Музей кошки в санкт петербурге: Музей «Республика кошек»

музей кошки «Коготок» в Санкт-Петербурге

музей кошки «Коготок» в Санкт-Петербурге
  • 389

    131013

393753

  • 1202 298400

  • Фото: vk.com

    Фото: vk.com

    Фото: vk.com

    Фото: vk. com

    Фото: vk.com

    Здесь кошки повсюду: на картинах и фотографиях, в книгах и открытках, в загадках и пословицах. Это их мир, их история, жизнь и быт. Большинство представленных экспонатов — подарки, привезённые из разных городов и даже стран.

    Значительное место в музее отведено детскому кототворчеству. Поэтому рядом с работами профессиональных художников и фотографов разместились детские рисунки и поделки.

    Кроме постоянно пополняющейся экспозиции здесь проходят специализированные выставки, экскурсии, выставки-дефиле домашних питомцев. Разрабатываются интерактивные игры и мастер-классы, конкурсы и планируется кошачья библиотека.

    Самые интересные события в городе.

    Лучшие концерты, выставки и спектакли по версии редакции KudaGo.

    Посмотреть

    Если вы нашли опечатку или ошибку, выделите фрагмент текста, содержащий её, и нажмите Ctrl+


    Расположение

    Адрес музея кошки «Коготок»

    г.

    Всеволожск, микрорайон Южный, ул. Знаменская, д. 9

    Дополнительная информация

    Телефон

    Показать телефон

    +7 (921) 799-29-98

    Пожалуйста, скажите владельцам места, что нашли его на KudaGo

    Сайт

    vk.com/club73192387

    Музейные коты Санкт-Петербурга перейдут на легальное положение

    Его учредили Эрмитаж и проект «Республика кошек». Первая инициатива кошачьего профсоюза — легализовать музейных котов.

    Этот вопрос сложен для любого учреждения культуры. Например, на животных могут обратить внимание санитарные врачи во время проверки. В Эрмитаже котов уже легализовали. Теперь они живут там на законных основаниях. И вообще общественно очень активны, у них даже есть свой пресс-секретарь — Мария Халтунен. И свои странички в соцсетях.

    Прибыли по высочайшему поручению

    В 1745 году по высочайшему поручениюимператрицы котов впервые привезли в Зимний дворец. Фото: Сергей Николаев/РГ

    Эрмитажных котов не встретить в залах музея, где проводят экскурсии. Нет животных и в запасниках. Коты живут в подвале Эрмитажа. Так повелось еще со времен Елизаветы Петровны.

    Императрица была весьма недовольна тем, что в Зимнем дворце расплодились крысы. В 1745 году она повелела привести из Казанской губернии самых умелых котов, чтобы решить вопрос. О казанских котах тогда ходили легенды, их считали самыми активными крысоловами. Была даже поговорка: «Кот казанский, ум астраханский, разум сибирский». Котов по высочайшему поручению привезли во дворец. Животные свободно ходили по залам и выполняли свое предназначение.

    Правда, сам Зимний дворец в то время начал перестраиваться. Привычный нам вид он приобрел уже при Екатерине II, которая не стала выгонять котов из подвалов.

    В Эрмитаже — полсотни котов

    Свои прямые функции коты перестали выполнять с 1970-х годов. Фото: Сергей Николаев/РГ

    Животные вольготно жили во дворце во времена Наполеона и в непростые революционные годы. А в блокаду коты пропали. По самой распространенной версии, часть животных съели, другие умерли от холода и болезней. В Ленинграде в блокаду практически не осталось кошек. Это привело к нашествию крыс. Произведениям искусства грызуны не угрожали — ценности в большинстве своем были эвакуированы, но крысы разносили болезни. И когда после снятия осады, в Ленинград завезли котов, часть из них попала в Эрмитаж.

    Свои прямые функции коты перестали выполнять еще с семидесятых годов прошлого столетия. В музее имеются современные системы, препятствующие проникновению грызунов в помещения. Тем не менее, сотрудники музея продолжали заботиться о хвостатых смотрителях.

    Долгое время это не афишировалось — все-таки серьезное учреждение, крупнейший центр хранения и изучения произведений искусства, и тут — коты. Но несколько лет назад музей открыл подвалы и рассказал о котах миру. Сейчас Эрмитаже проживает около 50 животных.

    Приют для отверженных

    Многие коты родились в подвалах Эрмитажа. Фото: Сергей Николаев/РГ

    В подвалах Эрмитажа нет породистых котов или животных с родословной. Сюда попадают отверженные. Кого-то подбрасывают к дверям музея, кто-то приходит сам. Многие животные родились в подвалах музея.

    Эрмитаж на свои деньги закупает корма, делает прививки, лечит животных.

    Есть животные с врожденными заболеваниями. Например, самый известный эрмитажный кот Ахилл, который был оракулом во время матчей Чемпионата мира по футболу, родился в музее. Белоснежный красавец глух от рождения. Эта патология часто встречается у белых котов с голубыми глазами. Во время чемпионата Ахилл постоянно появлялся перед камерами, он смущался от повышенного внимания, но справился и обрел массу поклонников.

    Сейчас Ахилл — пожалуй, самый известный кот Петербурга. В его инстаграмме более 20 тысяч фолловеров. Вскоре после чемпионата Ахилл переехал жить к своему ветеринару Анне Кондратьевой. Анна не только обеспечивает быт Ахиллу, но и помогает ему вести активную общественную жизнь: Ахилл навещает пациентов в больницах, посещает выставки.

    Породниться с Эрмитажем

    В музее проводят собеседования с желающими взять котика. Фото: Сергей Николаев/РГ

    Периодически в Петербурге проводят совместные мероприятия Эрмитажных котов и городского котокафе «Республика кошек». Самое известное — раздача котов.

    По словам Марии Халтунен, получить кота из музея не так сложно. В музее проводят собеседования с желающими взять животное, изучают документы, жилищные условия. Абы кому котов не отдают. А после передачи сотрудники музея продолжают следить за судьбой котов.

    В принципе, похожие правила действуют в котокафе и в петербургских приютах для животных. Владельцу не обязательно быть олигархом, но у него должны быть средства содержать животное и другие члены семьи не должны быть против появления кота в доме.

    Ничего плохого в музейных котах не видят и в городском комитете по государственному контролю, использованию и охране памятников. К слову, это одно из самых строгих ведомств Петербурга. Председатель комитета Сергей Макаров признается, что в ведомстве тоже есть кот, его зовут Моисей. Он является советником председателя по вопросам уюта и доброжелательной атмосферы.

    Богатые наследники

    Котам эрмитажа оставили в наследство три тысячи евро. Фото: Сергей Николаев/РГ

    Коты, проживающие в подвалах Эрмитажа, получат около трех тысяч евро.

    Деньги хвостатым обитателям музея оставил в наследство французский меценат. Сейчас музей занимается оформлением документов.

    Наличные котам не дадут — на полученные средства в подвале, где живут коты, будет сделан ремонт. Сам факт получения французского наследства сотрудников музея не удивляет — коты Эрмитажа известны далеко за пределами Петербурга, фактически, они стали одним из символов Северной столицы.

    Помимо Эрмитажа, коты есть в музее Анны Ахматовой, в Выборгском замке и в государственном музее истории Санкт-Петербурга.

    Настоящие «Аристократы» из Санкт-Петербургского Эрмитажа

    (CNN) — Прогуливаясь по большим залам Государственного Эрмитажа в Санкт-Петербурге, Россия, вы можете услышать слабый звук мяу из труб внизу.

    В обширном подвале бывшего Зимнего дворца — официальной резиденции правящих царей России — бродят около 50 кошек, с которыми обращаются как с членами королевской семьи. Внизу, в главном зале («кошачий дом»), их кормят и ухаживают сотрудники Эрмитажа, дежурят ветеринары.

    Во дворце также есть специальная комната для более асоциальных кошек, предпочитающих мало контактов со своими собратьями из семейства кошачьих. Затем есть те, кто бродит по залам подвала, лежа на больших трубах и свободно снуют по закоулкам дворца.

    В Эрмитаже даже есть специальный пресс-секретарь по кошкам Мария Халтунен. Хотя их не пускают в галереи и редко видят публика, Халтунен говорит, что они остаются популярными.

    «Может быть (это) потому, что они такие нежные, может быть, из-за странного сочетания огромного музея и красивых кошек», — говорит Халтунен, у которого аллергия на животных.

    Черный кот сидит перед Эрмитажем.

    Ольга Мальцева/АФП через Getty Images

    «Стражи галерей»

    Сегодня Эрмитаж состоит из пяти открытых для публики зданий, центральным элементом которых является Зимний дворец. Почти трехвековое здание было домом для кошек с самого начала. Императрица Елизавета I своим указом приказала привезти кошек из Казани, примерно в 1200 км к юго-востоку от Санкт-Петербурга, для ловли мышей в подвале дворца.

    Кошки теперь рыскают по подвалу одного из крупнейших музеев мира, площадь которого составляет около 233 000 квадратных метров и где хранится более трех миллионов произведений искусства и артефактов, в том числе солидная коллекция Рембрандта, Матисса и редких древнегреческих ваз. .

    Государственный Эрмитаж в Санкт-Петербурге на закате.

    Джулиан Финни/Getty Images

    Прогуливаясь по музею, вы словно танцуете по стопам русских царей. Посетители могут пройти через комнату с гербами и гербами в военную галерею, а затем попасть в тронный зал, стоящий перед тем, что было буквально местом власти династии Романовых.

    Императрица Елизавета I утвердила стиль барокко для дворца, построенного в 1750-х и 1760-х годах в последние годы ее царствования. Ее отец, Петр Великий, основавший Санкт-Петербург, поставил перед собой задачу вестернизировать страну, заказывая здания у ведущих итальянских архитекторов.

    В царствование Екатерины Великой, которая приобрела первые произведения искусства, родилась коллекция Эрмитажа — и росла легенда о музейных кошках, которых Екатерина, как сообщается, окрестила «хранителями галерей».

    По ее заказу Малый Эрмитаж (рядом с Зимним дворцом) был создан как придворный музей, а Зимний дворец остался частной галереей. Только в 1852 году, при Николае I, он был открыт для публики.

    Тронный зал Эрмитажа, место власти многих поколений русских царей.

    Кев Брод/CNN

    Музей глазами его директора

    Нынешний директор Эрмитажа Михаил Пиотровский знает дворец на каждом сантиметре. Его отец был директором почти 40 лет; Пиотровский вырос, бродя по залам.

    «Это энциклопедия мирового искусства и культуры. Это энциклопедия российской истории», — сказал Пиотровский CNN. «Ни в одном другом музее нет такого сочетания красивых видов и красивых мест».

    Пиотровский говорит, что его любимое место постоянно меняется. Ему нравится, что искусство и артефакты не размещены в «белом кубе», как минималистичный фон многих художественных музеев мира, а вместо этого выставлены среди величия дворца.

    В то время как директор настаивает на том, что все в его музее является обязательным для посещения, одна из главных достопримечательностей — знаменитые часы с павлином, одно из приобретений Екатерины Великой. Часы из позолоченной бронзы, возвышающиеся над садами, состоят из трех движущихся механических птиц в натуральную величину.

    Во время недавнего визита в Эрмитаж корреспондент CNN Ричард Квест (слева, стоит) смог увидеть часы в действии.

    «Павлин — райская птица, сады — своего рода символы рая», — говорит Пиотровский. «Это своего рода маленький рай внутри музея».

    Советский Союз и возрождение кошек в Эрмитаже

    Когда Пиотровский возглавил Эрмитаж в начале 1990-х, в стране царила суматоха. После распада Советского Союза в 19В 1991 году страна столкнулась с таким ужасным экономическим кризисом, что люди вынуждены были выбрасывать своих питомцев на улицу.

    Музей решил принять некоторых из бездомных кошек, пополнив теми немногими кошачьими, что остались в подвале на тот момент.

    Пиотровский говорит, что его мысль заключалась в том, чтобы «дать (людям) символ человечности, символ любви людей к животным».

    Но, добавляет он, «не всем это нравилось. Не всем нравится запах кошек».

    Дворцовые коты даже увековечены в этих портретных иллюстрациях, изображающих костюмы из собрания Эрмитажа. Слева — «Кот Тигрик» в традиционной парадной форме придворного бегуна. Справа «Кот Гаврила Ардалионович» моделирует парадный костюм глашатая судебной палаты.

    Фонд «Эрмитаж XXI век»

    Долгие годы сотрудники музея в свободное время кормили и ухаживали за пушистыми коллегами, но теперь и коты зависят от щедрости жертвователей. Каждый год в музее проводится «день кошек», куда дети приходят, чтобы узнать о кошках и нарисовать их.

    По сей день дворцовые кошки добросовестно выполняют свои обязанности по отлову мышей — даже самая старая кошка в 22 года.

    «Ну, если мыши будут проходить рядом с нашими кошками — они поймают», — говорит Халтунен. «Они делают свою работу очень хорошо».

    Кошка рыщет по подвалу музея в поисках мышей.

    Kev Broad/CNN

    С кошками в подвале и произведениями искусства наверху музей привлекает посетителей со всех уголков мира. На ранних этапах пандемии работы Эрмитажа были доступны только для просмотра онлайн. Но Пиотровский говорит, что, по его мнению, теперь люди осознают важность личного знакомства с коллекцией во всем ее величии.

    «Я думаю, что это великий символический музей», — добавляет он, отмечая, что музей пережил войны и политические потрясения на протяжении веков. «Ни один музей, честно говоря, не имеет такой истории, как Эрмитаж».

    Музей кошек России | The New Yorker

    Под роскошными залами санкт-петербургского Эрмитажа, с его Да Винчи, бриллиантами, греческими скульптурами, египетскими пергаментами, огромным количеством картин, механическими часами с павлином и другими сокровищами, раскинулась катакомба подвалов. Именно в эту безоконные нижние области — намного ниже обширного вида Зимнего дворца на воды Невы — мы с Марией Халтунен осторожно спустились. Когда я последовал за ней по узкому, плохо освещенному коридору, полному больших труб и торчащих проводов, Халтунен ахнула. «Смотреть!» она сказала.

    В полумраке появилось маленькое существо. Он взгромоздился, тень ростом в фут, на водопроводную трубу.

    «Ах ты толстый!» — сказала Халтунен, позвякивая цепочкой своего удостоверения личности. прошла как талисман, когда она приблизилась к остроухому существу. «Какой ты славный!»

    Кот сидел совершенно неподвижно. Затем он исчез.

    «Некоторым из них нравится быть среди людей», — сказала Халтунен, которая последние восемнадцать лет была личным помощником директора музея и, помимо своих обычных обязанностей, также является полуофициальным пресс-секретарем музея. к Кошкам. Она заглянула за трубы, чтобы увидеть, куда ушло существо, но нашла только одеяло, прислоненное к стене, и миску.

    «Некоторые из них предпочитают быть сами по себе».

    Когда-то разношерстная компания напуганных бродяг, прятавшихся впроголодь в подвале дворца, эрмитажных кошек теперь любимая, сытая часть музейной семьи. Около семидесяти бывших уличных кошек живут в Эрмитаже, где, во многом благодаря усилиям Халтунена, у них есть свой собственный подземный кошачий лазарет и три штатных волонтера, которые ухаживают за ними.

    Под землей, в их владениях, были их следы — полосатые лежанки для кошек, ярко-розовые и голубые пластиковые миски, места, где трубы системы отопления были покрыты мягким цветочным материалом, чтобы кошки могли там гнездиться. Время от времени из шахты выглядывала пара ярких глаз; в отгороженном углу, под синими и красными водопроводными трубами, распластался маленький черный котенок с белыми лапками. Когда мы проходили мимо, он бодро вскочил и бочком вышел из запретной зоны.

    — Наш директор всегда говорит, что они — дух этого места, — сказал Халтунен. «Местный гений музея».

    Так было не всегда. Пятнадцать лет назад Халтунен наткнулся на кошек, укрывшихся в осажденных прайдах в системе отопления музея. Обеспокоенная бедственным положением животных, она и ее коллега начали кормить их, надевать униформу для техобслуживания и таскать остатки пищи из столовой, чтобы каждый день после работы обходить обширные подвалы. «Было ужасно после целого дня работы надевать уродливую одежду и таскать вонючие бобы по этим темным подвалам», — сказала крохотная Халтунен, которая сама со своими большими блестящими глазами и носом-пуговицей не совсем не похожа на кошачью. . — Но если ты начнешь, ты не сможешь остановиться.

    Тогда они решили организоваться. Собрали сбор — «Рубль на кота» — и на него купили еды. Появились газетные статьи. Люди заинтересовались. Директор музея разрешил им использовать небольшие комнаты в подвале для содержания больных и пожилых кошек и подключил водопровод. «Вы знаете, как это бывает, — сказал Халтунен, — вы видите проблему, а затем вам нужно что-то делать».

    Теоретически кошки теперь образуют клыкастую и когтистую армию с одной целью: ловить и убивать мышей, которые могут захотеть погрызть произведения искусства. На самом деле «они толстые и ленивые», — сказал Халтунен с явной гордостью. (Охранник однажды сфотографировал, как один из них с изумлением наблюдает, как крыса пьет из его миски с молоком.) Тем не менее, по словам Халтунена, когда пришел истребитель, они впоследствии обнаружили меньше крысиных трупов, чем обычно. Она говорит, что само присутствие кошек, их тела и запахи служат сдерживающим фактором.

    Кошки во дворце с тех пор, как дочь Петра Великого, императрица Елизавета, издала в 1745 году указ о немедленной отправке из Казани ко двору ее императорского величества самых больших кошек, способных ловить мышей. Считается, что Екатерина Великая предпочитала русских голубых домашних дворцовых кошек; при последнем царе домашним кошкам царской семьи, оставленным во дворце, жилось лучше, чем собакам, которых увезли с семьей в Екатеринбург на смерть.

    Во время трехлетней блокады Ленинграда все животные в городе погибли, кроме крыс, которых, как говорят, было так много, что они образовывали серую движущуюся массу на улицах. Когда блокада была снята, сказал Халтунен, пока мы продолжали прогулку под музеем, русские отправили в город своих кошек, чтобы они помогали бороться с вредителями.

    Войдя в маленькую кошачью больницу, уютное захламленное помещение, которое самые старые и больные кошки называют своим домом, Халтунен поприветствовала Ирину Поповец, одну из волонтеров, ухаживающих за кошками. Потом поприветствовала Кусю («Ой, у этой нет хвоста!»), Жаклин («Посмотрите, какие мы толстые!»), Софико («Ты очень старая!») и полосатую Ассоль, названную в честь обедневшей литературной героини. которая ждала на берегу моря человека на корабле с алыми парусами, который придет за ней.

    Присев в теплой, душной комнате и погладив Софико, она объяснила, что, отчасти благодаря пожертвованиям немецкого общества Pro Animale и компании по производству кормов для домашних животных Purina, теперь у Эрмитажа есть официальный «кошачий аккаунт» — который всегда в плюсе.

    alexxlab

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *