положить их на могилу Бродского, Дягилева и Стравинского, и поехали.

Острова Венеции располагаются близко друг от друга, но мы выехали пораньше, чтобы успеть погулять по острову .

На подъезде к острова Сан-Микеле мы увидели вот такой памятник. Мы смотрели во все глаза, потому что в воде плавала Ладья. В ней — два человека. Один указывает рукой на остров Сан-Микеле.

Данте и Вергилий

Эти фигуры изваял московский скульптор Георгий Франгулян. Два великих поэта Италии – Вергилий и Данте переплывают реку Ахерон. У Данте вода реки вскипает прОклятыми душами. Здесь в спокойных водах залива таких страстей нет, а Сан-Микеле иногда называют «райским местом». Получается, что Вергилий указывает поэту на самое тихое и зелёное местечко Венеции.

Скульптура стоит на понтонной конструкции, качается на воде и, в самом деле плывёт. Это красиво и совсем не страшно. Но должны же существовать какие-то легенды и страшилки. Кладбище под боком, а страшилок нет? Так не бывает!

И, — точно. Оказывается в с завидной периодичностью и не одну сотню лет всплывает история о чёрном гондольере, могила которого перемещается. Одновременно с этим известием идут слухи, что один человек пропал. Наверное, пропавших людей чёрной-чёрной ночью увозит в своей чёрной-чёрной гондоле чёрный-чёрный Гондольер. Вот это страшно… *Интересно на островах Венеции в конце этой жуткой истории принято кричать: «Отдай моё сердце?!

Кладбище Сан-Микеле

Остров Сан-Микеле называют ещё и островом мёртвых. Сан-Микеле — венецианское кладбище. Здесь сохранились церковь Сан-Микеле ин Изобла, колокольня и капелла.

Церковь – раннее произведение архитектуры эпохи возрождения в Венеции. Её архитектор – Мауро Кодусси совершил прорыв – дело в том, что до него в Венеции здания были кирпичные, а его церковь сложена из белого камня. Изящно декорирована и благородна.

Рядом с церковью Сан-Микеле ин Изобла находится капелла Эмилиани. Она украшена куполом, колоннами и скульптурами. Капелла также относится к эпохе ренессанса.

С ними сочетается кирпичная колокольня, которую завершает купол, похожий на купол капеллы.

Церковь, капелла и колокольня

Со стороны залива остров выглядел как крепость, вспомнились слова из сказки А.С. Пушкина про остров Буян, где в чешуе, как жар горя, выходят из морской пены 33 богатыря. Только нам не виделись богатыри. Остров даже издали выглядел тихим и спокойным.

На острове Сан-Микеле располагался монастырь. Когда-то уединённой жизнью здесь жили монахи. При монастыре была огромная библиотека, теософская школа. Кроме теософии, в школе преподавали философию и гуманитарные науки.

На острове стояла церковь Архангела Михаила, которая XIII веке была присоединена к монастырю. Она и дала название острову. Кладбищем остров стал в 1807 году по указу Наполеона. До этого года жители Венеции сжигали и хоронили мертвых в городе; в церквях, частных садах, подвалах дворцов, где только было возможно. *Действительно, проблема*.

Под кладбище было выделено два острова Сан-Микеле и Сан Кристофоро, но со временем канал, разделявший их, был засыпан и два острова стали одним.

В конце XVIII века Наполеон передал остров австрийцам. Они использовали остров в качестве тюрьмы для венецианских патриотов.

Кладбище разделено на зоны: католическую, православную, еврейскую. Есть детское кладбище. Весёлое словечко «Bambino», написанное на табличке возле маленьких могилок, очень расстроило.

Сергей Дягелев и Игорь Стравинский похоронены в православной зоне, а вот Иосиф Бродский, на территории евангелистской, протестантской. На православной части, тело поэта запретила хоронить Русская Православная Церковь. На католической части — католическая церковь.

Могила Бродского

До острова Сан-Микеле добрались быстро. Где находятся могилы, было записано у нас в блокнотике, но, как туда добраться, в какую сторону идти? Заглянули в ближайшую распахнутую дверь, чтобы спросить, и нам сразу выдали схему кладбища с тремя обведёнными фамилиями: Бродский, Стравинский, Дягилев.

Кладбище на Сан-Микеле

Если вам будет нужен план «Городского кладбища Венеции», спросите на острове так: CIMITERO COMUNALE DI VENEZI.

Вошли в один квадрат, зону – не то. Второй, — снова не туда. И вот квадрат, где надпись гласила: «Reparto-Еvangelico» «Участок протестантов»…

Участок протестантов на острове Сан-Микеле

Здесь покоится тело Иосифа Бродского. Искали могилу долго, не знаю, нашли бы, но тут увидели идущего уверенным шагом человека. Он быстро вошел, но остановился в замешательстве. Мы наблюдали. Он, как терминатор, начал ориентировку: повел головой налево — просканировал пространство, потом направо, ещё немного налево и уверенно пошел в определённом направлении. Постоял, повернулся и уверенно вышел.

В поисках могилы Бродского

Мы кинулись туда. Было ясно, что это наш человек и пришел с целью почтить память. Действительно, перед нами была могила Бродского.

Как найти могилу Бродского

Объясняем, как идти:

От ворот кладбища налево. Вдоль «Аллеи детей» — «Recinto Bambini». Ориентир – барельеф – девочка с букетом цветов поднимается по ступенькам в объятия ангела.

В начале аллеи указатель EZRA POUND DIAGHILEV STRAWINSKI.

В конце аллеи ворота с указателями «Reparto Greco» и «Reparto Evangelico».

Зайти в ворота и повернуть налево к указателю «Reparto Evangelico».

Большая заметная могила Эзры Пунда. Рядом (справа) могила Бродского.

Могила Бродского

Мы прочитали — Иосиф Бродский и ниже Joseph Brodsky. С обратной стороны постамента латынь: «Letum non omnia finit» — Со смертью всё не кончается.

Возле надгробия стоял металлический ящичек — вроде почтового, лежали карандаши. Их мы взять не решились: наверное, они нужны поэту. Достали шариковую ручку, и я написала письмо Бродскому. Всё, что хотела сказать, написала и положила в ящичек. И мне стало так легко, будто поговорила, сказала всё, что хотела.

Могила Дягилева

Надгробия С. Дягилева и Стравинских нашли сразу.

Могила Дягилева

Могила Стравинского

Постояли у композитора

Затем прошли по капелле, узнали, как в Венеции принято хоронить своих мёртвых.

Тягостного состояния не было. Было умиротворение. Спокойствие. Тишина в душе.

Пошли к причалу, вернее, к парковке. Впереди другие острова Венеции.

Друзья, теперь мы есть в Телеграм: наш канал про Европу , наш канал про Азию . Добро пожаловать)

Как добраться до острова Сан-Микеле

Добраться до него можно на речном трамвайчике – вапоретто. Нам нужны №4.1 и №4.2 (Смотрите статью . Схема вапоретто). Сан-Микеле находится в том же направлении, что и остров Мурано.

От парковки Fondamente Nuovo на пьяццале Рома – это 1 остановка до Cimitero (это и есть остров Сан-Микеле). Если захотите в этот же день посетить остров Мурано, то на остановке Cimitero снова сядьте на вапоретто и продолжить путешествие до острова Мурано. (Одна остановка).

На вапоретто №4.1 и №4.2 можно сесть не только на парковке Fondamente Nuovo, просто от этого места удобнее объяснить, как доехать до острова ВенецииСан-Микеле. Вы можете сесть на любой остановке, где проходят эти маршруты.

Расписание работы кладбища на острове Сан-Микеле:

  • С апреля по сентябрь: 7:30 – 18:00
  • С октября по март: 7:30 – 16:00

Карта Сан-Микеле

Это трёхмерная карта островов Венеции. Можете погулять по острову, посмотреть, как он устроен.

Где остановиться в Венеции

На Сан-Микеле жилья естественно нет — это кладбище. Подбирать отели нужно в самой Венеции.

Сейчас много вариантов жилья в Венеции появилось на сервисе AirBnb . Как пользоваться этим сервисом у нас написано . Если вы не найдете свободный номер в отеле, то ищите жилье через этот сайт бронирования.

Сан-Микеле – это городское кладбище Венеции. Место весьма примечательное, с удивительной (как и везде в Венеции) историей и связанное с Россией.

Когда здесь было два острова. Сан-Микеле назывался «Кавана де Муран» — остановка на пути в Мурано. На Сан-Микеле с Х века была церковь, в 1212 году островок был передан монастырю Камадульского ордена. В 1469 году Мауро Колдусси построил там церковь, получившую название Сан-Микеле де Изола (то есть «на острове»). Когда в 1797 году Венеция была подчинена Наполеоном, монастырь был упразднен, и на Сан-Микеле в течении 30 лет была тюрьма, где содержались итальянские патриоты, боровшиеся против французов и австрийцев. В 1829 году монастырь был возвращен францисканцам.
Другой островок – Сан-Кристофоро, получил название «дела Паче» — Мирный, так как был подарен богослову фра Симеоне за подготовку в заключении Лодийского мира 1454 года, когда итальянские государства решили прекратить конфликты на Аппенинах и создать «Италийскую лигу». На островке был монастырь бенедектинок, маленькая церковь Сан-Кристофоро, при которой было кладбище. Именно это кладбище в 1807 году по приказу Наполеона должно было стать единственным городским кладбищем в Венеции. Архитектор Джан-Антонио Сельва был автором сооружений.
В 1836 году канал между островами был засыпан, новый остров был назван Сан-Микеле, и целиком передан под кладбище. Здесь похоронены многие русские, приезжавшие в Венецию, представители дворянских родов, а в ХХ веке – эмигранты, в том числе Игорь Стравинский, Сергей Дягилев, Иосиф Бродский.
Основная часть острова – католические захоронения, есть участок греческой церкви (где похоронены русские) и лютеранской церкви. С местами на кладбище проблема, островок тесен, захоронения через несколько лет могут быть перенесены в колумбарий. Но могилы известных людей пользуются вниманием, к ним есть указатели.

Арнольд Бёклин. Остров мёртвых. Картина швейцарского художника 19 века представляет тип острова-кладбища.

Джованни Антонио Канале — Каналетто. Вид на Сан-Кристофоро, Сан-Микеле и Мурано. Как острова выглядели в 18 веке.

Сейчас при входе на кладбище расположен красивый двор

Вид протестантского кладбища

Здесь похоронен Иосиф Бродский (1940-96)

Вид греческого кладбища

Здесь похоронены многие русские

Греческая часовня, службы бывают несколько раз в год в дни особого поминовения усопших.

Княгиня Трубецкая, урожденная Мусина-Пушкина

Могила Сергея Дягилева (1872-1929)

Волкова — Муромцева

Вера Волкова-Митрофан (1872-1950)

Княгиня Екатерина Багратион

Де Бем, урожденная Мартинова

Игорь Стравинский (1882-1971) и его жена Вера Аркадьевна, урожденная де Боссе (1889-1982)

Католическая часть кладбища

Мемориальная доска жителям Венеции, погибшим на войне в России

Двор монастыря

На солнышке по камням ползают ящерицы

Сан Микеле — остров-кладбище, обнесенный кирпичной стеной с воротами, однако он отнюдь не производит тягостного впечатления, даже зимой. Многие склепы и надгробия являются настоящими архитектурными шедеврами, кроме того, на острове достаточное количество захоронений известных культурных и общественных деятелей (прежде всего, конечно, итальянских, но есть и очень известные иностранцы, всего примечательных памятников около семидесяти), поэтому туда определенно стоит съездить (от набережной Fondamento Nuove и обратно ходит вапоретто). Когда там побывала я, был солнечный жаркий февральский день.
Сан Микеле с XIII века был монастырским комплексом, однако Наполеон после завоевания им Венеции приказал хоронить мертвых не на «материке», а здесь, на отдельном острове (собственно, островов было даже два, их соединили искусственно, засыпав канал между ними). Здесь он также держал политических заключенных. Основное архитектурное оформление кладбище получило в начале XIX века.
Кладбище поделено на несколько основных частей, каждая из которых, в свою очередь, тоже делится на несколько разделов. Больше всего места, конечно, у католиков (у «евангелистов», «греков» и евреев небольшие площадки). Некоторые части огорожены, некоторые нет, для ориентирования у входа установлена схема и везде таблички.

Canon EOS 5D Mark II, Canon EF 24-105 f/4L IS USM,
Canon EF 70-200 f 4L IS USM, телеконвертер Canon Extender EF 1.4x II.

Есть старинная часть, с полноценными могилами и даже семейными склепами,

есть современная, где много таких вот каменных «комодов» для кремированных тел,
некоторые из них еще не заполнены.

Задачи охватить все кладбище у меня не было, оно большое,
меня интересовали прежде всего могилы русских — Бродского, Дягилева и Стравинского.
(То, что на Сан Микеле похоронили также Петра Вайля, я узнала только потом, очень жаль).
Сначала я направилась к Бродскому.
Его могила находится в протестантской части, потому что только протестанты согласились
на компромисс и приютили великого русского поэта-атеиста.

Цветы на могиле Иосифа Александровича в изобилии, причем есть свежие букеты.
Передо мной могилу посещала молодая русская семья с ребенком, я слышала, как родители
рассказывали маленькой дочке, кто такой Бродский. После меня сюда еще кто-то шел…

У стелы с именем поэта установлен ящик, куда можно бросить записку.
Я его открыла — на дне была пара бумажек, читать я их, конечно, не стала,
это тайна должна оставаться строго между поэтом и его поклонниками.

Некоторые почитатели поэзии Бродского, впрочем, не столь стеснительны,
и оставляют записки, обращенные к нему, на ярких лентах, привязывая их к кусту роз.

На православной части кладбища захоронены в основном греки и русские.

Самая шикарная могила у Сергея Дягилева.
Как при жизни он был импозантным денди, так и после смерти продолжает очаровывать.

Как можно легко увидеть по фотографиям из интернета,
пуанты на надгробии Дягилева постоянно меняются.
При мне лежали вот такие новые, красивые, а также длинная ветвь свежей орхидеи.

Фотопортрет в деревянной рамке — это вырезка из газеты или ксерокс,
затертый и чуть рваный, чтобы неповадно было украсть, наверное.

Надгробия четы Стравинских выполнены гораздо проще и строже,
цветы только искусственные были.

Получается, меломаны не столь преданные, в отличие от влюбленных в поэзию и театр,
хотя вклад Стравинского в музыку ничуть не меньше, чем Бродского в поэзию, а Дягилева — в балет.

До основного храма на острове я не дошла (все равно в это время он закрыт),
а это — вторая церковь, вписанная в архитектурный ансамбль, в честь св. Христофора.

Вдоль стен храма есть несколько запоминающихся барельефов.

Не все из них удалось снять из-за яркого солнца, покажу только пару.

Церковь была закрыта, но и снаружи было приятно на нее полюбоваться.

Особенно на статую Архангела Гавриила над входом,
ради нее я даже доставала телевик, по-моему, она прекрасна.

В заключение — ссылки на эссе Бродского о Венеции, «Набережная неисцелимых» , на документальный фильм о Бродском, снятый в Венеции в 1990 году (где-то на половине фильма Бродский сидит на фоне Сан Микеле и читает по-английски свою заметку на смерть родителей, на похороны которых его не впустили), а также великолепное стихотворение Бродского об архитектуре:


Архитектура

Евгению Рейну

Архитектура, мать развалин,
завидующая облакам,
чей пасмурный кочан разварен,
по чьим лугам
гуляет то бомбардировщик,
то — более неуязвим
для взоров — соглядатай общих
дел — серафим,

лишь ты одна, архитектура,
избранница, невеста, перл
пространства, чья губа не дура,
как Тассо пел,
безмерную являя храбрость,
которую нам не постичь,
оправдываешь местность, адрес,
рябой кирпич.

Ты, в сущности, то, с чем природа
не справилась. Зане она
не смеет ожидать приплода
от валуна,
стараясь прекратить исканья,
отделаться от суеты.
Но будущее — вещь из камня,
и это — ты.

Ты — вакуума императрица.
Граненностью твоих корост
в руке твоей кристалл искрится,
идущий в рост
стремительнее Эвереста;
облекшись в пирамиду, в куб,
так точится идеей места
на Хронос зуб.

Рожденная в воображеньи,
которое переживешь,
ты — следующее движенье,
шаг за чертеж
естественности, рослых хижин,
преследующих свой чердак,
— в ту сторону, откуда слышен
один тик-так.

Вздыхая о своих пенатах
в растительных мотивах, etc.,
ты — более для сверхпернатых
существ насест,
не столько заигравшись в кукол,
как думая, что вознесут,
расчетливо раскрыв свой купол
как парашют.

Шум Времени, известно, нечем
парировать. Но, в свой черед,
нужда его в вещах сильней, чем
наоборот:
как в обществе или в жилище.
Для Времени твой храм, твой хлам
родней как собеседник тыщи
подобных нам.

Что может быть красноречивей,
чем неодушевленность? Лишь
само небытие, чьей нивой
ты мозг пылишь
не столько циферблатам, сколько
галактике самой, про связь
догадываясь и на роль осколка
туда просясь.

Ты, грубо выражаясь, сыто
посматривая на простертых ниц,
просеивая нас сквозь сито
жил. единиц,
заигрываешь с тем светом,
взяв формы у него взаймы,
чтоб поняли мы, с чем на этом
столкнулись мы.

К бесплотному с абстрактным зависть
и их к тебе наоборот,
твоя, архитектура, завязь,
но также плод.
И ежели в ионосфере
действительно одни нули,
твой проигрыш, по крайней мере,
конец земли.

Венеция: острова Мурано, Бурано, Торчелло и Сан-Микеле


Продолжение проПрованс про Венецию.
На другой день мы купили проездной на вапоретто ( 18 Евро/12 часов) и поехали кататься по венецианским островам.

Заправка

Первым в списке значился остров Мурано-это такое ужасное место, где женщины лишаются разума и готовы выложить последние деньги за цветные стекляшки. Ужасная подлость со стороны местных производителей 🙂


Но все такое красивое!

А вот кому череп украшенный кристаллами Сваровски?

Фонари острова Мурано


Остров состоит из нескольких близко лежащих островов, тут тоже есть каналы, и все что можно украшено стеклянными инсталляциями. Гуляем, заглядывая во все встречные лавочки, обедаем..

Заглядываем в открытые двери стекольной мастерской-мужчина работает..

Все такое вкусное!

С трудом извлекла маму из недр сувенирных магазинов, мы сели на кораблик и поехали отвлечься от мирской суеты на соседний остров-кладбище Сан-Микеле.

Мне вообще нравится атмосфера старых кладбищ-очень спокойно и умиротворенно. После суеты сувенирных лавок и ярких стекляшек, на этом острове окунаешься в тишину.
Посыпанные гравием дорожки, кипарисы и пальмы, старинные церкви и почти полное отсутствие людей.


Кладбище разделено на сектора-тут есть отдел со склепами, тянущиеся в даль стены колумбария, обычные могилы, старинное православное кладбище, где похоронениы известные русские люди..
Светит жаркое солнце, но под деревьями тут приятная тень.

Венецианцы не могут рассчитывать на уединение даже после смерти

Нашли могилы Бродского, Дягилева и Стравинского.



Какое-то время бродим по кладбищу, потом идем на причал, едем обратно на Мурано и там пересаживаемся на кораблик, идущий на более отдаленный остров Бурано. Народу-битком, так что всю поедку (минут 40) стоим у дверей в кабину капитана.

Остров с какими-то развалинами по пути

Остров Бурано очарователен и очень позитивен- маленькие цветные домики и белоснежные кружева повсюду! Фотогеничность острова настолько высока, что мужчины с фототехникой валяются тут прямо под ногами 🙂



Чего тут только нет-стильный кармашек для хранения туалетной бумаги!


Еще тут есть церковь со старинной покосившейся колокольней.


А двери домов занавешаны цветными полосатыми шторками, за которые, конечно же, хочется заглянуть


И макароны в магазинах тут-разноцветные!

И мороженое-божественное, как и всюду в Италии.

Этот остров мне очень-очень понравился. Можно только позавидовать людям, живущим в таком ярком, позитивном,красивом месте!
Побродив по острову, еще раз пообедав и купив сувениров, мы садимся на кораблик с надеждой попасть на соседний остров-Торчелло. Но оказывается, что сделать это не так просто- остров не столь популярен как Бурано, и далеко не каждый кораблик делает там остановку. Так что нам приходится вылезать на остановке «остров Маззорбо» и минут 40 там сидеть в ожидании кораблика, идущего на Торчелло.

Остров Маззорбо соединен мостиком с островом Бурано, и тут нет сувениров и кафешек-только жилые дома и церковь. Но мы уже довольно сильно устали, так что сидим на останоке, ждем свой кораблик.

Мы-единственные пассажиры, садящиеся на Маззорбо и выходящие на следующей остановке- острове Торчелло.

Этот остров-очень необычное и пустынное место. Именно здесь в 5 веке возникло первое поселение в Венецианской лагуне. До 12 века остров процветал и был крупнейшим поселением в округе -тут были красивые дома, дворцы и жило более 10 000 человек. Но потом что-то случилось с устьем близлежащей реки, все вокруг занесло илом, приливы и отливы перестали очищать лагуну и море вокруг острова превратилось в болото. Расплодились москиты и люди вынуждены были покинуть остров из-за эпидемии малярии. Почти все здания разобрали и увезли как стройматериалы на другие острова.
Сейчас сложно поверить, что тут когда-то был большой город-прародитель нынешней Венеции. В путеводителе по миру фактов написано, что население острова-60 человек, но мы практически никого из них не встретили..
Пустынная дорожка вдоль канала со стоячей водой ведет вглубь острова..

Одинокий музыкант начинает играть завидев людей..


От былой славы острова осталась лишь старейшая в лагуне церковь (построена в 641 году!), колокольня, бывшая площадь, украшенная обломками старинных скульптур и архитектурных фрагментов, несколько домов и мостик без перил.


К сожалению, мы приехали на остров после 5 вечера и церковь, внутри которой находятся старинные мозаики, была уже закрыта.



Мостик Дьявола, без перил-такими раньше были все мосты в Венеции.

Заросшие берега канала со ступеньками, ведущими в никуда..

Не хотелось бы застрять тут надолго.

Немногочисленные туристы ждут кораблик на причале.

Очень понравился этот остров-заброшенный, погубленный малярией, покрытый обломками древней славы..
Я вообще люблю острова, ведь каждый остров-это маленькая отдельная страна, оберегаемая морем.

На следующий день с утра мы собрали вещи, с трудом затолкали стратегические запасы муранского стекла в рюкзаки, оставили сумки в гостинице и еще полдня бродили по Венеции.

В тот день был сильный ветер с моря и уровень воды в каналах поднялся..
Кто-то не сможет попасть домой с сухими ногами.


Случайно набрели на второй сохранившийся мостик без перил.

И в этот день мы наконец-то прокатились на гондоле. Для тех, кто не хочет платить 40 евро за получасовую прогулку, есть возможность воспользоваться переправой через Большой канал на трагетто.


Площадь Сан Марко оказалась полу-затопленной. Я думала, что ее заливает водой, когда набережная выходит из берегов, но оказалось, что вода просто вытекает посреди площади из ливнестока и потом туда же уходит, когда уровень моря понижается.

И еще мы спонтанно посетили выставку машин-изобретений Леонардо да Винчи в какой-то церкви.

Там и велосипед, и подводная лодка, и крылья, и всякие другие механизмы..
Надо же было так человеку из будущего родиться не в свое время!

До аэропорта добирались на автобусе. После 3.5 дней в сказочном городе на воде обычный мир с машинами, асфальтированными дорогами и современными зданиями за окном автобуса казался таким невыразительным, плоским и скучным!
Самолет домой у нас был в полседьмого вечера, так что мы успели еще как следует посидеть в лаундже и отметить удачное окончание путешествия неумеренным потреблением мягких франузских булок и чая вина и кампари 🙂

Спасибо за внимание!

Остров кладбища Сан-Микеле | Венеция для посетителей

Венеция> Достопримечательности> Кладбище Сан-Микеле

Умереть в Венеции: Кладбище на острове Венецианской лагуны

Дюрант Имбоден

Когда на площади Сан-Марко больше туристов, чем голубей и вьеттто № 1 валяется под тяжестью своих пассажиров на Гранд-канале, есть одно место в Венеция, где толпы тихие и ненавязчивые: Isola di San Michele , бывшая остров-тюрьма менее чем в пяти минутах езды на водном автобусе.

Сан-Микеле — кладбище Венеции — роль, которую он исполняет с достоинством с самого начала 1800-е годы, когда оккупационные силы Наполеона приказали венецианцам начать вывоз своих мертвецов через воду вместо того, чтобы хоронить их по всему городу.

Круизный лайнер для ушедших

В Мир Венеции Ян Моррис сравнивает кладбище остров на корабль, где «режиссер гордо стоит на своем великом кладбище, как и любой другой мастерский капитан крейсера, богоподобный на мостике.»

» Церковь на краю острова красивая, прохладная, строгая и бледное, за ним ухаживают францисканцы с мягкими ногами … Само кладбище широкое и спокойное, череда огромных садов, усыпанных кипарисами и ужасными памятниками.

«Не так давно он состоял из двух отдельных островов: Сан-Микеле и Сан. Кристофоро, но теперь их искусственно соединили, и вся территория захламлена с сотнями тысяч гробниц — некоторые из них очень монументальные, с куполами и скульптурами и кованые ворота, некоторые сложены на высоких современных террасах, некоторые сложены на высоких современных террасы, как картотеки.»

Слово» загромождено «кажется немного несправедливым. Католические районы Сан-Микеле изложены с гораздо большей точностью и формальностью, чем в типичном Американское или британское кладбище.

Стены разделяют различные участки, и могилы лежат аккуратно (если плотно уложены) ряды, разделенные пешеходными дорожками для удобства провожающие и гости.

Здесь и там тропа ведет к границе смежных склепы с мраморными крышами, через которые нужно пройти, чтобы выйти из сада.(«Можно ли гулять на могилах, дорогая? »« Не знаю. Но мы носим туфли на резиновой подошве, так что может быть, смотритель не заметит. «)

Разделение по секте

ВВЕРХУ:
Вапоретти до острова почти постоянно во время Недели Всех Святых.

Большая часть земель Сан-Микеле зарезервирована для католиков — факт, который вряд ли удивительно для страны, где католики, практикующие или нет, составляют огромную большинство населения.

В Венеция: искусство жизни , Фредерик Вито описывает Католическое кладбище во время Недели всех святых:

«Бесплатный вапоретто доставит жителей города от Fondamenta Nuove. на остров.Женщины несут цветы — их фигуры поглощены горшками с огромными хрсиантемы, мятые и белые, желтые и розовые.

«Они похожи на армию цветов на марш высадки перед церковью и часовней Эмилиани, подача в прямоугольные переулки кладбища. Хризантемы продвигаются вперед, как лес в «Макбете».

«Живые выполнили свой долг. Они возвращаются в вапоретто довольные. Возможно, мертвые тоже ».

На острове есть два мини-кладбища для других христианских сект: греков или Греческое православное кладбище, где похоронены Игорь Стравский и Сергей Дягилев; и Протестантское кладбище, самым известным жителем которого является Эзра Паунд.

(у евреев свой кладбище на Лидо, курортном острове Венеции.)

В отличие от формальных и красиво ухоженных католических садов с могилами, Греки а в протестантских секциях царит атмосфера деревенского упадка.

Некоторые надгробия покрыты мох; некоторые наклоняются под крутыми углами; некоторые упали в пародии на тех чьи смерти они поминают.

Иногда встречаются английские эпитафии, напоминающие посетителям о времени когда британские высшие классы считали Венецию своим домом вдали от дома.

Самый известный надпись в честь человека из Стаффордшира, который, как говорят, «оставил нас в покое, февраль. 2, 1910. «

» Расчетное время 2029 «

ВВЕРХУ: Мавзолеи на острове Сан-Микеле кладбище. ВСТАВКА НИЖЕ: Венецианцы посещают могилы членов семьи во время Всех Святых. Неделя.

Смерть может быть постоянной, но Сан-Микеле так многолюдно что могилы сданы в краткосрочную аренду. Тела в каждом ряду могил могут разлагаться в течение двенадцати лет, после чего точка, которую они выкопали.

Жильцы, семьи которых могут заплатить за реинтерьер, переводятся в небольшие металлические ящики для постоянного хранения в небольших помещениях. Менее обеспеченные получают брошен на ближайший кладбище.

В старину кости сбрасывали на оссуарийный остров Сант-Ариано, который Майкл Дибдин описывает в своем романе Мертвая лагуна :

«… Поверхность внутри была намного выше, почти на уровне вершины стены. Джакомо сошел и начал пробираться сквозь подлесок, следуя ряд почти незаметных маркеров: разорванные связки ветки, свисающие с куст, клочок сплющенной травы, присоска ежевики, толстый, как у кальмара щупальце, отрезанное ножом для потрошения рыбака.

«Земля хрустела и скользил под ногами, как будто шел по слоям разбитой посуды.

«Внезапный шум затопления заставил его остановиться, и он поднял луч фонарика, как посох. Остров кишел змеями, и Джакомо безуспешно пытался убедить себя, что это была единственная особенность этого места, которая его пугала ».

Как добраться до Сан-Микеле

Если ты мертв, гробовщик доставит тебя на кладбище на водном катафалке (или на похоронной гондоле, если у ваших выживших есть чутье на драматизм).

Для временного посещения сядьте на вапоретто № 41 или 42 у Fondamenta Nuove. Платформа.

Сойдите с лодки на первой остановке «Чимитеро».

После того, как вы побывали на Сан-Микеле, вы, возможно, захотите продолжить Мурано, стеклянный остров, на том же речном трамвае линия.

Предлагаемая книга:

Постоянно «Итальянцы », торговая книга в мягкой обложке Джуди Калбертсон и Тома Рэндалла, имеет глава о покойных и великих, которые похоронены или погребены в Венеции.



Остров Сан-Микеле — Мурано, Италия

По другую сторону воды от района Венеции Каннареджо, на острове с красными стенами находятся мертвые города. Новое по меркам Венеции кладбище было единственным официальным христианским захоронением с начала 1800-х годов.

Когда независимая Венецианская республика пала перед Наполеоном в 1797 году, жители были вынуждены мириться с меняющимися требованиями города новой Империи, которые включали удаление ворот в еврейское гетто (которые ранее были закрыты по ночам) и провозглашение что мертвых больше нельзя хоронить в городе.Существовавшая традиция заключалась в том, чтобы хоронить мертвых в церквях или под брусчаткой, что было ниже санитарных норм по стандартам большинства городов той эпохи и, безусловно, было проблемой для города, который наводняется несколько раз в год. В их защиту, жертвы многочисленных эпидемий Венеции были помещены на отдаленные острова, часто до того, как они фактически умерли.

Современный остров состоит из двух небольших островов, объединенных вдоль канала в 1836 году. Он был назван в честь существующей церкви архангела Михаила, спроектированной в 1469 году Мауро Кодусси, знаменитым архитектором, который участвовал во многих венецианских эпохах Возрождения. церкви и достопримечательности той эпохи, в том числе огромная башня с часами на площади Сан-Марко.Церковь и часовня примыкают к входу на остров с паромной пристани. Вход на кладбище через монастыри старого монастыря. Захоронения разделены на категории, большинство из которых отведено католическим могилам. Меньшие разделы предназначены для греков-православных, для иностранцев и для протестантов. Небольшие секции посвящены могилам детей и гондольерам. Жителей-евреев хоронили отдельно в Лидо.

Территория обширная и зеленая, покрыта рядами современных надгробий, усеяна скульптурами, деревьями и иногда небольшой семейной часовней или мавзолеем.Детали чистые и ухоженные, остальные углы пришли в негодность. Стены образуют склеп, в котором кости удаляются через 10–12 лет в землю. Это место современных захоронений, и было отмечено, что здесь не так много известных имен, которые можно было бы увидеть, но композитор Игорь Стравинский и поэт Эзра Паунд по-прежнему называют его своим домом. Каждый год в праздник Festa dei Morti, или День поминовения усопших (2 ноября), местные жители проводят мессу в память о погибших и массово посещают кладбище. Паром бесплатный.Небольшую традиционную выпечку под названием Fave или Fave dei Morte (по-итальянски «фасоль» или «бобы мертвых») все еще можно найти в ознаменование древней традиции еды и раздачи бобов бедным во время «Всех душ».

Посетителям острова следует иметь в виду, что многие захоронения на острове недавние, и местные жители могут быть в трауре. Приветствуются скромные наряды и тихие голоса. Карты могут быть доступны в монастырях, если они открыты.

Путеводитель по острову Сан-Микеле

Венецианские острова имеют богатую историю, вдохновляющую некоторых из самых выдающихся деятелей искусства.Остров Сан-Микеле, расположенный прямо напротив лагуны от Фондаменте Нуове, является кладбищенским островом Венеции, состоящим из двух островов, которые теперь соединены и заняты гробницами, часовнями и кипарисами. Посещение Сан-Микеле, считающегося священным местом, а не туристической достопримечательностью, дает важное представление об истории Венеции и ее жителей.

Ворота кладбища Сан-Микеле © iStock / mouse_sonya

Бывший монастырь, Наполеон объявил остров официальным кладбищем только в 1837 году.До этого венецианская практика заключалась в том, чтобы хоронить мертвых под церковными полами или брусчаткой, что считалось антисанитарным, учитывая подверженность Венеции Aqua Alta, наводнениям, которые распространялись по городу несколько раз в год.

Если судить по местной легенде, не стоит посещать Сан-Микеле 1 или 2 ноября. По словам венецианцев, это день, когда мертвые покидают остров Сан-Микеле, чтобы пройти по улицам Венеции по пути к своим домам, после чего они садятся в центре дома, рядом с кухонной плитой.По этой причине суеверные жители считают, что выглядывать в окно в этот день — ужасная неудача.

Вернувшись на Сан-Микеле, кладбище разделено на секции: католическое, православное (известное как греко), протестантское, погибшее в войне Содружества и даже гондольеры. Большинство останков, захороненных здесь, размещены на длинных проспектах и ​​в рядах гробниц, на многих из которых есть фотографии умерших. Во время поездки на лодке ожидайте, что вы будете сидеть рядом с торжественными местными жителями, сжимающими цветы, многие из которых регулярно приходят, чтобы ухаживать за могилами своих покойных близких.

Могилы на кладбище Сан-Микеле © iStock / RnDms

Однако большинство могил временные. Из-за строгих ограничений площади Сан-Микеле большая часть останков перемещается в другое место примерно через 10 лет. Немногочисленные исключения из этого правила — гробницы, принадлежащие известным венецианцам или иностранным знаменитостям. В православном разделе вы найдете место последнего упокоения знаменитого основателя Русского балета Сергея Дягилева, который умер в Венеции в 1929 году. Розовые балетные туфли, положенные на его могилу, остро напоминают о долгой и легендарной карьере Дягилева.Рядом похоронен русский композитор Игорь Стравинский (давний соратник Дягилева), похороненный здесь из-за его тесных связей с Венецией. Композитор был настолько увлечен «Плавучим городом», что в 1951 году он решил провести премьеру оперы «Прогресс повесы» в «Ла Фениче».

В протестантской части кладбища вы найдете поэта Иосифа Бродского, лауреата Нобелевской премии, чей «Водяной знак»: «Очерк Венеции» подробно описал его неизменную любовь к городу, который он посетил более 17 раз, прежде чем написал произведение.На протестантском кладбище также находится еще один выдающийся литературный деятель, Эзра Паунд, который попал в Венецию после того, как попал в психиатрическую лечебницу в Америке из-за своих тревожно профашистских взглядов. Город вдохновил его на самую известную поэтическую работу «Песни», и после его смерти в 1972 году четверо гондольеров, одетых в черное, доставили его тело на Сан-Микеле.

Помимо жителей, стоит обратить внимание на архитектуру острова Сан-Микеле. Церковь Сан-Микеле на Изоле, шедевр эпохи Возрождения, начатый в 1469 году Кодусси, считается первым дизайном в стиле эпохи Возрождения в Венеции — источником вдохновения для последующих памятников.Напротив, Сан-Микеле также является домом для поразительно современного Двора Четырех евангелистов, который является частью текущего проекта David Chipperfield Architects, направленного на устранение дисбаланса романтического фасада Сан-Микеле с его общественным назначением в качестве муниципального кладбища. Этот элегантный двор украшен базальтовыми стенами, на которых выгравированы отрывки из Евангелий четырех евангелистов.

Церковь на острове Сан-Микеле © iStock / Maria Teresa Tovar Romero

Откройте для себя волшебство Венеции в путешествии Insight Vacations Easy Pace по Италии.

ЦЕРКОВЬ САН-МИШЕЛЬ В ИЗОЛЕ

Около

Церковь Сан-Микеле на острове Изола — красивая церковь, посвященная Святому Михаилу, расположенная в Венеции, на острове Сан-Микеле, недалеко от одноименного кладбища.

КРАТКАЯ ИСТОРИЯ

Первая церковь была построена на этом месте в 1221 году, но сгорела в 1453 году.

Нынешняя церковь датируется второй половиной 15 века. Точнее, церковь была построена между 1468 и 1479 годами великим архитектором Мауро Кодусси, тем же архитектором церкви Сан-Заккария, дворца Вендрамин Калерджи и Часовой башни с площади Сан-Марко.

В 1530 году архитектор Гульельмо Бергамаско построил шестиугольную часовню слева от церкви, известную как Капелла Эмилиани. В 1560 году известный скульптор и архитектор Якопо Сансовино отремонтировал церковь и часовню.

АРХИТЕКТУРА

Церковь имеет трехсторонний фасад, разделенный ионическими пилястрами, с двумя наложенными друг на друга уровнями. Нижний характеризуется гладким тесаным камнем, центральным порталом с треугольным тимпаном и двумя высокими арочными окнами в соответствии с проходами.

Верхний ярус, заключенный между ионическими пилястрами, имеет большой окулус, вокруг которого расположены четыре полихромных мраморных диска. Этот второй уровень увенчан изогнутым фронтоном, а стороны соединены двумя другими изогнутыми крыльями с прекрасным орнаментом в форме раковин.

Интерьер церкви разделен на три нефа круглыми арками, поддерживаемыми колоннами. Каждый неф перекрыт кессонным потолком и заканчивается полукруглой апсидой.

КАК ДОБРАТЬСЯ

Единственная остановка вапоретто на острове Сан-Микеле — Cimitero .До острова можно добраться на одном из речных маршрутов 4.1 и 4.2.

Попав на остров, вы увидите церковь Сан-Микеле. Также вы можете посетить кладбище Сан-Микеле, где похоронены американский поэт Эзра Паунд и русский композитор Игорь Стравинский.

Венецианский остров мертвых

Другая часть, явно предназначенная для более состоятельных жителей, может похвастаться отдельно стоящими семейными часовнями, некоторые из которых украшены причудливым классическим орнаментом, другие — жемчужинами простой модернистской архитектуры.Несколько крупных памятников украшены яркими рельефами или отдельно стоящими скульптурами современных художников. (В буклете несколько изображений с именами скульпторов.) На этом этапе нашего тура Сан-Микеле снова изменился, так что теперь он казался почти художественным музеем.

Через несколько минут, когда мы оказались в секции для иностранцев, я подумал, что мы прошли через другой портал в начало 19 века, когда готические руины и гниющие могилы стали частью романтической мифологии.Запутанные и неопрятные кусты, кустарники и неоднородная трава частично скрывают многие камни. Дорожки заросшие и почти неразличимы. Некоторые камни треснуты или упали. Хотя кое-где появляются цветы, а горстка известных жителей — например, Эзра Паунда — все еще вспоминается свежими подношениями, большинство могил изношены и заброшены.

В конце немецкой части этого раздела я увидел мужчину средних лет, который скрупулезно сметал каждую веточку и опавший лист с камня, затем мыл их и, наконец, укладывал новый букет в принесенную им вазу.В тот октябрьский полдень повсюду падали листья, и я знал, что через несколько часов камень снова будет завален. Но какое-то время это была единственная чистая могила в ограде. Когда он ушел, я подошел к камню. Эта немецкая семья жила в Венеции на протяжении двух поколений; человек, которого я видела, был, вероятно, третьим. Но в Сан-Микеле он все еще был иностранцем.

ПУТЕШЕСТВИЕ обратно к выходу — кладбище закрылось в 16:00. — мы продолжали видеть участки, которые еще не исследовали.Одна, секция, предназначенная для младенцев и маленьких детей, была настолько болезненной, что я не мог задерживаться. Вдоль дороги стояли фотографии младенцев, малышей, детей 6-8 лет с ясными глазами. Одна из могил, изображающая 8-летнего мальчика с эльфийской улыбкой, имела своим украшением совершенно красивый полированный кусок стекла абстрактной формы, как если бы он был разбит, стоящий на краю в надгробной плите.

Над головой загудел громкоговоритель, сообщая нам, что мы должны уйти. Когда мы поспешили к выходу — Сан-Микеле не было тем местом, в котором я хотел бы остаться, — я остановился еще у одной могилы.Его многочисленные фотографии, триптих в золотой оправе, неотразимо привлекли мое внимание, потому что молодая женщина на фотографиях была примерно возраста моей дочери. Эта венецианская дочь умерла три года назад в 19 лет.

Она была танцовщицей, потому что на одной из фотографий она запечатлела в купальнике радостный пируэт перед церковью Сан-Джорджо, с Сан-Марко и Дворцом дожей через реку. воды. На другом она запечатлела свои длинные юбки в оборке, а на третьем, крупным планом, она уверенно улыбнулась в камеру.Белый мраморный камень был почти ослепительно новым. Его окружало несколько горшков с цветами, и ваза со сверкающими свежими белыми цветами выглядела так, как будто их только что поставили туда. В углу камня стояла пара позолоченных балетных туфель в натуральную величину.

«Пойдем», — посоветовал мне Джеймс, нежно потянув меня за руку, потому что мне было трудно отойти от этой молодой танцовщицы. Мы присоединились к очереди посетителей, которые шли через галереи, сады и церковь к пристани. Лодка была очень переполнена, и я только мельком увидел фасад церкви, прежде чем мы ускользнули.

Город теперь выглядел как-то иначе. Я все еще был туристом, который почти не говорил по-итальянски и не знал никого, кроме владельцев магазинов и нашего домовладельца, во всей Венеции. Но на короткое время меня приняли в его сообщество и даже в его самую интимную семейную жизнь.

Набережная Неизлечимых и кладбище Сан-Микеле. Монастырь и тюрьма

Главная достопримечательность острова — единственное в Венеции городское кладбище. Более того, если в какое-то время были и другие, то информация о них до нас еще не доходила.Это кладбище интересует российских туристов, прежде всего, потому, что здесь захоронены прахи сразу нескольких наших знаменитых соотечественников: хореографа Сергея Дягилева, композитора Игоря Стравинского, журналиста и писателя Вейля и, конечно же, поэта Иосифа Бродского.

Немного истории

Когда-то Сан-Микеле был, во-первых, двумя островами сразу, а во-вторых, там не было кладбища, а только церковь и монастырь. Эта церковь Сан-Микеле-ин-Изола была построена более 500 лет назад — это в период расцвета Венецианской республики, а точнее, незадолго до ее упадка.

В монастыре располагалась обширная библиотека. А потом времена изменились, на месте монастыря была организована тюрьма.

А остров еще по периметру обнесен кирпичной стеной.

Кладбище Сан-Микеле (Cimitero San-Michele)

Извечная проблема венецианцев — нехватка жилой площади. И не только жизненно важно: многие века, даже после смерти, им приходилось сталкиваться с нехваткой территории. Венецианцы хоронили умерших родственников везде, где нужно: кого-то возле церквей, кого-то прямо в садах и подвалах.По иронии судьбы, чтобы жители города наконец получили возможность обрести вечный покой более организованным и экологически чистым способом, сама власть должна была умереть — только в 19 веке по приказу Наполеона, покорившего Венецию. Республика, город выделил место для официального кладбища, запретив все эти стихийные похороны, где бы они ни происходили. А заодно увеличили и площадь территории под будущие захоронения, заполнив канал и соединив два острова в один.

Помогало недолго, все проблемы так и не решились. Сегодня в Венеции продолжают умирать (во всяком случае, умирает больше, чем рождается), и не всем хватает места для захоронения. Кому-то это может показаться циничным, другим, наоборот, разумным и эффективным бизнес-решением, но голые факты таковы: каждые 10 лет венецианцы эксгумируют останки, чтобы освободить место для нового умершего, если только близкие покойный решает «продлить» его на новый срок.Родственникам приходится доплачивать только за то, чтобы кости продолжали мирно тлеть в земле. Это касается обычных людей, чьи надгробия не являются памятниками истории, и которым не посчастливилось быть известным человеком. Однако для знаменитостей обычно существуют средства, которые оплачивают пребывание их останков на постоянном месте.


Если вы не знаете всех этих неоднозначных фактов или пытаетесь их успешно забыть, то на самом деле, когда вы впервые встречаетесь с Сан-Микеле, вы приятно удивлены.И не только на первых порах. Я останавливался здесь почти каждый раз, когда был в Венеции. Островок всегда вносил свежую струю разнообразия в плотный график прогулок по венецианским лабиринтам. При всей своей сказочности Venezia Serenissima иногда утомляет своими камнями, ступенями, узкими проходами и толпами. В таком случае всегда найдется уютный уголок Сан-Микеле, расположенный в непосредственной близости от шума и туристического безумия. Вырвавшись на открытое море, дыша свежим ветерком и чувствуя соленые брызги на лице, мы приходим сюда и попадаем в необычно зеленый для Венеции квартал.Здесь тихо, здесь легко дышится даже в самый разгар светового дня и даже в самые «удачные» сезоны очень мало людей. Атмосфера не унылая, ведь это, как ни странно, вовсе не кладбище на острове. Район больше похож на дачный парк.


Итак, мы прибыли на остановку Cimitero (San-Michele). От пристани вапоретто проходим через ворота за стеной. За ними будет двор с аккуратными лужайками и выразительное полукруглое здание.

Пройдя по прямой через этот двор, мы оказываемся у входа на само кладбище.

Где искать знаменитые могилы

Найти интересующие нас могилы не так уж и сложно. Достаточно разобраться в устройстве кладбища. Есть три основных отдела:

  • католический,
  • православный (Reparto Greco),
  • протестантский (Reparto Evangelico).

Ну что, Бродского поищем? Но они не догадывались… Бродский лжет протестантам, потому что они не хотели принимать поэта-атеиста в православный отдел, да и католикам он особо не нуждался.

Имя, фамилия и годы жизни кратко обозначены на камне, и все знают, кто это, особенно те, для кого надпись выгравирована кириллицей. На противоположной стороне надгробия надпись на латыни: Letum non omnia finit , что в переводе означает: «Не все заканчивается смертью.»

Неожиданное место и противоречивая пословица — далеко не полный перечень парадоксов, сопровождающих нашего великого опального поэта в его последнем путешествии (который даже при жизни не был склонен плыть по течению). Если вы хотите большего, пожалуйста: Заметная соседняя могила его «товарища по лавке», американца Эзры Паунда, жившего в Италии, которого ненавидел сам поэт и с которым он не хотел лежать по соседству, помогает найти убежище Бродскому. даже специально об этом спрашивал при жизни, но, как известно, человек подсказывает…. Я раньше не слышал о Паунде и узнал об этом авторе только в связи с его посмертным соседством, но когда я немного прочитал о его жизни, этот человек тоже показался мне довольно несимпатичным. И большинству из тех, кто читает мой текст, он вряд ли понравится: взгляды Паунда были откровенно фашистскими и антисемитскими. В 40-е гг. он поддержал Муссолини и в послевоенное время оказался в психиатрической больнице. Но теперь то, что от него осталось, может послужить хорошим ориентиром для потомков.

Что касается ориентиров, то для облегчения понимания, где какая могила находится, можно воспользоваться схемой.Говорят, эту карту можно взять на месте в администрации кладбища. Если честно, сам к администрации никогда не ходил, так что в данном случае — только со слов других туристов. А схема такая:


Чтобы было понятнее, я также прилагаю вид на остров сверху из Google Earth. Сравните карту и фотографию, и вы очень быстро в этом разберетесь.

На схеме сразу видно, что от захоронения Бродского до Стравинского с Дягилевым рукой подать.На самом деле, когда вы идете к православной и протестантской ветви, вы увидите на указателе большой список: Ezra pound , Diaghilev , Stravinsky (Именно так, да … Эзра Паунд все же превзошел наш поэт с посмертной славой — либо его творчество все еще имело какую-то ценность, либо, что более вероятно, мы имеем здесь эффект славы Герострата в ее классическом проявлении; однако, ладно, оставим венецианцам выбирать, чьи имена ставить на таблички, и не будем лишний раз вмешиваться в наш устав на территории заграничных монастырей и кладбищ).

Если поклонники и поклонницы в основном кладут на могилу Бродского письма со своими и чужими стихами, то пьедестал Дягилева усыпан балетками, которые здесь оставляют балетоманы со всего мира.

Но Игорь Стравинский не один, а вместе со своей любимой женой Верой.


Эти могилы мне менее интересны. Люблю музыку, в том числе классическую, но не в жанре балета, с творчеством и биографией Стравинского я тоже очень посредственный, увы.

В православной части кладбища можно встретить много других русских имен, хотя и не столь громких. Неудивительно.

Из знаменитостей, не связанных с Россией (кроме Эзры Паунда), на территории Сан-Микеле похоронен физик Кристиан Доплер, первооткрыватель одноименного эффекта, французский футболист Эленио Эррера и многие другие.

Все-таки эмоции от посещения этого места остаются довольно яркими и положительными, и это несмотря на то, что вокруг столько мертвых людей, и несмотря на то, что теперь мы знаем о коммерциализме венецианских властей, которые даже после смерти не дают людям спать спокойно и без лишних церемоний «выселяют» неплательщиков.

Но, пожалуй, есть одно место на Сан-Микеле, которое вызывает по-настоящему грустные мысли. Это детское кладбище (Recinto Bambini) … Оно находится по дороге от входа на протестантские и православные участки. Больше всего удручают фигуры на камнях: очень короткие отрезки … Есть даже могила девушки, прожившей на свете 3 дня. Во всяком случае, это было раньше. Она должна остаться, потому что с ее короткой жизни не прошло и десяти лет.

Режим работы

Вход на кладбище свободный.Открыт с раннего утра:

  • в весенне-летний сезон (апрель-сентябрь) — 7: 30-18: 00;
  • в осенне-зимний период (октябрь-март) — 7: 30-16: 00.

Что еще посмотреть

В нарушение традиций, начав для мира, кончу на здоровье. Да, конечно, главное, ради чего многие россияне обычно едут на Сан-Микеле, — это могилы великих земляков. Однако есть много интересных и красивых мест … Рискну сказать, что это интереснее и красивее, но это, конечно, не для всех.


Церковь с часовней

Самыми примечательными из других достопримечательностей являются уже упоминавшаяся церковь Сан-Микеле-ин-Изола и часовня Эмилиани … Часовня выглядит как типичное венецианское здание: она сделана из красного кирпича, как и положено большинству зданий того времени. Сама церковь хоть и очень древняя (1469 г.), но уже построена из белого камня. Архитектор — Мауро Кодусси.


Как добраться

На карте показан мини-маршрут по кладбищу:


Честно говоря, меня и мою любимую женщину тянет на этот остров не камни, кости и имена, и не купола тоже (после все, соборы и центральная Венеция переполнены).Больше всего на Сан-Микеле нам нравится территория между пирсом и кладбищем, полукруглая площадь и двор у церкви.

Если справа от остановки вапоретто, входя в ворота, не топать в сторону могил, а повернуть налево с той самой площади с полукруглым зданием, то можно попасть во двор церкви Сан-Микеле. . Это красивый закрытый двор с колоннами. Напоминает что-то античное, хотя, конечно, не раньше самой церкви.

Когда-то из этого двора можно было выйти через арку прямо в море.

А слева от выхода можно было подкрасться к белокаменной церкви со стороны воды.

Во время нашего последнего визита (Венецианский карнавал 2017), вырвавшись из толпы и суеты площади Сан-Марко, это места на острове Сан-Микеле, которые мы выбрали для романтического уединения в наших таинственных масках и костюмах.


Но эта арка с выходом к морю оказалась закрытой в период карнавала… К сожалению, я не знаю этого временно или уже навсегда.

Данте и Вергилий

Что ж, есть еще одна известная достопримечательность, которую никак нельзя игнорировать, говоря об острове Сан-Микеле, хотя он и находится не на нем. Дело в том, что почти наверняка вам не удастся проскользнуть мимо этой достопримечательности по дороге на остров. Он расположен … прямо в море. это памятник Данте и Вергилию .

Здесь мы можем пофантазировать и представить, что лодка плывет по реке Ахерон, а путешественники движутся прямо через загробную жизнь, чтобы встретить души умерших.В каком-то смысле это так, потому что нос лодки смотрит точно на остров Сан-Микеле.

Он установил памятник посреди венецианских вод, который интересен, опять же, нашему соотечественнику Георгию Франгуляну (правда, уроженцу). Что ни говори, но, говоря об острове Сан-Микеле, то и дело натыкаешься на русский след.

Почему вам не удастся обойти этот памятник по дороге на Сан-Микеле, я вам скажу прямо сейчас, то есть в следующем разделе.

Как добраться до острова

Добраться до острова можно только по воде. Можно взять водное такси, но это дорого. Лучший способ — вапоретто — венецианские пассажирские речные трамваи (если вы находитесь в Венеции более одного дня, то, скорее всего, вы уже приобрели соответствующий туристический проездной). Узнайте больше о вапоретто, маршрутах и ​​билетах на сайте.

San Michele — остановка Cimitero (а это переводится как «кладбище»). Вапоретто № 4.1 и №4.2 остановитесь здесь. Сесть можно на любой остановке, через которую проходят эти два маршрута.

Если вы находитесь где-то далеко от их траектории, то оптимально пройти через большую развязку станцию ​​ Fondamente Nuove (Fondamente Nove / «Новая набережная») там вы обязательно поймаете №4,1 или нет. . 4.2. До Fondamente Nuove легко добраться другим рейсом. В некоторых центральных районах даже проще дойти до набережной пешком. Например, от моста Риальто или от железнодорожного вокзала по суше быстрее, чем по воде.

На Fondamente Nuove много марин, нужно высадиться на причал B , на табло ловим слово Murano — именно в этом направлении нужных нам кораблей, в сторону острова. Отсюда сделайте одну остановку.

Инфраструктура

Где поесть на острове? В двух словах: не здесь .

Если вы хотите погулять по острову еще немного, запаситесь сухим пайком заранее или перекусите в другом месте.В этом на нашем сайте вы можете подробно узнать о разных местах Венеции, где можно пообедать: от недорогих закусочных до шикарных ресторанов.

Естественно корпуса на Сан-Микеле тоже нет , так что сюда в любом случае придется плыть на вапоретто. Ну а в остальном за бескрайние воды всюду любим Венецию. А где переночевать в Венеции читайте.

Живя в СССР, Бродский мечтал о Венеции.
Когда он покинул страну, он приехал в Венецию на семнадцать лет.Исключительно зимой.
Писали о Венеции «Набережная неизлечимого».
После смерти тело поэта перезахоронили в Венеции, на островном кладбище Сан-Микеле.

Речь пойдет о двух венецианских местах, связанных с Бродским — о «Набережной Неизлечимых» и острове Сан-Микеле.


Что такое «Набережная неизлечимого», которой нет на современных картах Венеции?

Обратимся к тексту Бродского:

«От дома мы пошли налево и через две минуты оказались на Fondamenta degli Incurabili.
Ах, вечная сила языковых ассоциаций! Ах, эта невероятная способность слов обещать больше, чем может дать реальность! Ах, вершины и корни писательского мастерства. Конечно, «Набережная неизлечимого» относится к чуме, к эпидемиям, столетие за столетием, наполовину опустошавшим город с регулярностью составителя переписи населения. Это название напоминает безнадежные случаи — не столько блуждание по тротуару, сколько лежание на нем, буквально задыхаясь, в саванах, ожидая их прихода, а точнее — отплытия.Факелы, жаровни, марлевые маски, защищающие от заразных паров, шелест монашеских одежд и облачений, трепет черных плащей, свечей. Похоронная процессия постепенно превращается в карнавал, а то и в прогулку, когда нужно надевать маску, потому что в этом городе все друг друга знают. «

(Иосиф Бродский« Набережная Неизлечимого »)

Тем, кто хочет найти знаменитую набережную Бродского, стоит поискать на карте Fondamenta delle Zattere, Земельную набережную в квартале Дорсодуро, протяженностью около двух километров, напротив Джудекки. остров.Эта набережная была в «чумные» времена набережной Неизлечимых (Fondamenta degli incurabili). Внимательный заметит таблички-подсказки «Заттере агли Инкурабили» («Заттере, бывшие неизлечимые»).
В 2009 году на набережной появилась мемориальная доска Иосифу Бродскому.

Остров мертвых, Сан-Микеле стал кладбищем в 1807 году по приказу Наполеона.
До этого на острове был монастырь, а позже — тюрьма. До появления кладбища венецианцы хоронили умерших в городе: в садах, церквях, подвалах.В некоторых случаях венецианские власти разрешают хоронить выдающихся людей на Сан-Микеле.

Похоронен на Сан-Микеле Игорь Стравинский — русский композитор, дирижер и пианист — он умер в Венеции в 1971 году. Несколько лет спустя его жена была похоронена рядом со Стравинским.

Недалеко от могилы Стравинского похоронен Сергей Павлович Дягилев, российский театральный и артистический деятель, организатор «Русских сезонов» в Париже, скончавшийся в Венеции в 1929 году.
К памятнику Дягилеву прикреплены балетки.

28 января 1996 года Иосиф Бродский скончался в Нью-Йорке.
Есть несколько версий, почему поэта решили похоронить на Сан-Микеле.
Некоторые спорят о его собственном расположении по этому поводу в завещании.
Другое — о предложении одного из друзей поэта, поддержанном вдовой Бродского Марией Соццани.
Как бы то ни было, но 21 июня 1997 года в Венеции с разрешения городских властей тело Иосифа Бродского перезахоронили на кладбище Сан-Микеле.
Место было выделено на протестантской части кладбища, как для человека без вероисповедания.
На оборотной стороне скромного памятника выбиты слова из элегии Проперция Летум pop omnia finit («Смерть не кончается»).

Пишу эти строки сидя на белом стуле
под открытым небом, зимой в одной куртке
, давая, раздвигая скулы
фраз на родном языке.
Кофе остынет. Брызги лагуны, сотня
маленьких бликов тусклый зрачок исполнение
для стремления вспомнить пейзаж, который может обойтись без меня.

(Иосиф Бродский «Венецианские строфы (2)» 1982)

Как добраться до Сан-Микеле: на вапоретто 41 или 42.
От Fondamente Nuovo одна остановка до Чимитеро.

На кладбище спросила «где могила Бродского», думала, что «там» просто помашут, и министры любезно проводили меня до места.
Но знаки также могут помочь вам сориентироваться.

«А на краю дороги стоят мертвые с косами»
Алигьери Данте
«… и тишина »
Бродский Иосиф


Если я проводил вас по задним дворам, давайте взглянем на остров Сан-Микеле. Сначала на этом острове был монастырь, потом тюрьма. В 1807 году по санитарным соображениям, Наполеон запретил венецианцам хоронить мертвых на обитаемых островах и приказал отныне все захоронения совершать здесь. С тех пор Сан-Микеле является островом мертвых. На острове находится церковь Сан-Микеле-ин-Изола («Сан-Микеле» на острове », как вы думаете?) — старейшая (1469 г.) церковь в стиле ренессанс в Венеции.

У входа — схема. Если вы присмотритесь, то увидите, что на чисто католическом венецианском кладбище Recinto (забор) XIV и Recinto XV предоставлены греческим православным и евангелистам.

Не пугайтесь: вас никто не торопит. Мы такие … смотри 🙂
Вапоретто (лодка-лагуна как Мошка), пробежав мимо памятника «Вергилий ведет Данте в царство мертвых» (где мы находимся),

доставит вас в крошечный желто-белый пирс Cemetereo.

Мы к ней не поплывем — зачем она нам? Иди на кладбище!
Входим на территорию монастыря.

Здесь как-то не по-венециански, просторно и малолюдно. И зеленый.

Ровными рядами установлены кресты над могилами английских моряков, погибших в Первой мировой войне.

Через дорогу — поляна с могилами горожан. По сей день на Сан-Микеле хоронят венецианцев.Вот они перед вами.

Внутри стен находятся склепы знатных семей (есть еще в городе).

Это самое крутое из встреченных нам надгробий. Просто склеп какой-то! Джузеппе и Агостино Скарпа. Вы их знаете? И кстати — знать!

Но ты и я — через эту дверь. Recinto Greco.

Именно здесь похоронен Сергей Дягилев. Девочки приносят ему свежие пуанты.Видишь, к памятнику привязан?

А рядом с ними супруги Стравинские. Других знакомых здесь нет.
За исключением претенциозного памятника фаворитке царя (Александра II) Мусиной-Пушкиной, скончавшейся в возрасте почти 90 лет. Но что она нам знакома? …

Греческая (предназначенная для русских) часть кладбища чиста и пуста. Места еще дофиг. Не торопитесь, чтобы зарегистрироваться. Пустой и чистый.

Этого нельзя сказать о евангелическом купе.Где царят хаос и разруха.

Надгробия ломаются, как ломы. Этот чемпион «от кого достал? Веселятся ли фанаты Зенита?»

Здесь похоронено все наше — Иосиф Бродский. Почему евангелисты? А что делать венецианцам в еврейской части Сан-Микеле? А может еще и мусульманин ?!

Сами им места не хватает. Через короткое время после захоронения останки выкапывают и кладут в ниши колумбария.И место на земле для следующих венецианцев.

Гробы с телами будут подносить не к тем пафосным центральным воротам на первом фото, а к такой неприметной, но удобной двери.

Как я люблю Google Планета Земля. Действительно здорово ?! Перед вами кладбище Сан-Микеле с церковью Сан-Микеле-ин-Изола в углу.

Опять же.
Вход с причала по желтой стрелке. В конце синей стрелки — могила Дягилева.В конце красного — могила Бродского.

Сегодня мы отправляемся на венецианский остров Сан-Микеле.

Еще при составлении маршрута мы решили, что обязательно побываем здесь. Обожаю стихи Иосифа Бродского, Галка из балетной семьи, я танцевала сама, а теперь у нее есть бизнес, связанный с балетными и хореографическими коллективами. Она очень уважает Сергея Дягилева. Кроме того, Галю заинтересовала информация о том, что на могиле Дягилева всегда находится артист балета.А Галка, как раз занималась изготовлением балетных туфель, и ее очень интересовало, как шили «Дягилевский балет».

Третья участница нашей поездки — актриса. Она только что снялась в фильме об Игоре Стравинском. Она сыграла жену композитора. Ее не освободили со съемок, и она очень просила возложить цветы на могилу Игоря Стравинского и его супруги Веры Стравинской. * Интересные работы для актеров. Вы живете в роли жены, вы, наверное, чувствуете себя почти как она… и возложить цветы на могилу … *

Все 3 наших кумира похоронены на кладбище острова Сан-Микеле. Купили цветы, чтобы поставить на могилы Бродского, Дягилева и Стравинского, и поехали.

Острова Венеции расположены недалеко друг от друга, но мы уехали рано, чтобы успеть прогуляться по острову.

У входа на остров Сан-Микеле мы видели вот такой памятник. Смотрели во все глаза, потому что Ладья плыла по воде.В нем два человека. Один указывает на остров Сан-Микеле.

Данте и Вергилий

Эти фигуры были созданы московским скульптором Георгием Франгуляном. Два великих итальянских поэта — Вергилий и Данте переплывают реку Ахерон. В речной воде Данте кипят проклятые души. Здесь, в спокойных водах залива, нет таких страстей, а Сан-Микеле иногда называют «раем». Оказывается, Вергилий указывает поэту на самое тихое и зеленое место Венеции.

Скульптура стоит на понтонной конструкции, качается на воде и фактически плавает. Красиво и совсем не страшно. Но должны быть какие-то легенды и страшилки. Кладбище рядом, а страшилок нет? Так не получается!

И, — точно. Оказывается, история о черном гондольере, могила которого движется, всплывала с завидной периодичностью и уже более ста лет. Наряду с этой новостью ходят слухи о пропаже одного человека.Вероятно, пропавших без вести в черно-черную ночь увозит в своей черно-черной гондоле черно-черный гондольер. Это страшно … * Интересно, что на островах Венеции в конце этой страшной истории принято кричать: «Отдай мне сердце ?!

Кладбище Сан-Микеле

Остров Сан-Микеле еще называют островом мертвых. Сан-Микеле — венецианское кладбище. Здесь сохранились церковь Сан-Микеле в Изобле, колокольня и часовня.

Церковь — ранний образец архитектуры эпохи Возрождения в Венеции. Его архитектор — Мауро Кодусси совершил прорыв — дело в том, что до него в Венеции были кирпичные здания, а его церковь была построена из белого камня. Элегантно оформленный и благородный.

Рядом с церковью Сан-Микеле в Изобле находится часовня Эмилиани. Он украшен куполом, колоннами и скульптурами. Часовня также относится к эпохе Возрождения.

Они совмещены с кирпичной колокольней, которую завершает купол, похожий на купол часовни.

Церковь, часовня и колокольня

Со стороны бухты остров выглядел крепостью, вспомнил слова из сказки А.С. Пушкин об острове Буян, где в чешуе, как в пылу горя, из морской пены всплывают 33 богатыря. Только мы героев не видели. Остров даже издалека выглядел тихим и спокойным.

Был монастырь на острове Сан-Микеле. Когда-то здесь уединенно жили монахи. В монастыре была огромная библиотека, теософская школа.Помимо теософии в школе преподавали философию и гуманитарные науки.

На острове находилась церковь Архангела Михаила, пристроенная к монастырю в 13 веке. Она дала название острову. Остров стал кладбищем в 1807 году по приказу Наполеона. До этого года жители Венеции сжигали и хоронили умерших в городе; в церквях, частных садах, подвалах дворцов, где это возможно. * Действительно, проблема *.

Два острова, Сан-Микеле и Сан-Кристофоро, были выделены для кладбища, но со временем разделяющий их канал был заполнен, и два острова стали одним целым.

В конце 18 века Наполеон передал остров австрийцам. Они использовали остров как тюрьму для венецианских патриотов.

Кладбище разделено на зоны: католическая, православная, еврейская. Есть детское кладбище. Очень расстроило забавное слово «Бамбино», написанное на табличке у могилок.

Сергей Дягелев и Игорь Стравинский похоронены в православной зоне, а Иосиф Бродский — на территории евангелической, протестантской.С православной стороны тело поэта запретили хоронить Русская православная церковь … С католической стороны — католическая церковь.

Могила Бродского

Мы быстро добрались до острова Сан-Микеле. Где могилы, написано в нашей тетради, но как туда добраться, куда идти? Мы заглянули в ближайшую открытую дверь, чтобы спросить, и нам сразу дали схему кладбища с тремя обведенными именами: Бродский, Стравинский, Дягилев.

Кладбище на Сан-Микеле

Если вам нужен план городского кладбища Венеции, спросите на острове вот так: CIMITERO COMUNALE DI VENEZI.

Мы вошли в один квадрат, зона не та. Во-вторых, опять в ложном направлении. А вот и площадь с надписью: «Reparto-Evangelico» «Протестантская секция» …

Протестантское поселение на острове Сан-Микеле

Здесь покоится тело Иосифа Бродского. Долго искали могилу, не знаю, нашли бы, но потом увидели уверенного шага человека. Он вошел быстро, но в замешательстве остановился. Мы смотрели.Он, как терминатор, начал ориентироваться: повернул голову влево — осмотрел пространство, затем вправо, чуть левее и уверенно пошел в определенном направлении. Он стоял там, повернулся и уверенно ушел.

В поисках могилы Бродского

Мы помчались туда. Было ясно, что это наш человек и приехал почтить память. Действительно, перед нами была могила Бродского.

Как найти могилу Бродского

Объясняя, как ехать:

От ворот кладбища налево.Вдоль «Аллеи детей» — «Речинто Бамбини». Ориентир — барельеф — девушка с букетом цветов поднимается по ступеням в объятия ангела.

В начале переулка вывеска EZRA POUND DIAGHILEV STRAWINSKI.

В конце переулка есть ворота с табличками «Reparto Greco» и «Reparto Evangelico».

Войдите в ворота и поверните налево к знаку Reparto Evangelico.

Большая заметная могила Эзры Пунда. Рядом (справа) могила Бродского.

Могила Бродского

Мы прочитали — Иосиф Бродский и ниже Иосиф Бродский. С тыльной стороны постамента латинское: «Letum non omnia finit» — Смерть не кончится.

Возле надгробия был металлический ящик — вроде почтового ящика, лежали карандаши. Брать не решились: наверное, поэту они нужны. Достали шариковую ручку, и я написал Бродскому письмо. Я написал все, что хотел сказать, и положил в ящик. И мне стало так легко, как будто я говорил, говорил все, что хотел.

Могила Дягилева

Надгробия С. Дягилева и Стравинского были найдены сразу.

Могила Дягилева

Могила Стравинского

Стоял у композитора

Потом они прошли через часовню, узнали, как в Венеции принято хоронить умерших.

Болезненного состояния не было. Был мир. Спокойствие. В душе тишина.

Поехали на причал, а точнее на стоянку.Впереди другие острова Венеции.

Друзья, теперь мы в Telegram: наш канал про Европу, наш канал про Азию … Добро пожаловать)

Как добраться до острова Сан-Микеле

Добраться до него можно на речном трамвае — вапоретто. Нам нужны №4,1 и №4,2 (см. Статью. Схема вапоретто). Сан-Микеле находится в том же направлении, что и остров Мурано.

От автостоянки Fondamente Nuovo на площади Рима — 1 остановка до Чимитеро (это остров Сан-Микеле).Если вы хотите посетить остров Мурано в тот же день, то на остановке Cimitero снова сядьте на вапоретто и продолжите свое путешествие на остров Мурано. (Универсальный).

Можно сесть на вапоретто № 4.1 и нет. 4.2 не только на стоянке Fondamente Nuovo, просто отсюда удобнее объяснять, как добраться до острова Венеции, Сан-Микеле. Вы можете сесть на любой остановке, где идут эти маршруты.

Время работы кладбища на острове Сан-Микеле:

  • Апрель — сентябрь: 7:30 — 18:00
  • С октября по март: 7:30 — 16:00

Карта Сан-Микеле

Это трехмерная карта островов Венеции.Можно прогуляться по острову, посмотреть, как это работает.

Где остановиться в Венеции

Естественно, жилья на Сан-Микеле нет — это кладбище. Подбирать отели нужно в самой Венеции.

Сейчас на сервисе AirBnb появилось много вариантов жилья в Венеции … Мы написали, как пользоваться этим сервисом. Если вы не можете найти свободный номер в отеле, поищите жилье через этот сайт бронирования.

На протяжении ХХ века ученые, писатели, поэты, художники и простые люди покидали Россию по разным причинам.В результате в мире и особенно в Европе образовались «русские островки» со своим шармом, культурой, бытом и, конечно же, кладбищами. Продолжая знакомить читателей с захоронениями наших соотечественников, журнал EUROMAG отправился в Венецию на кладбище Сан-Микеле.

Фото: «И я поклялся, что если смогу выбраться… сначала поеду в Венецию».

К сожалению, эмиграция из России в ХХ веке стала обычным явлением.Дошло до того, что русские составляли вторую по численности диаспору в мире. Само собой разумеется, что среди этих миллионов были выдающиеся люди с мировым именем, многие из которых были вынуждены покинуть свою страну.

Франция и Италия в ХХ веке стали, пожалуй, самыми «русскими» странами Западной Европы … Еще с 19 века наши поэты, писатели, художники, мыслители и ученые любили какое-то время, а некоторые навсегда отправлялись в Париж, Французская Ривьера, виноградники Тосканы или теплые пески Капри.И, конечно же, Венеция.

Город на воде всегда привлекал великих людей своей уникальностью и величием, но лишь немногим выпала честь остаться с ним навсегда. Остров-кладбище Сан-Микеле стал последним домом для многих великих людей, в том числе наших соотечественников.

Остров, покрытый кипарисами, не всегда был последней остановкой для венецианцев. Долгое время в крепости на острове находился монастырь, затем тюрьма, но по приказу Наполеона I в 1807 году остров был преобразован в эксклюзивное место захоронения венецианцев.

Кладбище Сан-Микеле разделено на зоны: католическая, православная, еврейская. Остров окружен стеной из красного кирпича, на вершине которой находится еще одна стена из кипарисов, и белым куполом церкви Сан-Микеле-ин-Изола пятнадцатого века. Это, пожалуй, один из самых зеленых островов Венецианской лагуны … И самый тихий.

Поскольку это единственное кладбище в Венеции, городские власти решили разрешить захоронение выдающихся людей, чья жизнь была связана с городом.

Список «выдающихся» не такой уж и длинный, хотя само кладбище нельзя назвать большим. Однако наши соотечественники также заняли почетное место вместе с Кристианом Допплером, Франко Басалья и Луи-Леопольдом Робертом.

Несомненно, одним из самых известных россиян в мире, похороненным на кладбище Сан-Микеле, является Игорь Федорович Стравинский … Выдающийся композитор, дирижер и пианист, он был одним из отцов музыкального модернизма и крупнейшим представителем музыкальной культуры ХХ века.

Его страна умерла, когда ему было 46 лет. Спустя 17 лет он стал гражданином Франции, а в 1945 году — США. Но весь мир знал его именно как русского композитора.

С 1922 года жил в Париже. Похоронив свою мать в 1939 году на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа (о котором ранее писала EUROMAG ). На протяжении десятилетий Стравинский много гастролировал в качестве дирижера по Европе и США, неоднократно посещая Венецию.

Следует отметить, что Игорь Стравинский долгое время не жил в Венеции, но после его смерти в Нью-Йорке власти «города на воде» согласились выделить место для захоронения великого музыканта.Позже рядом с ним похоронили его жену.

Семья Стравинских похоронена в так называемой «русской» части кладбища, рядом с могилой другого нашего знаменитого соотечественника Сергея Павловича Дягилева .

Один из основателей группы «Мир искусства» и организатор «Русских сезонов» в Париже Сергей Дягилев должен был стать юристом, но после окончания университета занялся искусством.

Спустя несколько лет он начал организовывать выставки, на которых знакомил российскую публику с совершенно неизвестными в то время в России мастерами и современными течениями в изобразительном искусстве.

В Европе же Дягилев известен прежде всего как отец «Русских сезонов». Именно он дирижировал «Историческими русскими концертами», в которых приняли участие Н. А. Римский-Корсаков, С. В. Рахманинов, А. К. Глазунов, Ф. И. Шаляпин и другие известные российские музыканты и исполнители. Начало «русской эры» в Европе связано с деятельностью Дягилева.

В 1908 году состоялись сезоны русской оперы. Несмотря на успех, сезон принес Дягилеву убытки, поэтому в следующем году, зная вкусы публики, он решил взять балет в Париж, хотя относился к нему с пренебрежением.

В 1911 году Дягилев организовал балетную труппу «Русский балет Дягилева». Труппа начала выступать в 1913 году и просуществовала до 1929 года, то есть до смерти ее организатора.

Дягилев умер от сахарного диабета, который был диагностирован еще в 1921 году. По воспоминаниям современников, он почти не соблюдал предписанную диету, так как все время был занят.

Мраморное надгробие носит имя Дягилева на русском и французском языках (Серж де Дягилев) и эпитафию: «Венеция — постоянный вдохновитель нашего кончины» — фразу, которую он написал незадолго до своей смерти в дарственной надписи Сержу Лифарю.На постаменте рядом с фото импресарио почти всегда балетки (чтобы их не сдуло ветром, они набиты песком).

Как и Стравинский, Дягилев почти не жил в Венеции, но считал этот город неиссякаемым источником вдохновения для всего мира искусства.

Венеция стала пристанищем не только для русских, но и для советских эмигрантов. Один из величайших русских поэтов XX века Иосиф Бродский тоже нашел свое последнее пристанище в Италии.

У поэта, родившегося и выросшего за железным занавесом, была мечта — увидеть Венецию. Он назвал это идеей исправления, она была вдохновлена ​​романами Анри де Ренье.

4 июня 1972 года Бродский, лишенный советского гражданства, вылетел из Ленинграда в Вену. Он преподавал историю русской литературы, русской и мировой поэзии, теорию поэзии, читал лекции и читал стихи на международных литературных фестивалях и форумах, в библиотеках и университетах США, Канады, Англии, Ирландии, Франции, Швеции, Италии. .Получил американское гражданство.

28 января 1996 г. поэт скончался и был похоронен в США. Предложение перезахоронить его в России было отклонено, но 21 июня 1997 года могилу поэта все же перенесли. Один из выдающихся русских поэтов нашел свое последнее пристанище на кладбище Сан-Микеле в Венеции.

Изначально планировалось похоронить тело поэта на русской половине кладбища между могилами Стравинского и Дягилева, но это оказалось невозможным, так как Бродский не был православным.Католическое духовенство также отказалось от погребения. В результате тело решили похоронить в протестантской части кладбища.

Также похоронен на Сан-Микеле Питер Вейл — российский и американский журналист, писатель и радиоведущий, как и Бродский, эмигрировавший из Советского Союза в 1970-х годах.

Интересно, что он был составителем нескольких сборников произведений Иосифа Бродского.

«И я поклялся, что если смогу выбраться из своей родной империи… в первую очередь я поеду в Венецию, сниму комнату на первом этаже какого-нибудь палаццо, чтобы волны от проплывающих лодок плескались в окна, напишу пара элегий, тушу сигареты на влажном каменном полу, я закашляюсь и выпью, а в конце денег вместо билета на поезд куплю немного подрумянивания и тут же вышибу себе мозги, не в силах умереть в Венеции по естественным причинам.»(Иосиф Бродский« Набережная неизлечимого »).

Сан-Микеле, Венеция — Изола-ди-Сан-Микеле,

Сан-Микеле Венеция — это остров, который с 1800-х годов служил официальным кладбищем города. До того, как этот остров был обозначен как Изола-ди-Сан-Микеле, соседний Сан-Кристофоро-делла-Паче был застроен. На этом острове находилась церковь пятнадцатого века Мауро Кодусси вместе с первой в городе церковью эпохи Возрождения. Пока Венеция находилась под французской оккупацией во главе с Наполеоном, городу было приказано начать хоронить всех своих мертвых за пределами городской черты.Было принято решение превратить Сан-Кристофоро-делла-Паче в кладбище в 1807 году, но требовалось больше места. Канал, разделявший Сан-Кристофоро-делла-Паче и современный остров Изола-ди-Сан-Микеле, был заполнен в 1836 году, а больший из двух островов получил название Сан-Микеле в честь святого Михаила, который, как говорят, держит весы в судный день. . Это венецианское кладбище не только занимает важное место в истории города, но и стало популярной современной достопримечательностью.

Некоторое время Сан-Микеле Венеция служила тюрьмой, но к началу двадцатого века полностью превратилась в главное кладбище Венеции.Когда стало нормой переносить только что умерших по каналам на Изола-ди-Сан-Микеле, воцарились новые традиции, связанные с церемониальными поездками на гондоле на кладбище. В настоящее время, несмотря на то, что поездки на гондолах в основном сводятся к использованию туристов, они по-прежнему играют заметную роль в традиционных церемониях в городе. Например, все еще очень часто пары, которые собираются пожениться или празднуют годовщину, пользуются традиционной гондолой. Это что-то уникальное венецианское, которое веками было частью культуры.

Известные личности, совершившие поездку на гондоле через канал и чьи могилы теперь платят деньги за посещение, — это Эзра Паунд, Игорь Стравинский и Иоспе Бродский. Если вам посчастливилось посетить Венецию в особенно загруженное время года, поездка на венецианское кладбище, чтобы увидеть потрясающие тысячи могил, окруженных обширными садами и массивными кипарисами, может стать идеальным отдыхом. Это не болезненная туристическая ловушка. Подобно тому, как люди посещают Пер-Лашез в Париже, чтобы посетить склепы известных людей, туристы делают то же самое на популярном и историческом кладбище Венеции.

Всего около пяти минут на вапоретто до Сан-Микеле-Венеция. Всего за несколько евро вы можете сесть на лодку и провести столько времени, сколько захотите, неторопливо изучая безмятежный остров. Сначала вы можете быть удивлены тем, насколько забиты могилы на этом конкретном кладбище. Хотя могилы расположены густо, они очень хорошо организованы, и есть пешеходные тропы, по которым вы можете пройти, чтобы добраться до различных частей острова. Если вы хотите провести пару часов, делая что-то немного другое во время отпуска в Венеции, посетите остров Изола-ди-Сан-Микеле.Это красивый остров с богатой историей, уходящей в прошлое в Венеции.

.

alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.