Кладбище сан микеле в венеции: Кто из русских похоронен в венеции. Тайна смерти Бродского. Почему прах поэта упокоился полтора года спустя. Чем знаменит остров

Содержание

Кто из русских похоронен в венеции. Тайна смерти Бродского. Почему прах поэта упокоился полтора года спустя. Чем знаменит остров

Сан-Микеле – это городское кладбище Венеции. Место весьма примечательное, с удивительной (как и везде в Венеции) историей и связанное с Россией.

Когда здесь было два острова. Сан-Микеле назывался «Кавана де Муран» — остановка на пути в Мурано. На Сан-Микеле с Х века была церковь, в 1212 году островок был передан монастырю Камадульского ордена. В 1469 году Мауро Колдусси построил там церковь, получившую название Сан-Микеле де Изола (то есть «на острове»). Когда в 1797 году Венеция была подчинена Наполеоном, монастырь был упразднен, и на Сан-Микеле в течении 30 лет была тюрьма, где содержались итальянские патриоты, боровшиеся против французов и австрийцев. В 1829 году монастырь был возвращен францисканцам.
Другой островок – Сан-Кристофоро, получил название «дела Паче» — Мирный, так как был подарен богослову фра Симеоне за подготовку в заключении Лодийского мира 1454 года, когда итальянские государства решили прекратить конфликты на Аппенинах и создать «Италийскую лигу».

На островке был монастырь бенедектинок, маленькая церковь Сан-Кристофоро, при которой было кладбище. Именно это кладбище в 1807 году по приказу Наполеона должно было стать единственным городским кладбищем в Венеции. Архитектор Джан-Антонио Сельва был автором сооружений.
В 1836 году канал между островами был засыпан, новый остров был назван Сан-Микеле, и целиком передан под кладбище. Здесь похоронены многие русские, приезжавшие в Венецию, представители дворянских родов, а в ХХ веке – эмигранты, в том числе Игорь Стравинский, Сергей Дягилев, Иосиф Бродский.
Основная часть острова – католические захоронения, есть участок греческой церкви (где похоронены русские) и лютеранской церкви. С местами на кладбище проблема, островок тесен, захоронения через несколько лет могут быть перенесены в колумбарий. Но могилы известных людей пользуются вниманием, к ним есть указатели.

Арнольд Бёклин. Остров мёртвых. Картина швейцарского художника 19 века представляет тип острова-кладбища.

Джованни Антонио Канале — Каналетто. Вид на Сан-Кристофоро, Сан-Микеле и Мурано. Как острова выглядели в 18 веке.

Сейчас при входе на кладбище расположен красивый двор

Вид протестантского кладбища

Здесь похоронен Иосиф Бродский (1940-96)

Вид греческого кладбища

Здесь похоронены многие русские

Греческая часовня, службы бывают несколько раз в год в дни особого поминовения усопших.

Княгиня Трубецкая, урожденная Мусина-Пушкина

Могила Сергея Дягилева (1872-1929)

Волкова — Муромцева

Вера Волкова-Митрофан (1872-1950)

Княгиня Екатерина Багратион

Де Бем, урожденная Мартинова

Игорь Стравинский (1882-1971) и его жена Вера Аркадьевна, урожденная де Боссе (1889-1982)

Католическая часть кладбища

Мемориальная доска жителям Венеции, погибшим на войне в России

Двор монастыря

На солнышке по камням ползают ящерицы

Главная достопримечательность острова — единственное городское кладбище Венеции. Причём, если когда-нибудь и существовали какие-нибудь другие, то сведения о них до нас всё равно не дошли. Русскому туристу это кладбище интересно, в первую очередь, тем, что здесь покоится прах сразу нескольких наших знаменитых соотечественников: балетмейстера Сергея Дягилева, композитора Игоря Стравинского, журналиста и писателя Вайля и, конечно же, поэта Иосифа Бродского.

Немного из истории

Когда-то Сан-Микеле был, во-первых, сразу двумя островами, а во-вторых, там никакого кладбища не было, а были только церковь и монастырь. Церковь эта, San-Michele-in-Isola, построена более 500 лет назад — это ещё во времена расцвета Венецианской республики, вернее, незадолго до её заката.

В монастыре располагалась обширная библиотека. А потом времена изменились, на месте монастыря организовали тюрьму.

И до сих пор остров по периметру обнесён кирпичной стеной.

Кладбище Сан-Микеле (Cimitero San-Michele)

Извечная проблема венецианцев — недостаток жизненного пространства. И не только жизненного: в течение долгих веков им даже после смерти приходилось иметь дело с нехваткой территории. Венецианцы хоронили своих умерших родственников где придётся: кого-то около церквей, кого-то прямо в садах и подвалах. По иронии судьбы, для того, чтобы жители города наконец-то получили возможность обретать вечный покой более организованно и экологично, умереть пришлось самой державе — только в XIX веке по распоряжению Наполеона, завоевавшего Венецианскую республику, в городе выделили место под официальное кладбище, запретив все эти спонтанные похороны где придётся. А заодно ещё и увеличили площадь территории под будущие захоронения, засыпав канал и соединив два острова в один.

Помогло это ненадолго, всех проблем всё равно не решили. Сегодня в Венеции продолжают умирать (во всяком случае, умирает больше, чем рождается), а мест для погребения хватает уже не всем. Кому-то это может показаться циничным, кому-то — наоборот, разумным и эффективным бизнес-решением, но голые факты таковы: каждые 10 лет венецианцы эксгумируют останки, чтобы освободить место для новых усопших, если только близкие покойного не решат «продлить» его на новый срок. Родственникам приходится вносить дополнительную оплату только за то, чтобы кости продолжали тихо-мирно тлеть в земле. Это касается обычных людей, чьи надгробия не являются историческими памятниками, и кому не посчастливилось оказаться известной личностью. Для знаменитостей же обычно существуют фонды, которые и оплачивают пребывание их бренных останков на постоянном месте.


Если не знать всех этих неоднозначных фактов или постараться их успешно забыть, то вообще-то при первом знакомстве Сан-Микеле приятно удивляет. И не только при первом. Я заезжал сюда почти каждый раз, когда был в Венеции. Островок всегда вносил свежую струю разнообразия в плотный график прогулок по венецианским лабиринтам. При всей своей сказочности Venezia Serenissima иногда может утомить своими камнями, ступеньками, узкими проходами и толпами. На такой случай всегда существует уютный уголок Сан-Микеле, расположившийся совсем неподалёку от большого шума и туристического безумия. Вырвавшись на простор открытого моря, подышав свежим бризом и ощутив на лице солёные брызги, мы прибываем сюда и попадаем в непривычно зелёный для Венеции квартал. Здесь тихо, здесь легко дышится, даже в разгар светового дня и даже в самые «хитовые» сезоны людей совсем немного. Атмосфера не угнетает, потому что, как ни странно, она на острове совсем не кладбищенская. Гораздо больше местность напоминает пригородный парк.


Итак, прибыли на остановку Cimitero (San-Michele). От причала вапоретто проходим через ворота за стену. За ними будет двор с аккуратными лужайками и выразительным полукруглым зданием.

Пройдя по прямой насквозь через этот двор, попадаем ко входу на само кладбище.

Где искать известные могилы

Найти интересующие нас захоронения не так уж сложно. Достаточно разобраться в структуре кладбища. Есть три главных отдела:

  • католический,
  • православный (Reparto Greco),
  • протестантский (Reparto Evangelico).

Ну что, поищем Бродского? А вот и не угадали… Бродский лежит у протестантов, потому что поэта-атеиста в православное отделение принять не пожелали, да и католикам он был не очень нужен.

На камне кратко обозначены имя, фамилия и годы жизни, а кто это все и так знают, особенно те, для кого надпись выбита кириллицей. С противоположной стороны надгробия начертана надпись на латинском: Letum non omnia finit , что в переводе означает: «Со смертью заканчивается не всё».

Неожиданное месторасположение и противоречивая пословица — это далеко не полный список парадоксов, сопровождающих в последнем пути нашего великого опального стихотворца (который и при жизни-то не был склонен плавать по течению). Хотите ещё — пожалуйста: найти место пристанища Бродского помогает приметная соседняя могила его «собрата по цеху», жившего в Италии американца Эзры Паунда, которого сам поэт терпеть не мог и с которым отнюдь не жаждал лежать по соседству. Об этом Иосиф Александрович даже специально просил при жизни, но, как известно, человек предполагает… Я раньше о Паунде не слышал и узнал об этом авторе только в связи с его посмертным соседством, но когда немного почитал о его жизни, мне эта личность тоже показалась довольно несимпатичной.

Да и большинству читающих мой текст он вряд ли понравится: взгляды у Паунда были откровенно фашистские и антисемитские. В 40-е гг. он поддерживал Муссолини, а в послевоенное время угодил в сумасшедший дом. Зато теперь то, что от него осталось, может послужить потомкам хорошим ориентиром.

Что касается ориентиров, для того, чтобы проще было разобраться, где что какая могила находится, можно воспользоваться схемой. Говорят, что эту карту можно взять на месте в администрации кладбища. Честно говоря, сам в администрацию никогда не заходил, поэтому в данном случае — только со слов других туристов. А схема вот:


Чтобы стало ещё понятнее, прилагаю заодно вид на остров с высоты из Google Earth. Сопоставьте карту и фотографию и довольно быстро разберётесь.

На схеме сразу видно, что от захоронения Бродского до Стравинского с Дягилевым рукой подать. Собственно говоря, когда вы идёте по направлению к православному и протестантскому отделению, на указателе увидите большой список: Ezra Pound , Diaghilev , Stravinsky (именно так, ага. .. Эзра Паунд нашего поэта всё-таки переплюнул посмертной славой — то ли его творчество всё-таки представляло какую-то ценность, то ли, что более вероятно, имеем здесь эффект славы Герострата в классическом её проявлении; впрочем, ладно уж, оставим венецианцам самим выбирать, чьи имена помещать на таблички, и не будем лишний раз соваться со своим уставом на территорию чужих монастырей и кладбищ).

Если на могилу Бродского поклонники и поклонницы подкладывают, в основном, письма со своими и чужими стихами, то постамент Дягилева усыпан и увешан балетной обувью, которую здесь оставляют балетоманы со всего мира.

А вот Игорь Стравинский лежит не один, а вместе с любимой супругой Верой.


Эти могилы мне менее интересны. Музыку люблю, в том числе и классическую, но не в жанре балета, с творчеством и биографией Стравинского тоже знаком весьма посредственно, увы.

В православной части кладбища можно обнаружить множество других русских имён, пусть и не таких громких. Ничего удивительного.

Из знаменитостей, не связанных с Россией (кроме Эзры Паунда), на территории Сан-Микеле упокоены физик Кристиан Допплер — первооткрыватель одноимённого эффекта, французский футболист Эленио Эррера и многие другие.

Всё-таки эмоции после посещения этого места остаются скорее светлые и позитивные и это несмотря на тот факт, что вокруг столько мертвецов, и несмотря на то, что нам теперь известно о меркантильности венецианских властей, которые даже после смерти не дают людям спать спокойно и без лишних церемоний «выселяют» неплательщиков.

Но есть, пожалуй, одно место на Сан-Микеле, которое навевает по-настоящему печальные мысли. Это детское кладбище (Recinto Bambini) . Оно находится по пути от входа к протестантсткому и православному участкам. Больше всего угнетают цифры на камнях: очень уж короткие отрезки… Здесь есть даже могила девочки, прожившей на свете 3 дня. Во всяком случае, была раньше. Должна остаться, так как десять лет со времени её недолгой жизни ещё не прошло.

Часы работы

Вход на кладбище бесплатный. Открыто оно с раннего утра:

  • в весенне-летний сезон (апрель-сентябрь) — 7:30–18:00;
  • в осенне-зимний сезон (октябрь-март) — 7:30–16:00.

Что ещё посмотреть

В пику традициям, начав за упокой, окончу за здравие. Да, конечно, главное, ради чего многие русские обычно едут на Сан-Микеле — это гробницы великих земляков. Однако на острове и помимо этого много интересных и красивых мест. Рискну даже сказать, что более интересных и более красивых, но это, конечно, на любителя.


Церковь с капеллой

Наиболее заметная из прочих достопримечательностей — уже упоминавшаяся церковь San-Michele-in-Isola и капелла Emiliani . Капелла выглядит как типичное венецианское здание: она из красного кирпича, как и полагается большинству зданий того времени. Сама же церковь, хотя очень древняя (1469 года), сложена уже из белого камня. Архитектор — Мауро Кодусси.


Как добраться

На карте показан мини-маршрут в обход кладбища:


Признаюсь откровенно, нас с любимой женщиной тянет на этот остров не ради камней, костей и имён, и не ради куполов тоже (в конце концов, соборами и центральная Венеция переполнена). Больше всего нам на Сан-Микеле нравится участок между причалом и кладбищем, полукруглый сквер и внутренний двор при церкви.

Если сразу от остановки вапоретто, войдя в ворота, не топать по направлению к могилам, а свернуть налево от того самого сквера с полукруглым зданием, то можно попасть во внутренний двор при церкви Сан-Микеле. Это красивейший закрытый дворик с колоннами. Он напоминает о чём-то античном, хотя, разумеется, создан не раньше самой церкви.

Когда-то из этого двора можно было выйти через арку прямо в море.

А слева от выхода можно было подкрасться к белокаменной церкви со стороны воды.

В наш последний приезд (Венецианский карнавал-2017), сбежав подальше от столпотворений и суеты площади Сан-Марко, именно эти места на острове Сан-Микеле мы избрали для романтического уединения в своих загадочных масках и костюмах.


Но вот та арка с выходом к морю в карнавальный период оказалась закрыта… К сожалению, не знаю временно это или уже насовсем.

Данте и Вергилий

Ну и есть ещё одна известная достопримечательность, о которой никак нельзя не рассказать, говоря об острове Сан-Микеле, хотя она располагается не на нём. Дело в том, что почти наверняка вам никак не удастся проскочить мимо этой достопримечательности по пути к острову. Находится она… прямо в море. Это памятник Данте и Вергилию .

Здесь можем пофантазировать и представить себе, что ладья плывёт через реку Ахерон, а движутся путешественники прямо по загробным мирам на встречу с душами умерших. В некотором смысле, так оно и есть, потому что нос ладьи смотрит как раз на остров Сан-Микеле.

Поставил памятник посреди венецианских вод, что интересно, опять-таки наш соотечественник Георгий Франгулян (хоть и родом из ). Как ни крути, а говоря об острове Сан-Микеле, то и дело натыкаешься на российский след.

Почему вам не удастся избежать этого памятника по дороге на Сан-Микеле, расскажу прямо сейчас, то есть в следующем разделе.

Как добраться до острова

Добраться возможно только по воде. Можно воспользоваться водным такси, но это дорого. Оптимальный способ — вапоретто — венецианские пассажирские речные трамвайчики (если вы в Венеции не на один день, то скорее всего у вас уже куплена соответствующая туристическая карта-проездной). Подробнее о вапоретто, маршрутах и билетах можно узнать из .

Сан-Микеле — это остановка Cimitero (так и переводится — «кладбище»). Здесь останавливаются вапоретто № 4.1 и № 4.2. Сесть можно на любой остановке, через которую идут эти два маршрута.

Если вы находитесь где-то в стороне от их траектории движения, то оптимально добираться через большую пересадочную станцию Fondamente Nuove (Fondamente Nove/ «Новая Набережная») там вы точно поймаете № 4.1 или № 4.2. До Fondamente Nuove несложно доплыть другим рейсом. В некоторых центральных районах до набережной даже проще пешком дойти. Например, от моста Риальто или от вокзала по суше получается быстрее, чем по воде.

На Fondamente Nuove пристаней очень много, садиться нужно на причале B , на табло ловим слово Murano — именно это нужное нам направление корабликов, в сторону острова. Отсюда ехать одну остановку.

Инфраструктура

Где на острове перекусить? Если в двух словах: не здесь .

Хотите погулять по острову подольше, запаситесь заранее сухим пайком или плотно поешьте в другом месте. В этой на нашем сайте можно во всех подробностях узнать о разных местах в Венеции, где можно пообедать: от недорогих забегаловок до шикарных ресторанов.

Естественно, жилья на Сан-Микеле тоже нет , поэтому сюда, в любом случае, придётся приплыть на вапоретто. Ну а как иначе-то, за бесконечные воды повсюду мы и любим Венецию. А где в Венеции остановиться на ночлег, прочитайте .

Не все острова Венецианской лагуны уютны и ласковы. Доказательством тому является мрачноватый остров-кладбище Сан-Микеле. И мрачноватым его делает отнюдь не внешний вид — с ним всё хорошо, здесь повсюду стройными рядами стоят кипарисы, по периметру остров окружает красивая стена, а внутри этих стен можно найти весьма живописные уголки и старинные церквушки.

Чем знаменит остров:

Ещё в конце XV века на территории острова был основан монастырь, о чем в наши дни напоминает храм Сан-Микеле ин Изола, строительство которого было завершено в 1469 году. С середины XVII века в крепости на острове была перенесена венецианская тюрьма. И лишь в начале XIX века, а именно в 1807 году, приказом императора Наполеона I остров Святого Михаила Архангела был полностью отдан под нужды кладбища.

Наполеон распорядился о том, чтобы на острове хоронили жителей Венеции, но со временем появилась традиция (если это можно так назвать) хоронить здесь выдающихся деятелей искусства и просто известных личностей. Вы можете найти могилы многих наших соотечественников: поэта и драматурга Иосифа Бродского, композитора и дирижёра Игоря Стравинского, его супруги Веры и театрального деятеля Сергея Дягилева. Довольно любопытен тот факт, что именно Дягилев познакомил Стравинского со своей будущей женой! Как видно, их дружба стала вечной.

4.
Могилы Иосифа Бродского и Сергея Дягилева на острове Сан-Микеле

Может не каждому «Остров мертвых» покажется интересной туристической достопримечательность, но эмоций его посещение приносит много. Это может быть и грусть, и ностальгия, и погружение в себя. Ведь не только позитивные эмоции остаются надолго в памяти, скорее даже наоборот. Да и просто есть нечто чарующее и завораживающее на этом старинном острове, нечто, заставляющее окунуться о прошлое, прочувствовать настоящее и задуматься о будущем.

Информация для путешественников:

Кладбище Сан-Микеле разбито на три секции: католическую, православную и протестантскую. Могила Бродского, которую чаще всего ищут туристы из России, находится на территории последней секции. Даже не владея итальянским языком, можете спросить у кого-то из местных: «Бродский?»…

На острове Сан-Микеле турист — не частый гость, хотя остров расположен в пределах видимости — от Венеции его отделяет не более полукилометра. В древности здесь был монастырь архангела Михаила, а в 1807 году появилось Cimitero — засаженное кипарисами городское кладбище, которое в 1870-х годах обнесли красной кирпичной стеной. Теперь это самый известный в мире «остров мёртвых». Русским он интересен потому, что именно здесь покоится прах нескольких людей, наших соотечественников, чьи имена дороги русской и мировой культуре.

Войдя внутрь через портал, на котором св. Михаил побеждает дракона, оказываешься поначалу на заднем дворе монастыря.

Кладбище Сан-Микеле разделено на зоны: католическое, православное, протестантское, еврейское.

Вход в первую зону

Местная кладбищенская культура, конечно, сильно отличается от нашей. Бросается в глаза ухоженность, яркость, даже какая-то кричащая цветастость. На большинстве надгробных фотографий люди улыбаются.

Надгробные памятники, как правило, хороши, вот образцы.

Очень много фамильных склепов, вроде этих

Отдельный участок выделен для солдат и офицеров, погибших в Первой мировой войне.

Вот общий памятник

Это — памятник экипажу погибшей подлодки

Утром 7 августа 1917 года в 7 милях от острова Бриони, у морской базы Пола, во время маневров, подводная лодка „F-14″ была в погруженном состоянии протаранена миноносцем „Миссори». Лодка затонула на глубине 40 метров. Через 34 часа ее подняли, но 27 человек экипажа лодки погибли за 3 часа до подъема, задохнувшись хлористым газом.

Какой-то местный ас

Вход на православное кладбище (Reparto Greco-Ortodosso)

Ухоженности и шика здесь ощутимо меньше.

Зато именно оно является местом международного паломничества — из-за двух могил, расположенных у задней стены.

Слева — дягилевская. По словам итальянского композитора Казеллы, в последние годы своей жизни Дягилев «жил в кредит, не имея возможности оплатить гостиницу» в Венеции, и 19 августа 1929 года «умер один, в гостиничном номере, бедный, каким был всегда». Похороны великого импресарио оплатила Коко Шанель — хороший друг Дягилева, при жизни маэстро дававшая деньги на многие его постановки.

Могила украшена надписью: «Венеция, постоянная вдохновительница наших успокоений» (предсмертные слова Дягилева), тут же лежат балетные пуанты.

Справа от нее покоится прах Игоря Стравинского и его жены Веры.

Кто-то принес маэстро каштанчик.

От православного кладбища направляемся к протестантскому (Reparto Evangelico),

ибо именно здесь следует искать могилу Иосифа Бродского.
Вот она, между двух кипарисов.

Вначале Иосифа Бродского хотели похоронить на православном кладбище, между Дягилевым и Стравинским. Но Русская православная церковь в Венеции не дала согласия, так как не было предоставлено никаких доказательств, что поэт был православным. Католическое духовенство проявило не меньшую строгость.

Вообще-то большие поэты обычно не ошибаются, говоря о своей судьбе. Бродский ошибся.
Молодым написал:

Ни страны, ни погоста
Не хочу выбирать.
На Васильевский остров
Я приду умирать.

Однако в Россию, в Петербург так и не вернулся. Говорят, у него было глубокое убеждение, что нельзя возвращаться назад. Одним из его последних аргументов было: «Лучшая часть меня уже там — мои стихи». Не знаю, на мой слух, звучит не очень убедительно.
Как бы то ни было, теперь он навеки соседствует с могилой Эзры Паунда — изгоя западной цивилизации, заклеймленного за сотрудничество с фашизмом, чьей казни требовали Артур Миллер, Лион Фейхтвангер и другие левые интеллектуалы.

Такой вот чёрный юморок, который на кладбище вряд ли уместен.

Сан Микеле – один из островов Венецианской лагуны, расположенный в непосредственной близости от венецианского квартала Каннареджо. Вместе с соседним островком Сан Кристофоро делла Паче Сан Микеле некогда был излюбленным местом для остановки путешественников и рыбаков. Сегодня его крупнейшей достопримечательностью является романская церковь Сан Микеле ин Изола, возведенная в 1469-м году архитектором Мауро Кодусси, — первая ренессансная церковь Венеции. Ее строили специально для религиозного ордена камальдулов. Здание храма целиком выстроено из белоснежного истрийского камня, который со времен приобрел пепельно-серый оттенок. Внутри церковь состоит из центрального нефа и двух боковых приделов с ценными декорациями. Рядом с Сан Микеле ин Изола расположен монастырь, который в прошлом на протяжении нескольких лет использовался как тюрьма.

В 1807-м году островок Сан Кристофоро было решено превратить в кладбище. Такое решение было принято администрацией Наполеона, который правил тогда в Венеции и считал, что захоронения в черте города могут стать причиной эпидемий. Над проектом нового кладбища работал архитектор Джан Антонио Сельва. В 1836-м году канал, разделявший Сан Кристофоро и Сан Микеле, был засыпан землей, и получившийся остров впоследствии стали называть Сан Микеле. А кладбище используется и по сей день. На нем погребены такие знаменитости, как Игорь Стравинский, Иосиф Бродский, Сергей Дягилев и другие. Интересно, что в прошлом гроб с телом усопшего привозили на остров на специальной похоронной гондоле.

Еще одной достопримечательностью Сан Микеле является часовня Каппелла Эмилиана, построенная в 1530-м году. Напротив нее можно увидеть клуатр 15-го века – крытую галерею, через которую осуществляется вход на кладбище.

Как добраться до могилы бродского в венеции. Остров-кладбище сан-микеле в венеции

Сан-Микеле – это городское кладбище Венеции. Место весьма примечательное, с удивительной (как и везде в Венеции) историей и связанное с Россией.

Когда здесь было два острова. Сан-Микеле назывался «Кавана де Муран» — остановка на пути в Мурано. На Сан-Микеле с Х века была церковь, в 1212 году островок был передан монастырю Камадульского ордена. В 1469 году Мауро Колдусси построил там церковь, получившую название Сан-Микеле де Изола (то есть «на острове»). Когда в 1797 году Венеция была подчинена Наполеоном, монастырь был упразднен, и на Сан-Микеле в течении 30 лет была тюрьма, где содержались итальянские патриоты, боровшиеся против французов и австрийцев. В 1829 году монастырь был возвращен францисканцам.
Другой островок – Сан-Кристофоро, получил название «дела Паче» — Мирный, так как был подарен богослову фра Симеоне за подготовку в заключении Лодийского мира 1454 года, когда итальянские государства решили прекратить конфликты на Аппенинах и создать «Италийскую лигу». На островке был монастырь бенедектинок, маленькая церковь Сан-Кристофоро, при которой было кладбище. Именно это кладбище в 1807 году по приказу Наполеона должно было стать единственным городским кладбищем в Венеции. Архитектор Джан-Антонио Сельва был автором сооружений.
В 1836 году канал между островами был засыпан, новый остров был назван Сан-Микеле, и целиком передан под кладбище. Здесь похоронены многие русские, приезжавшие в Венецию, представители дворянских родов, а в ХХ веке – эмигранты, в том числе Игорь Стравинский, Сергей Дягилев, Иосиф Бродский.
Основная часть острова – католические захоронения, есть участок греческой церкви (где похоронены русские) и лютеранской церкви. С местами на кладбище проблема, островок тесен, захоронения через несколько лет могут быть перенесены в колумбарий. Но могилы известных людей пользуются вниманием, к ним есть указатели.

Арнольд Бёклин. Остров мёртвых. Картина швейцарского художника 19 века представляет тип острова-кладбища.

Джованни Антонио Канале — Каналетто. Вид на Сан-Кристофоро, Сан-Микеле и Мурано. Как острова выглядели в 18 веке.

Сейчас при входе на кладбище расположен красивый двор

Вид протестантского кладбища

Здесь похоронен Иосиф Бродский (1940-96)

Вид греческого кладбища

Здесь похоронены многие русские

Греческая часовня, службы бывают несколько раз в год в дни особого поминовения усопших.

Княгиня Трубецкая, урожденная Мусина-Пушкина

Могила Сергея Дягилева (1872-1929)

Волкова — Муромцева

Вера Волкова-Митрофан (1872-1950)

Княгиня Екатерина Багратион

Де Бем, урожденная Мартинова

Игорь Стравинский (1882-1971) и его жена Вера Аркадьевна, урожденная де Боссе (1889-1982)

Католическая часть кладбища

Мемориальная доска жителям Венеции, погибшим на войне в России

Двор монастыря

На солнышке по камням ползают ящерицы

Живя в СССР Бродский мечтал о Венециии.
Когда покинул страну, в течение семнадцати лет приезжал в Венецию. Исключительно зимой.
Написал о Венеции «Набережную Неисцелимых».
После смерти тело поэта перезахоронили в Венеции, на острове-кладбище Сан-Микеле.

Речь пойдет о двух венецианских местах, связанных с Бродским — о «набережной Неисцелимых» и острове Сан-Микеле.


Что за «Набережная Неисцелимых», которой нет на современных картах Венеции?

Обратимся к тексту Бродского:

«От дома мы пошли налево и через две минуты очутились на Fondamenta degli Incurabili.
Ах, вечная власть языковых ассоциаций! Ах, эта баснословная способность слов обещать больше, чем может дать реальность! Ах, вершки и корешки писательского ремесла. Разумеется, «Набережная Неисцелимых» отсылает к чуме, к эпидемиям, век за веком наполовину опустошавшим город с регулярностью производителя переписи. Название это вызывает в памяти безнадежные случаи — не столько по мостовой бредущие, сколько на ней лежащие, буквально испуская дух, в саванах, в ожидании, пока за ними приедут — или, точнее, приплывут. Факелы, жаровни, защищающие от заразных испарений марлевые маски, шелест монашеских ряс и облачений, реяние черных плащей, свечи. Похоронная процессия понемногу превращается в карнавал, или даже в прогулку, когда приходится носить маску, потому что в этом городе все друг друга знают».

(Иосиф Бродский «Набережная Неисцелимых»)

Тем, кто хочет найти прославленную Бродским набережную, на карте нужно искать Fondamenta delle Zattere, Набережную Плотов в квартале Дорсодуро, протяженностью около двух километров, напротив острова Джудекка. Вот эта набережная и была в «чумные» времена набережной Неисцелимых (Fondamenta degli incurabili). Внимательные заметят таблички-подсказки «Zattere agli Incurabili» («Дзаттере, бывшая Неизлечимых»).
В 2009 на набережной появилась памятная доска Иосифу Бродскому.

Остров мертвых, Сан-Микеле стал кладбищем в 1807 году, по приказу Наполеона.
До этого на острове был монастырь, а позже — тюрьма. До появления кладбища венецианцы хоронили умерших в городе: в садах, церквях, подвалах. Венецианские власти в некоторых случаях позволяют хоронить на Сан-Микеле выдающихся людей.

На Сан-Микеле похоронен Игорь Стравинский — русский композитор, дирижер и пианист — он умер в Венеции в 1971 году. Спустя несколько лет рядом со Стравинским похоронили его супругу.

Неподалеку от могилы Стравинского похоронен Сергей Павлович Дягилев — русский театральный и художественный деятель, организатор «Русских сезонов» в Париже, умерший в Венеции в 1929 году.
К памятнику Дягилева прикреплены балетные туфли.

28 января 1996 года в Нью-Йорке умер Иосиф Бродский.
О том, почему поэта решили похоронить на Сан-Микеле, есть несколько версий.
Одни утверждают о его собственном распоряжении на этот счет в завещании.
Другие — о предложении одного из друзей поэта, поддержанном вдовой Бродского Марией Соццани.
Как бы то ни было, но 21 июня 1997 года в Венеции, с разрешения городских властей, на кладбище Сан-Микеле перезахоронили тело Иосифа Бродского.
Место выделили на протестантской части кладбища, как для человека без вероисповедания.
На обратной стороне скромного памятника выбиты слова из элегии Проперция Letum поп omnia finit («Со смертью не все кончается»).

Я пишу эти строки, сидя на белом стуле
под открытым небом, зимой, в одном
пиджаке, поддав, раздвигая скулы
фразами на родном.
Стынет кофе. Плещет лагуна, сотней
мелких бликов тусклый зрачок казня
за стремленье запомнить пейзаж, способный обойтись без меня.

(Иосиф Бродский «Венецианские строфы (2)» 1982)

Как попасть на Сан-Микеле: приплыть на вапоретто 41 или 42.
От Fondamente Nuovo одна остановка до Cimitero.

На кладбище я спросила «где могила Бродского», думала, что просто махнут «туда», а служители любезно меня проводили до места.
Но по указателям тоже можно сориентироваться.

Сегодня мы отправляемся на остров Венеции Сан-Микеле.

Ещё при составлении маршрута мы решили, что побываем здесь обязательно. Я люблю поэзию Иосифа Бродского, Галка из балетной семьи, сама занималась танцами, а сейчас у неё бизнес, связанный с балетом и хореографическими коллективами. Она питает сильное уважение к Сергею Дягилеву. К тому же, Галю заинтересовала информация о том, что на могиле Дягилева всегда лежит балетка. А Галка, как раз занимается изготовлением балетной обуви, и ей было очень интересно, как пошита «балетка Дягилева».

Третья участница нашей поездки – актриса. Она как раз снималась в фильме об Игоре Стравинском. Играла жену композитора. Её не отпустили со съёмок, и она очень просила положить цветы на могилу Игоря Стравинского и его жены Веры Стравинской. *Интересная работа у актёров. Сживаешься с ролью жены, чувствуешь, наверное, себя почти ею… и возлагаешь цветы на могилу…*

Все 3 наших кумира похоронены на кладбище острова Сан-Микеле. Мы купили цветы, чтобы положить их на могилу Бродского, Дягилева и Стравинского, и поехали.

Острова Венеции располагаются близко друг от друга, но мы выехали пораньше, чтобы успеть погулять по острову .

На подъезде к острова Сан-Микеле мы увидели вот такой памятник. Мы смотрели во все глаза, потому что в воде плавала Ладья. В ней — два человека. Один указывает рукой на остров Сан-Микеле.

Данте и Вергилий

Эти фигуры изваял московский скульптор Георгий Франгулян. Два великих поэта Италии – Вергилий и Данте переплывают реку Ахерон. У Данте вода реки вскипает прОклятыми душами. Здесь в спокойных водах залива таких страстей нет, а Сан-Микеле иногда называют «райским местом». Получается, что Вергилий указывает поэту на самое тихое и зелёное местечко Венеции.

Скульптура стоит на понтонной конструкции, качается на воде и, в самом деле плывёт. Это красиво и совсем не страшно. Но должны же существовать какие-то легенды и страшилки. Кладбище под боком, а страшилок нет? Так не бывает!

И, — точно. Оказывается в с завидной периодичностью и не одну сотню лет всплывает история о чёрном гондольере, могила которого перемещается. Одновременно с этим известием идут слухи, что один человек пропал. Наверное, пропавших людей чёрной-чёрной ночью увозит в своей чёрной-чёрной гондоле чёрный-чёрный Гондольер. Вот это страшно… *Интересно на островах Венеции в конце этой жуткой истории принято кричать: «Отдай моё сердце?!

Кладбище Сан-Микеле

Остров Сан-Микеле называют ещё и островом мёртвых. Сан-Микеле — венецианское кладбище. Здесь сохранились церковь Сан-Микеле ин Изобла, колокольня и капелла.

Церковь – раннее произведение архитектуры эпохи возрождения в Венеции. Её архитектор – Мауро Кодусси совершил прорыв – дело в том, что до него в Венеции здания были кирпичные, а его церковь сложена из белого камня. Изящно декорирована и благородна.

Рядом с церковью Сан-Микеле ин Изобла находится капелла Эмилиани. Она украшена куполом, колоннами и скульптурами. Капелла также относится к эпохе ренессанса.

С ними сочетается кирпичная колокольня, которую завершает купол, похожий на купол капеллы.

Церковь, капелла и колокольня

Со стороны залива остров выглядел как крепость, вспомнились слова из сказки А.С. Пушкина про остров Буян, где в чешуе, как жар горя, выходят из морской пены 33 богатыря. Только нам не виделись богатыри. Остров даже издали выглядел тихим и спокойным.

На острове Сан-Микеле располагался монастырь. Когда-то уединённой жизнью здесь жили монахи. При монастыре была огромная библиотека, теософская школа. Кроме теософии, в школе преподавали философию и гуманитарные науки.

На острове стояла церковь Архангела Михаила, которая XIII веке была присоединена к монастырю. Она и дала название острову. Кладбищем остров стал в 1807 году по указу Наполеона. До этого года жители Венеции сжигали и хоронили мертвых в городе; в церквях, частных садах, подвалах дворцов, где только было возможно. *Действительно, проблема*.

Под кладбище было выделено два острова Сан-Микеле и Сан Кристофоро, но со временем канал, разделявший их, был засыпан и два острова стали одним.

В конце XVIII века Наполеон передал остров австрийцам. Они использовали остров в качестве тюрьмы для венецианских патриотов.

Кладбище разделено на зоны: католическую, православную, еврейскую. Есть детское кладбище. Весёлое словечко «Bambino», написанное на табличке возле маленьких могилок, очень расстроило.

Сергей Дягелев и Игорь Стравинский похоронены в православной зоне, а вот Иосиф Бродский, на территории евангелистской, протестантской. На православной части, тело поэта запретила хоронить Русская Православная Церковь. На католической части — католическая церковь.

Могила Бродского

До острова Сан-Микеле добрались быстро. Где находятся могилы, было записано у нас в блокнотике, но, как туда добраться, в какую сторону идти? Заглянули в ближайшую распахнутую дверь, чтобы спросить, и нам сразу выдали схему кладбища с тремя обведёнными фамилиями: Бродский, Стравинский, Дягилев.

Кладбище на Сан-Микеле

Если вам будет нужен план «Городского кладбища Венеции», спросите на острове так: CIMITERO COMUNALE DI VENEZI.

Вошли в один квадрат, зону – не то. Второй, — снова не туда. И вот квадрат, где надпись гласила: «Reparto-Еvangelico» «Участок протестантов»…

Участок протестантов на острове Сан-Микеле

Здесь покоится тело Иосифа Бродского. Искали могилу долго, не знаю, нашли бы, но тут увидели идущего уверенным шагом человека. Он быстро вошел, но остановился в замешательстве. Мы наблюдали. Он, как терминатор, начал ориентировку: повел головой налево — просканировал пространство, потом направо, ещё немного налево и уверенно пошел в определённом направлении. Постоял, повернулся и уверенно вышел.

В поисках могилы Бродского

Мы кинулись туда. Было ясно, что это наш человек и пришел с целью почтить память. Действительно, перед нами была могила Бродского.

Как найти могилу Бродского

Объясняем, как идти:

От ворот кладбища налево. Вдоль «Аллеи детей» — «Recinto Bambini». Ориентир – барельеф – девочка с букетом цветов поднимается по ступенькам в объятия ангела.

В начале аллеи указатель EZRA POUND DIAGHILEV STRAWINSKI.

В конце аллеи ворота с указателями «Reparto Greco» и «Reparto Evangelico».

Зайти в ворота и повернуть налево к указателю «Reparto Evangelico».

Большая заметная могила Эзры Пунда. Рядом (справа) могила Бродского.

Могила Бродского

Мы прочитали — Иосиф Бродский и ниже Joseph Brodsky. С обратной стороны постамента латынь: «Letum non omnia finit» — Со смертью всё не кончается.

Возле надгробия стоял металлический ящичек — вроде почтового, лежали карандаши. Их мы взять не решились: наверное, они нужны поэту. Достали шариковую ручку, и я написала письмо Бродскому. Всё, что хотела сказать, написала и положила в ящичек. И мне стало так легко, будто поговорила, сказала всё, что хотела.

Могила Дягилева

Надгробия С. Дягилева и Стравинских нашли сразу.

Могила Дягилева

Могила Стравинского

Постояли у композитора

Затем прошли по капелле, узнали, как в Венеции принято хоронить своих мёртвых.

Тягостного состояния не было. Было умиротворение. Спокойствие. Тишина в душе.

Пошли к причалу, вернее, к парковке. Впереди другие острова Венеции.

Друзья, теперь мы есть в Телеграм: наш канал про Европу , наш канал про Азию . Добро пожаловать)

Как добраться до острова Сан-Микеле

Добраться до него можно на речном трамвайчике – вапоретто. Нам нужны №4.1 и №4.2 (Смотрите статью . Схема вапоретто). Сан-Микеле находится в том же направлении, что и остров Мурано.

От парковки Fondamente Nuovo на пьяццале Рома – это 1 остановка до Cimitero (это и есть остров Сан-Микеле). Если захотите в этот же день посетить остров Мурано, то на остановке Cimitero снова сядьте на вапоретто и продолжить путешествие до острова Мурано. (Одна остановка).

На вапоретто №4. 1 и №4.2 можно сесть не только на парковке Fondamente Nuovo, просто от этого места удобнее объяснить, как доехать до острова ВенецииСан-Микеле. Вы можете сесть на любой остановке, где проходят эти маршруты.

Расписание работы кладбища на острове Сан-Микеле:

  • С апреля по сентябрь: 7:30 – 18:00
  • С октября по март: 7:30 – 16:00

Карта Сан-Микеле

Это трёхмерная карта островов Венеции. Можете погулять по острову, посмотреть, как он устроен.

Где остановиться в Венеции

На Сан-Микеле жилья естественно нет — это кладбище. Подбирать отели нужно в самой Венеции.

Сейчас много вариантов жилья в Венеции появилось на сервисе AirBnb . Как пользоваться этим сервисом у нас написано . Если вы не найдете свободный номер в отеле, то ищите жилье через этот сайт бронирования.

На острове Сан-Микеле турист — не частый гость, хотя остров расположен в пределах видимости — от Венеции его отделяет не более полукилометра. В древности здесь был монастырь архангела Михаила, а в 1807 году появилось Cimitero — засаженное кипарисами городское кладбище, которое в 1870-х годах обнесли красной кирпичной стеной. Теперь это самый известный в мире «остров мёртвых». Русским он интересен потому, что именно здесь покоится прах нескольких людей, наших соотечественников, чьи имена дороги русской и мировой культуре.

Войдя внутрь через портал, на котором св. Михаил побеждает дракона, оказываешься поначалу на заднем дворе монастыря.

Кладбище Сан-Микеле разделено на зоны: католическое, православное, протестантское, еврейское.
Вход в первую зону.

Местная кладбищенская культура, конечно, сильно отличается от нашей. Бросается в глаза ухоженность, яркость, даже какая-то кричащая цветастость. На большинстве надгробных фотографий люди улыбаются.

Надгробные памятники, как правило, хороши, вот образцы.

Очень много фамильных склепов, вроде этих.

Отдельный участок выделен для солдат и офицеров, погибших в Первой мировой войне.

Вот общий памятник.

Это — памятник экипажу погибшей подлодки.
Утром 7 августа 1917 года в 7 милях от острова Бриони, у морской базы Пола, во время маневров, подводная лодка „F-14″ была в погруженном состоянии протаранена миноносцем „Миссори». Лодка затонула на глубине 40 метров. Через 34 часа ее подняли, но 27 человек экипажа лодки погибли за 3 часа до подъема, задохнувшись хлористым газом.

Какой-то местный ас.

Вход на православное кладбище (Reparto Greco-Ortodosso).

Ухоженности и шика здесь ощутимо меньше.

Зато именно оно является местом международного паломничества — из-за двух могил, расположенных у задней стены.

Слева — дягилевская. По словам итальянского композитора Казеллы, в последние годы своей жизни Дягилев «жил в кредит, не имея возможности оплатить гостиницу» в Венеции, и 19 августа 1929 года «умер один, в гостиничном номере, бедный, каким был всегда». Похороны великого импресарио оплатила Коко Шанель — хороший друг Дягилева, при жизни маэстро дававшая деньги на многие его постановки.

Могила украшена надписью: «Венеция, постоянная вдохновительница наших успокоений» (предсмертные слова Дягилева), тут же лежат балетные пуанты.

Справа от нее покоится прах Игоря Стравинского и его жены Веры.

Кто-то принес маэстро каштанчик.

От православного кладбища направляемся к протестантскому (Reparto Evangelico),

ибо именно здесь следует искать могилу Иосифа Бродского.
Вот она, между двух кипарисов.

Вначале Иосифа Бродского хотели похоронить на православном кладбище, между Дягилевым и Стравинским. Но Русская православная церковь в Венеции не дала согласия, так как не было предоставлено никаких доказательств, что поэт был православным. Католическое духовенство проявило не меньшую строгость.

Вообще-то большие поэты обычно не ошибаются, говоря о своей судьбе. Бродский ошибся.
Молодым написал:

Ни страны, ни погоста
Не хочу выбирать.
На Васильевский остров
Я приду умирать.

Однако в Россию, в Петербург так и не вернулся. Говорят, у него было глубокое убеждение, что нельзя возвращаться назад. Одним из его последних аргументов было: «Лучшая часть меня уже там — мои стихи». Не знаю, на мой слух, звучит не очень убедительно.

Как бы то ни было, теперь он навеки соседствует с могилой Эзры Паунда — изгоя западной цивилизации, заклеймленного за сотрудничество с фашизмом, чьей казни требовали Артур Миллер, Лион Фейхтвангер и другие левые интеллектуалы.

Такой вот чёрный юморок, который на кладбище вряд ли уместен.

Иосиф Бродский был похоронен на протестантском участке кладбища острова Сан-Микеле, поскольку на католическом и православном не разрешается хоронить людей без вероисповедания. За кирпичной кладбищенской стеной плещутся волны венецианской лагуны. Сюзан Зонтаг заметила, что – идеальное место для могилы Бродского, поскольку нигде. «Нигде» – это тот же обратный адрес, который Бродский дает в начале одного из своих самых прекрасных лирических стихотворений: «Ниоткуда с любовью…». Об истории его перезахоронения и перевозки из Америки в Венецию пишет на общелит.ру Аркадий Бельман со ссылкой на оригинал публикации:

«За две недели до смерти он купил себе место на кладбище. Смерти он боялся жутко, не хотел быть ни зарытым, ни сожженным, его устроило бы, если бы он оказался куда-нибудь замурованным. Так оно поначалу и получилось. Он купил место в маленькой часовенке на ужасном нью-йоркском кладбище, находящемся на границе с плохим Бродвеем. Это была его воля…
А потом было перезахоронение в Венеции. Это вообще гоголевская история, о которой в России тоже почти никто не знает. Бродский не был ни иудеем, ни христианином по той причине, что человеку, может быть, воздается не по вере его, а по его деяниям, хотя его вдова Мария Содзани (они женились в сентябре 1990 года, а через три года у Бродского родилась дочь) хоронила его по католическому обряду. У Иосифа было для себя два определения: русский поэт и американский эссеист. И все. Итак, о перезахоронении. Мистика началась уже в самолете: гроб в полете открылся. Надо сказать, что в Америке гробы не забивают гвоздями, их закрывают на шурупы и болты, они не открываются даже от перепадов высоты и давления. Иногда и при авиакатастрофах не открываются, а тут — ни с того ни с сего. В Венеции стали грузить гроб на катафалк, он переломился пополам. Пришлось тело перекладывать в другую домовину. Напомню, что это было год спустя после кончины. Дальше на гондолах его доставили на остов Сан Микеле. Первоначальный план предполагал его погребение на русской половине кладбища, между могилами Стравинского и Дягилева. Оказалось, что это невозможно, поскольку необходимо разрешение Русской православной церкви в Венеции, а она его не дает, потому что православным он не был… В результате принимается решение похоронить его на евангелистской стороне. Но там нет свободных мест, в то время как на русской — сколько душе угодно. Тем не менее место нашли — в ногах у Эзры Паунда. (Замечу, что Паунда как человека и антисемита Бродский не выносил, но как поэта ценил очень высоко… Короче, не самое лучшее место упокоения для гения.) Начали копать — прут черепа да кости, хоронить невозможно. В конце концов бедного Иосифа Александровича в новом гробу отнесли к стене, за которой воют электропилы и прочая техника, положив ему бутылку его любимого виски и пачку любимых сигарет, захоронили практически на поверхности, едва присыпав землей. Потом в головах поставили крест. Ну что ж, думаю, он вынесет и этот крест».
И еще одно обстоятельство, о котором писали только в Италии. Президент России Ельцин отправил на похороны Бродского шесть кубометров желтых роз. Михаил Барышников со товарищи перенес все эти розы на могилу Эзры Паунда. Ни одного цветка от российской власти на могиле русского поэта не осталось и нет до сих пор. Что, собственно, отвечает его воле.»

Кладбище Сан-Микеле

Известная со школьной скамьи легенда о перевозе душ умерших по реке Стикс в Царство Аида с некоторых пор имеет реальное воплощение. Неподалёку от Венеции на одноимённом острове в Венецианском заливе находится остров-некрополь – знаменитое кладбище Сан-Микеле. Сюда по воде, на похоронных гондолах, тела усопших перевозят к месту вечного упокоения. На пути следования расположено изваяние московского скульптора Георгия Франгуляна. В небольшой лодке, качающейся на волнах, стоят великие итальянские поэты: Вергилий и Данте. Автор Божественной Комедии рукой указывает в направлении погоста.

Историческая справка

Остров Сан-Микеле назван в честь расположенной на нём Церкви Архангела Михаила. Дошедшая до наших времён постройка возведена в конце 15-го века. Архитектор Мауро Кодусси (Кодуччи) воплотил в здании ранние мотивы эпохи Возрождения. В отличие от большинства кирпичных религиозных сооружений того времени, Церковь была создана из белого камня. Изящество декора и благородные формы до сих пор поражают взоры туристов.

Рядом с Церковью Сан-Микеле ин Изола расположены капелла Эмилиани и кирпичная колокольня. Купола обоих зданий несут на себе отпечаток восточных мотивов. На фронтальной части капеллы также можно заметить колонны и псевдоантичные скульптуры.

В Средние века на острове находился монастырь, большая библиотека и теософская школа. Там, помимо богословия, преподавались гуманитарные науки и философия.

В конце 18-го века окружённая водами территория отошла австрийцам, и они устроили там тюрьму для истинных патриотов Венеции. Немногим позже, в 1807 году по указу Наполеона два острова Сан Кристофоро и Сан-Микеле были отданы под городское кладбище. Канал их разъединявший был засыпан, а по периметру уже в 70-х годах 19-го века была выстроена стена из красного кирпича. Изнутри вдоль ограды растёт целая череда кипарисов.

Такое решение было своевременным и оправданным. Ранее захоронения проводились где придётся: в подвалах, частных садах, в церквях. Из-за подобного отношения к погребению в Венеции часто возникали эпидемии.

Зонирование

Венецианский погост разделяется на католический, православный, еврейский и протестанский кварталы. Для умерших в юном возрасте имеется детское кладбище.

На территории некрополя существуют стены плача, куда захоранивают тела в отдельные крипты. Возле каждой мемориальной плиты имеется горшочек, куда высаживают растения. При желании, тело можно перезахоронить из крипты в могилу в любое время.

Русские могилы на кладбище Сан-Микеле

Самыми известными соотечественниками на кладбище Сан-Микеле считаются Игорь Стравинский со своей женой, Сергей Дягилев и Иосиф Бродский. К этим могилам ведёт специальный указатель, а на схеме-путеводителе их обычно выделяют для удобства нахождения.

Могила Стравинского

Игорь Фёдорович Стравинский считается крупнейшим представителем музыкальной культуры ХХ-го века. Выдающийся композитор, пианист и дирижёр давал много гастролей по всему миру, но свой последний приют решил обрести вместе с женой именно в «городе на воде». Хотя сам музыкант ненадолго здесь останавливался, после его смерти в Нью-Йорке власти Венеции разрешили перевезти сюда останки Стравинского.

Могила Дягилева

Не менее примечательна могила знаменитого русского театрального импресарио Сергея Дягилева. Она находится слева от четы Стравинских и всегда украшена пуантами – у выпускников балетных училищ стало традицией оставлять здесь свою обувь. Так они чтят память основоположника «Мира Искусства» и отца «Русских вечеров». Благодаря Сергею Павловичу в России узнали о творчестве британских и немецких акварелистов, получили работу в Императорских театрах Серов В. А., Бенуа А.Н., Васнецов Ал.М., Коровин К.А. Позднее, после увольнения из журнала «Ежегодник Императорских театров», Дягилев занимался активным продвижением русских артистов на европейских сценах.

Последние годы были крайне неудачными для импресарио. Он часто жил в долг из-за провальных постановок и прогрессирующего фурункулёза. Его смерть случилась в одном из отелей Венеции. Организацию похорон на себя взяли Мисиа Серт и Коко Шанель.

Могила Бродского

Первое захоронение тела Иосифа Бродского было в нишу стены плача на кладбище Верхнего Манхэттена. Полтора года оно находилось там, закрытое надгробной плитой. Место перезахоронения выбирала жена Мария. С точки зрения географии в Венеции поэт находился на равноудалённом расстоянии от своего Отечества (России) и приютившей его страной (Америкой).

Когда принималось решение о захоронении тела Иосифа Бродского, католические и православные священники наотрез отказались принимать его прах на своей стороне некрополя. Выходом стало погребение на участке, выделенном для протестантов. На саму церемонию приехало много друзей и знакомых великого человека. Борис Ельцин лично передал траурный венок.

Скромное и утончённое надгробие в античном стиле было создано по эскизам художника Владимира Радунского. Эпитафия на латыни гласит «Со смертью ничего не заканчивается». В расположенный у памятника почтовый ящик посетители часто опускают письма, адресованные Бродскому.

По соседству с Нобелевским лауреатом находится могила Эзры Паунда – американского поэта, активно поддерживавшего режим Муссолини.

Как попасть на «Остров мёртвых» Доплыть до венецианского некрополя можно на вапоретто – речном трамвайчике. К островам Сан-Микеле и Мурано ходят №41 и №42. Одноразовый билет обойдётся в 6,5 евро (т.е. 13 в оба конца), а абонемент на 12 часов – в 16.

В тёплое время года (с апреля по сентябрь) кладбище работает до 18-00, в холодное – до 16-00. Открыто с 7-30 утра ежедневно.

Возможно, вам будет интересно:

28 октября 2017

Кто похоронен в венеции. Италия. Венеция. Остров Сан Микеле. Монастырь и тюрьма

Венеция у меня всегда связана в мыслях с Бродским, который ее так любил.
Когда в 2007 году я первый раз собиралась в Венецию, в планах у меня стояло обязательное посещение кладбища Сан-Микеле и могилы Бродского.
Люблю я бродить по кладбищам в тишине, рассматривая памятники и надписи. На меня это действует умиротворяюще.
Кладбище в Венеции одно, и оно занимает весь маленький остров Сан-Микеле. На «Острове мертвых» похоронены не только веницианцы, но и выдающиеся люди со всего мира, в том числе и наши.

Кладбищем остров стал в 1807 году по указу Наполеона. До этого года жители Венеции сжигали и хоронили мертвых в городе; в церквях, частных садах, подвалах дворцов, где только было возможно.

Наши Сергей Дягелев и Игорь Стравинский похоронены в православной зоне, а вот Иосиф Бродский, на территории евангелистской, протестантской. На православной части, тело поэта запретила хоронить Русская Православная Церковь.

Вот как описывает историю друг Бродского Илья Кутик, присутствующий на похоронах:

Первоначальный план предполагал его погребение на русской половине кладбища между могилами Стравинского и Дягилева. Оказалось, это невозможно, поскольку необходимо разрешение Русской православной церкви в Венеции, а она его не дает, потому что Бродский не был православным. Гроб стоит, люди ждут. Начались метания, часа два шли переговоры. В результате принимается решение похоронить его на евангелистской стороне кладбища. Там нет свободных мест, в то время как на русской — никаких проблем. Тем не менее, место нашли — в ногах у Эзры. (Замечу, что Паунда как человека и антисемита Бродский не выносил, как поэта очень ценил…) Начали копать — прут черепа да кости, хоронить невозможно. В конце концов, бедного Иосифа Александровича в новом гробу отнесли к стене, за которой воют электропилы и прочая техника, положив ему бутылку его любимого виски и пачку любимых сигарет, захоронили практически на поверхности, едва присыпав землей…

И еще одно обстоятельство, о котором писали только в Италии. Президент России Ельцин отправил на похороны Бродского шесть кубометров желтых роз. Михаил Барышников с компанией перенес все эти розы на могилу Эзры Паунда. Ни одного цветка от российской власти на могиле Бродского не было, что, собственно, отвечает его воле».>

Перед поездкой я изучиларасположение могилы Бродского. Вроде бы все было понятно. Указателя к могиле на тот момент не существовало, но я знала, что на главной аллее есть официальный указатель, на котором фломастером написано Brodsky и стрелка. Потом я узнала, что саму надпись фломастером впервые сделалПетр Вайль, а потом надпись все время подновляли приходящие к его могиле (я постеснялась это сделать).

Приехав на вапоретто на остров, я погуляла по кладбищу, и направилась искать могилу Бродского, но все оказалось не так просто как в рассказах путешественников.

Старая итальянка, вся в черном, пришедшая с букетом цветов, наверное, к родственникам, видя как я пытаюсь разыскать могилу, на мой вопрос по Бродского, спросила кто я по национальности и, поняв, что я русская чуть ли не силой заставляла идти меня к могиле Стравинского, считая, что русская туристка должна идти только туда, мне пришлось, чтобы не обидеть ее сходить сначала к Стравинскому и Дягилеву, а потом после ее ухода дойти наконец-то к Бродскому. Стравинский более популярен, чем нобелевский поэт. На могилу Дягилева приносят пуанты начинающие и стареющие балерины. Выглядят пуанты как- то жалко.


Возле надгробия Бродского есть металлический ящичек, похожий на почтовый, я не поэт, поэтому писать Бродскому ничего не стала, положила только припасенный заранее камешек. Говорят многие поэты приезжают сюда за благословением великого собрата, оставляют ручки и записки.

На обратной стороне надгробия Бродского есть надпись по латыни Letum non omnia finit — со смертью все не кончается, в отношении Бродского это абсолютная правда.

Остров мертвыхнеотделим в моем восприятии от Венеции. И приехав в Венецию второй раз в 2011 году, я повезла туда своих сестер и племянницу. К этому времени на официальном указателе уже было имя Бродского.


Поразила разрушенная многовековыми деревьями чья-то могила

На выходе с кладбища нас остановила траурная процессия с шикарным черным лакированным гробом и безутешной коллоритной итальянской родней.
В первый свой приезд я так и не добралась до другого места в Венеции, которое неотделимо от Бродского — «набережной неисцелимых», воспетов им в своем знаменитом эссе. И во второй приезд поклялсь, что обязательно дойду до нее. Вечером второго дня, оставив измотанную за день племянницу с ее мамой смотреть в отеле мультики,

мы со второй моей сестрой и нашей свояченицей поехали сначала к церкви — Санта Мария делла Салюте.

Название набережной дал госпиталь и прилегающие к нему кварталы, в которых средневековой город содержал безнадежных больных, зараженных то ли чумой, то ли сифилисом. И когда эпидемия закончилась, выжившие жители Венеции соорудили в память об избавлении потрясающую церковь — Санта Мария делла Салюте, а набережной дали имя Fondamenta degli Incurabili, сейчас ее уже не существует на картах и если бы не Бродский, никто не помнил бы ее так.

Уже в темноте мы пошли от церкви искать набережную. Шли мы долго, людей ночью в этом районе почти не было. Освещение было маловато, и мы боялись пропуститьискомое место. Кроме нас по набережной шла молодая пара, по моему американцев. С ними было как-то веселее. И вдруг они громко залопотали «Бродски, Бродски», мы поняли что дошли до нужного места.


Потом они остановились около памятной доски и продолжали что-то восторженно говорить про Бродского


Так мы провели экскурсию с молодой американской парой.

Сан Микеле — остров-кладбище, обнесенный кирпичной стеной с воротами, однако он отнюдь не производит тягостного впечатления, даже зимой. Многие склепы и надгробия являются настоящими архитектурными шедеврами, кроме того, на острове достаточное количество захоронений известных культурных и общественных деятелей (прежде всего, конечно, итальянских, но есть и очень известные иностранцы, всего примечательных памятников около семидесяти), поэтому туда определенно стоит съездить (от набережной Fondamento Nuove и обратно ходит вапоретто). Когда там побывала я, был солнечный жаркий февральский день.
Сан Микеле с XIII века был монастырским комплексом, однако Наполеон после завоевания им Венеции приказал хоронить мертвых не на «материке», а здесь, на отдельном острове (собственно, островов было даже два, их соединили искусственно, засыпав канал между ними). Здесь он также держал политических заключенных. Основное архитектурное оформление кладбище получило в начале XIX века.
Кладбище поделено на несколько основных частей, каждая из которых, в свою очередь, тоже делится на несколько разделов. Больше всего места, конечно, у католиков (у «евангелистов», «греков» и евреев небольшие площадки). Некоторые части огорожены, некоторые нет, для ориентирования у входа установлена схема и везде таблички.

Canon EOS 5D Mark II, Canon EF 24-105 f/4L IS USM,
Canon EF 70-200 f 4L IS USM, телеконвертер Canon Extender EF 1.4x II.

Есть старинная часть, с полноценными могилами и даже семейными склепами,

есть современная, где много таких вот каменных «комодов» для кремированных тел,
некоторые из них еще не заполнены.

Задачи охватить все кладбище у меня не было, оно большое,
меня интересовали прежде всего могилы русских — Бродского, Дягилева и Стравинского.
(То, что на Сан Микеле похоронили также Петра Вайля, я узнала только потом, очень жаль).
Сначала я направилась к Бродскому.
Его могила находится в протестантской части, потому что только протестанты согласились
на компромисс и приютили великого русского поэта-атеиста.

Цветы на могиле Иосифа Александровича в изобилии, причем есть свежие букеты.
Передо мной могилу посещала молодая русская семья с ребенком, я слышала, как родители
рассказывали маленькой дочке, кто такой Бродский. После меня сюда еще кто-то шел…

У стелы с именем поэта установлен ящик, куда можно бросить записку.
Я его открыла — на дне была пара бумажек, читать я их, конечно, не стала,
это тайна должна оставаться строго между поэтом и его поклонниками.

Некоторые почитатели поэзии Бродского, впрочем, не столь стеснительны,
и оставляют записки, обращенные к нему, на ярких лентах, привязывая их к кусту роз.

На православной части кладбища захоронены в основном греки и русские.

Самая шикарная могила у Сергея Дягилева.
Как при жизни он был импозантным денди, так и после смерти продолжает очаровывать.

Как можно легко увидеть по фотографиям из интернета,
пуанты на надгробии Дягилева постоянно меняются.
При мне лежали вот такие новые, красивые, а также длинная ветвь свежей орхидеи.

Фотопортрет в деревянной рамке — это вырезка из газеты или ксерокс,
затертый и чуть рваный, чтобы неповадно было украсть, наверное.

Надгробия четы Стравинских выполнены гораздо проще и строже,
цветы только искусственные были.

Получается, меломаны не столь преданные, в отличие от влюбленных в поэзию и театр,
хотя вклад Стравинского в музыку ничуть не меньше, чем Бродского в поэзию, а Дягилева — в балет.

До основного храма на острове я не дошла (все равно в это время он закрыт),
а это — вторая церковь, вписанная в архитектурный ансамбль, в честь св. Христофора.

Вдоль стен храма есть несколько запоминающихся барельефов.

Не все из них удалось снять из-за яркого солнца, покажу только пару.

Церковь была закрыта, но и снаружи было приятно на нее полюбоваться.

Особенно на статую Архангела Гавриила над входом,
ради нее я даже доставала телевик, по-моему, она прекрасна.

В заключение — ссылки на эссе Бродского о Венеции, «Набережная неисцелимых» , на документальный фильм о Бродском, снятый в Венеции в 1990 году (где-то на половине фильма Бродский сидит на фоне Сан Микеле и читает по-английски свою заметку на смерть родителей, на похороны которых его не впустили), а также великолепное стихотворение Бродского об архитектуре:


Архитектура

Евгению Рейну

Архитектура, мать развалин,
завидующая облакам,
чей пасмурный кочан разварен,
по чьим лугам
гуляет то бомбардировщик,
то — более неуязвим
для взоров — соглядатай общих
дел — серафим,

лишь ты одна, архитектура,
избранница, невеста, перл
пространства, чья губа не дура,
как Тассо пел,
безмерную являя храбрость,
которую нам не постичь,
оправдываешь местность, адрес,
рябой кирпич.

Ты, в сущности, то, с чем природа
не справилась. Зане она
не смеет ожидать приплода
от валуна,
стараясь прекратить исканья,
отделаться от суеты.
Но будущее — вещь из камня,
и это — ты.

Ты — вакуума императрица.
Граненностью твоих корост
в руке твоей кристалл искрится,
идущий в рост
стремительнее Эвереста;
облекшись в пирамиду, в куб,
так точится идеей места
на Хронос зуб.

Рожденная в воображеньи,
которое переживешь,
ты — следующее движенье,
шаг за чертеж
естественности, рослых хижин,
преследующих свой чердак,
— в ту сторону, откуда слышен
один тик-так.

Вздыхая о своих пенатах
в растительных мотивах, etc.,
ты — более для сверхпернатых
существ насест,
не столько заигравшись в кукол,
как думая, что вознесут,
расчетливо раскрыв свой купол
как парашют.

Шум Времени, известно, нечем
парировать. Но, в свой черед,
нужда его в вещах сильней, чем
наоборот:
как в обществе или в жилище.
Для Времени твой храм, твой хлам
родней как собеседник тыщи
подобных нам.

Что может быть красноречивей,
чем неодушевленность? Лишь
само небытие, чьей нивой
ты мозг пылишь
не столько циферблатам, сколько
галактике самой, про связь
догадываясь и на роль осколка
туда просясь.

Ты, грубо выражаясь, сыто
посматривая на простертых ниц,
просеивая нас сквозь сито
жил. единиц,
заигрываешь с тем светом,
взяв формы у него взаймы,
чтоб поняли мы, с чем на этом
столкнулись мы.

К бесплотному с абстрактным зависть
и их к тебе наоборот,
твоя, архитектура, завязь,
но также плод.
И ежели в ионосфере
действительно одни нули,
твой проигрыш, по крайней мере,
конец земли.

Э миграция из России в XX веке, к сожалению, приобрела, характер обычного явления. Дошло до того, что русские составили вторую по численности диаспору в мире. Само с собой, среди этих миллионов были и выдающиеся люди с мировыми именами, многие из которых вынуждены были покинуть свою страну.

Франция и Италия за XX век стали, пожалуй, самыми «русскими» странами Западной Европы. Еще с XIX века наши поэты, писатели, художники, мыслители и ученые любили на некоторое время, а некоторые и навсегда, ехали в Париж, на Лазурный Берег, к виноградникам Тосканы или теплым пескам Капри. И конечно же, Венеция.

Город на воде всегда привлекал великих людей своей уникальностью и величием, но лишь немногие удостоились чести остаться с ним навсегда. Остров-кладбище Сан-Микеле стал последним домом для многих великих людей, включая и наших соотечественников.

Покрытый кипарисами остров не всегда являлся последней остановкой для венецианцев. Долгое время в крепости на острове находился монастырь, затем тюрьма, но по распоряжению Наполеона I остров был в 1807 преобразован в исключительное место для захоронения венецианцев.

Кладбище Сан-Микеле разделено на зоны: католическое, православное, еврейское. Остров обнесен красной кирпичной стеной, поверх которой — другая стена, из кипарисов, и белый купол церкви пятнадцатого века Сан-Микеле-ин-Изола. Это, пожалуй, один из самых зеленых островов Венецианской лагуны. И самый тихий.

Так как это единственное кладбище в Венеции, городские власти приняли решение позволить хоронить на нем выдающихся людей, жизнь которых была связана с городом.

Этот список «выдающихся» не так велик, хотя и само кладбище назвать большим нельзя. Однако почетное место в одном ряду с Кристианом Допплером, Франко Базальей и Луи-Леопольдом Робером заняли и наши соотечественники.

Безусловно, одним из самых известных в мире русских, похороненных на кладбище Сан-Микеле, является Игорь Федорович Стравинский . Выдающийся композитор, дирижер и пианист был одним из отцов музыкального модернизма и крупнейшим представителем музыкальной культуры XX века.

Его страны не стало, когда ему было 46 лет. Спустя 17 лет он стал гражданином Франции, а в 1945 года — США. Но весь мир знал его именно как русского композитора.

С 1922 года он жил в Париже. Похоронив в 1939 году мать на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа (о котором ). На протяжении десятилетий Стравинский активно гастролировал как дирижёр в Европе и США, не раз заезжая в Венецию.

Стоит отметить, что Игорь Стравинский никогда длительное время не жил в Венеции, однако после его смерти в Нью-Йорке власти «города на воде» согласились выделить место для захоронения великого музыканта. Позже рядом с ним была похоронена и жена.

Семья Стравинских оказалась похоронена в так называемой «русской» части кладбища, рядом с могилой еще одного нашего известного земляка Сергея Павловича Дягилева .

Один из основоположников группы «Мир Искусства» и организатор «Русских сезонов» в Париже, Сергей Дягилев должен был стать юристом, однако после окончания университета, занялся искусством.

Уже спустя несколько лет он начал организовывать выставки, на которых знакомил русскую публику с совершенно неизвестными тогда в России мастерами и современными тенденциями в изобразительном искусстве.

Однако для Европы Дягилев в первую очередь известен как отец «Русских сезонов». Именно он провел «Исторические русские концерты», в которых участвовали Н. А. Римский-Корсаков, С. В. Рахманинов, А. К. Глазунов, Ф. И. Шаляпин и другие известные русские музыканты и исполнители. С деятельностью Дягилева связывают начала «русской эпохи» в Европе.

В 1908 году состоялись сезоны русской оперы. Несмотря на успех, сезон принёс Дягилеву убытки, поэтому на следующий год он, зная вкусы публики, решил везти в Париж и балет, хотя относился к нему пренебрежительно.

В 1911 году Дягилев организовал балетную труппу «Русский балет Дягилева». Труппа начала выступления в 1913 году и просуществовала до 1929 года, то есть до смерти её организатора.

Умер Дягилев от сахарного диабета, который диагностировали еще в 1921 году. По воспоминаниям современников, он почти не соблюдал предписанную диету, так как все время был занят.

На мраморном надгробном памятнике выбито имя Дягилева по-русски и по-французски (Serge de Diaghilew) и эпитафия: «Венеция — постоянная вдохновительница наших успокоений» — фраза, написанная им незадолго до смерти в дарственной надписи Сержу Лифарю. На постаменте рядом с фотографией импресарио почти всегда лежат балетные туфли (чтобы их не унесло ветром, их набивают песком).

Как и Стравинский, Дягилев почти не жил в Венеции, однако именно этот город он считал неисчерпаемым источником вдохновения для всего мира искусства.

Венеция стала приютом не только для российских, но и для советских эмигрантов. Один из крупнейших русских поэтов XX века Иосиф Бродский также нашел последнее пристанище в Италии.

У поэта, рожденного и выросшего за «железным занавесом», была мечта — увидеть Венецию. Он называл ее идеей фикс, она была навеяна романами Анри де Ренье.

4 июня 1972 года лишенный советского гражданства Бродский вылетел из Ленинграда в Вену. Он преподавал историю русской литературы, русскую и мировую поэзию, теорию стиха, выступал с лекциями и чтением стихов на международных литературных фестивалях и форумах, в библиотеках и университетах США, в Канаде, Англии, Ирландии, Франции, Швеции, Италии. Получил американское гражданство.

28 января 1996 года поэт умер и был похоронен в США. Предложение о перезахоронении его в России было отвергнуто, однако 21 июня 1997 года могилу поэта все же была перенесена. Последнее пристанище один из выдающихся русских поэтов нашел на кладбище Сан-Микеле в Венеции.

Первоначально тело поэта планировали похоронить на русской половине кладбища между могилами Стравинского и Дягилева, но это оказалось невозможным, поскольку Бродский не был православным. Также отказало в погребении и католическое духовенство. В результате решили похоронить тело в протестантской части кладбища.

На Сан-Микеле похоронен также и Петр Вайль — российский и американский журналист, писатель и радиоведущий, как и Бродский, в 1970-х годах эмигрировавший из Советского Союза.

Интересно, что он был составителем нескольких сборников произведений Иосифа Бродского.

«И я поклялся, что если смогу выбраться из родной империи,… то первым делом поеду в Венецию, сниму комнату на первом этaже кaкого-нибудь пaлaццо, чтобы волны от проходящих лодок плескaли в окно, нaпишу пaру элегий, тушa сигaреты о сырой кaменный пол, буду кaшлять и пить, а нa исходе денег вместо билетa нa поезд куплю мaленький брaунинг и не сходя с местa вышибу себе мозги, не сумев умереть в Венеции от естественных причин». (Иосиф Бродский «Набережная неисцелимых»).

Как добраться и что посмотреть на Сан-Микеле — крупнейшем кладбище Венеции. Где находятся могилы Дягилева, Стравинского и Бродского.

Сан-Микеле (итал. Isola di San Michele ) — это остров в Венецианской лагуне, превращенный в городское кладбище. Там никто не живет, туда добираются только родственники усопших и любознательные туристы. Да-да, не удивляйтесь, Сан-Микеле давно превратился в одну из достопримечательностей города и его запросто включают в списки . У путешественников из России на острове есть свой «интерес»: там обрели покой композитор Игорь Стравицкий и его супруга, похоронены театральный деятель Сергей Дягилев и писатель Петр Вайль. Наконец, на Сан-Микеле можно посетить могилу известного поэта Иосифа Бродского.

Экскурсии по Венеции и окрестностям

Самые интересные экскурсии — это маршруты от местных жителей на Трипстере. Начинать лучше с (за несколько часов пройтись от Сан-Марко, через лабиринты улиц и театр Ла Фениче, к мосту Риальто). А затем отправляться в 8-часовой авторский тур (любоваться на кружева острова Бурано и венецианское стекло острова Мурано).

История и факты о Сан-Микеле

На территории венецианского кладбища когда-то было два острова, соединенных каналом, — Сан-Микеле и Сан-Кристофоро. Еще в 1221 г. на Сан-Микеле появился первый монастырь, а в 1469 была построена церковь Сан-Микеле-ин-Изола. Это сооружение, возведенное по проекту Мауро Кодусси в стиле ренессанс, из белого истрийского камня, сохранилось до наших дней и представляет немалый интерес. Спустя век на разрастающемся острове возвели Эмилианскую капеллу.

Первым человеком, которому пришла в голову идея хоронить умерших на островах, был Наполеон Бонапарт. Горожан идея показалась странной. Они привыкли хоронить умерших прямо в городе, недалеко от соборов, а то и прямо во дворах жилых домов. Но «император сказал — император сделал».

Сначала в ход пошли земли Сан-Кристофоро. Спустя некоторое время канал засыпали, два острова объединили в один и дали ему общее название — Сан-Микеле. Объединенная территория превратилась в довольно правильный прямоугольник, размер которого: 400 x 450 метров.

Достопримечательности острова Сан-Микеле

Оказавшись на острове, стоит отбросить предубеждения — там совершенно некого и нечего бояться. Да это кладбище, но его посещение может стать одним из самых ярких впечатлений от Венеции. Едва выйдя из вапоретто (добираются на остров на водном транспорте), вы увидите ворота. Зайдя в них, увидите аллею, сверху до низу заполненную надгробными плитами в стенах и на полу. Местами может создаться ощущение, что идешь прямо по могилам, но это иллюзия.

Сан-Микеле — необычное место для посещения

Экскурсия по острову Сан-Микеле в Венеции

Кладбище Сан-Микеле выглядит, как единый архитектурный ансамбль — красивое и торжественное. На входе вы заметите табличку, которая призывает соблюдать приличия: не шуметь, не мусорить, не распивать спиртное. Но место настолько умиротворенное, что мало кому придет в голову вести себя агрессивно.

Прогуливаясь, можно увидеть настоящие архитектурные шедевры — некоторые капеллы и надгробия так необычны, что ни в чем не уступают произведениям искусства. На острове хоронят целыми семьями, у некоторых венецианцев есть фамильные склепы и захоронения. На каждый участок ведет свой вход, повсюду есть указатели. Так что вы без труда отыщите и могилу Дягилева, и Бродского, и Стравинского.

Помимо кладбища на Сан-Микеле можно посетить монастырь и церковь. Любители архитектуры оценят убранство монастырского дворика времен эпохи Возрождения. Очень красива Эмилианская капелла, которая располагается недалеко от церквушки. Там можно полюбоваться интересными скульптурами.

На острове Сан-Микеле царит тихая и спокойная атмосфера. Поездку выгодно запланировать на последние дни отдыха, чтобы расслабиться после насыщенных экскурсий, прогулок по лабиринтам Венеции и огромного количества информации.

Как добраться на Сан-Микеле из Венеции

Кладбище расположено на севере Венеции (его можно узнать по возвышающейся капелле и кипарисам на центральной аллее), по пути к острову Мурано. Чтобы добраться на Сан-Микеле, нужно сесть на вапоретто — городской транспорт города.

Нужен маршрут № 41 или 42. Отправляется он от остановки «Fondamente Nove» каждые 10 минут. Конечная станция — остров Мурано, но выйти нужно чуть раньше, на остановке «Cimitero» . Посещение острова бесплатно. На спокойную прогулку с осмотром всех достопримечательностей Сан-Микеле потребуется 1,5-2 часа, не меньше.

Идеи и как доехать
— краткий гайд
— самостоятельно и с гидом

Остров Сан-Микеле на карте Венеции

На карте наглядно видно, что Сан-Микеле расположен по середине между Венецией и Мурано. Время прогулки на вапоретто — всего 9 минут.

Больше информации об экскурсии на кладбище на инсайдерском сайте www.theveniceinsider.com (на английском) или в Википедии (на русском).

Весь XX век из России по разным причинам уезжали ученые, писатели, поэты, художники и простые люди. В результате, в мире, и особенно в Европе, образовались «русские островки», со своим шармом, культурой, укладом жизни и, конечно же, кладбищами. Продолжая знакомить читателей с местами захоронения наших соотечественников, журнал EUROMAG отправился в Венецию на кладбище Сан-Микеле.

Фото: «И я поклялся, что если смогу выбраться… то первым делом поеду в Венецию».

Эмиграция из России в XX веке, к сожалению, приобрела, характер обычного явления. Дошло до того, что русские составили вторую по численности диаспору в мире. Само с собой, среди этих миллионов были и выдающиеся люди с мировыми именами, многие из которых вынуждены были покинуть свою страну.

Франция и Италия за XX век стали, пожалуй, самыми «русскими» странами Западной Европы. Еще с XIX века наши поэты, писатели, художники, мыслители и ученые любили на некоторое время, а некоторые и навсегда, ехали в Париж, на Лазурный Берег, к виноградникам Тосканы или теплым пескам Капри. И конечно же, Венеция.

Город на воде всегда привлекал великих людей своей уникальностью и величием, но лишь немногие удостоились чести остаться с ним навсегда. Остров-кладбище Сан-Микеле стал последним домом для многих великих людей, включая и наших соотечественников.

Покрытый кипарисами остров не всегда являлся последней остановкой для венецианцев. Долгое время в крепости на острове находился монастырь, затем тюрьма, но по распоряжению Наполеона I остров был в 1807 преобразован в исключительное место для захоронения венецианцев.

Кладбище Сан-Микеле разделено на зоны: католическое, православное, еврейское. Остров обнесен красной кирпичной стеной, поверх которой — другая стена, из кипарисов, и белый купол церкви пятнадцатого века Сан-Микеле-ин-Изола. Это, пожалуй, один из самых зеленых островов Венецианской лагуны. И самый тихий.

Так как это единственное кладбище в Венеции, городские власти приняли решение позволить хоронить на нем выдающихся людей, жизнь которых была связана с городом.

Этот список «выдающихся» не так велик, хотя и само кладбище назвать большим нельзя. Однако почетное место в одном ряду с Кристианом Допплером, Франко Базальей и Луи-Леопольдом Робером заняли и наши соотечественники.

Безусловно, одним из самых известных в мире русских, похороненных на кладбище Сан-Микеле, является Игорь Федорович Стравинский . Выдающийся композитор, дирижер и пианист был одним из отцов музыкального модернизма и крупнейшим представителем музыкальной культуры XX века.

Его страны не стало, когда ему было 46 лет. Спустя 17 лет он стал гражданином Франции, а в 1945 года — США. Но весь мир знал его именно как русского композитора.

С 1922 года он жил в Париже. Похоронив в 1939 году мать на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа (о котором EUROMAG писал ранее). На протяжении десятилетий Стравинский активно гастролировал как дирижёр в Европе и США, не раз заезжая в Венецию.

Стоит отметить, что Игорь Стравинский никогда длительное время не жил в Венеции, однако после его смерти в Нью-Йорке власти «города на воде» согласились выделить место для захоронения великого музыканта. Позже рядом с ним была похоронена и жена.

Семья Стравинских оказалась похоронена в так называемой «русской» части кладбища, рядом с могилой еще одного нашего известного земляка Сергея Павловича Дягилева .

Один из основоположников группы «Мир Искусства» и организатор «Русских сезонов» в Париже, Сергей Дягилев должен был стать юристом, однако после окончания университета, занялся искусством.

Уже спустя несколько лет он начал организовывать выставки, на которых знакомил русскую публику с совершенно неизвестными тогда в России мастерами и современными тенденциями в изобразительном искусстве.

Однако для Европы Дягилев в первую очередь известен как отец «Русских сезонов». Именно он провел «Исторические русские концерты», в которых участвовали Н. А. Римский-Корсаков, С. В. Рахманинов, А. К. Глазунов, Ф. И. Шаляпин и другие известные русские музыканты и исполнители. С деятельностью Дягилева связывают начала «русской эпохи» в Европе.

В 1908 году состоялись сезоны русской оперы. Несмотря на успех, сезон принёс Дягилеву убытки, поэтому на следующий год он, зная вкусы публики, решил везти в Париж и балет, хотя относился к нему пренебрежительно.

В 1911 году Дягилев организовал балетную труппу «Русский балет Дягилева». Труппа начала выступления в 1913 году и просуществовала до 1929 года, то есть до смерти её организатора.

Умер Дягилев от сахарного диабета, который диагностировали еще в 1921 году. По воспоминаниям современников, он почти не соблюдал предписанную диету, так как все время был занят.

На мраморном надгробном памятнике выбито имя Дягилева по-русски и по-французски (Serge de Diaghilew) и эпитафия: «Венеция — постоянная вдохновительница наших успокоений» — фраза, написанная им незадолго до смерти в дарственной надписи Сержу Лифарю. На постаменте рядом с фотографией импресарио почти всегда лежат балетные туфли (чтобы их не унесло ветром, их набивают песком).

Как и Стравинский, Дягилев почти не жил в Венеции, однако именно этот город он считал неисчерпаемым источником вдохновения для всего мира искусства.

Венеция стала приютом не только для российских, но и для советских эмигрантов. Один из крупнейших русских поэтов XX века Иосиф Бродский также нашел последнее пристанище в Италии.

У поэта, рожденного и выросшего за «железным занавесом», была мечта — увидеть Венецию. Он называл ее идеей фикс, она была навеяна романами Анри де Ренье.

4 июня 1972 года лишенный советского гражданства Бродский вылетел из Ленинграда в Вену. Он преподавал историю русской литературы, русскую и мировую поэзию, теорию стиха, выступал с лекциями и чтением стихов на международных литературных фестивалях и форумах, в библиотеках и университетах США, в Канаде, Англии, Ирландии, Франции, Швеции, Италии. Получил американское гражданство.

28 января 1996 года поэт умер и был похоронен в США. Предложение о перезахоронении его в России было отвергнуто, однако 21 июня 1997 года могилу поэта все же была перенесена. Последнее пристанище один из выдающихся русских поэтов нашел на кладбище Сан-Микеле в Венеции.

Первоначально тело поэта планировали похоронить на русской половине кладбища между могилами Стравинского и Дягилева, но это оказалось невозможным, поскольку Бродский не был православным. Также отказало в погребении и католическое духовенство. В результате решили похоронить тело в протестантской части кладбища.

На Сан-Микеле похоронен также и Петр Вайль — российский и американский журналист, писатель и радиоведущий, как и Бродский, в 1970-х годах эмигрировавший из Советского Союза.

Интересно, что он был составителем нескольких сборников произведений Иосифа Бродского.

«И я поклялся, что если смогу выбраться из родной империи,… то первым делом поеду в Венецию, сниму комнату на первом этaже кaкого-нибудь пaлaццо, чтобы волны от проходящих лодок плескaли в окно, нaпишу пaру элегий, тушa сигaреты о сырой кaменный пол, буду кaшлять и пить, а нa исходе денег вместо билетa нa поезд куплю мaленький брaунинг и не сходя с местa вышибу себе мозги, не сумев умереть в Венеции от естественных причин». (Иосиф Бродский «Набережная неисцелимых»).

набережная Неисцелимых и кладбище Сан-Микеле Сан микеле кладбище

Как добраться и что посмотреть на Сан-Микеле — крупнейшем кладбище Венеции. Где находятся могилы Дягилева, Стравинского и Бродского.

Сан-Микеле (итал. Isola di San Michele ) — это остров в Венецианской лагуне, превращенный в городское кладбище. Там никто не живет, туда добираются только родственники усопших и любознательные туристы. Да-да, не удивляйтесь, Сан-Микеле давно превратился в одну из достопримечательностей города и его запросто включают в списки . У путешественников из России на острове есть свой «интерес»: там обрели покой композитор Игорь Стравицкий и его супруга, похоронены театральный деятель Сергей Дягилев и писатель Петр Вайль. Наконец, на Сан-Микеле можно посетить могилу известного поэта Иосифа Бродского.

Экскурсии по Венеции и окрестностям

Самые интересные экскурсии — это маршруты от местных жителей на Трипстере. Начинать лучше с (за несколько часов пройтись от Сан-Марко, через лабиринты улиц и театр Ла Фениче, к мосту Риальто). А затем отправляться в 8-часовой авторский тур (любоваться на кружева острова Бурано и венецианское стекло острова Мурано).

История и факты о Сан-Микеле

На территории венецианского кладбища когда-то было два острова, соединенных каналом, — Сан-Микеле и Сан-Кристофоро. Еще в 1221 г. на Сан-Микеле появился первый монастырь, а в 1469 была построена церковь Сан-Микеле-ин-Изола. Это сооружение, возведенное по проекту Мауро Кодусси в стиле ренессанс, из белого истрийского камня, сохранилось до наших дней и представляет немалый интерес. Спустя век на разрастающемся острове возвели Эмилианскую капеллу.

Первым человеком, которому пришла в голову идея хоронить умерших на островах, был Наполеон Бонапарт. Горожан идея показалась странной. Они привыкли хоронить умерших прямо в городе, недалеко от соборов, а то и прямо во дворах жилых домов. Но «император сказал — император сделал».

Сначала в ход пошли земли Сан-Кристофоро. Спустя некоторое время канал засыпали, два острова объединили в один и дали ему общее название — Сан-Микеле. Объединенная территория превратилась в довольно правильный прямоугольник, размер которого: 400 x 450 метров.

Достопримечательности острова Сан-Микеле

Оказавшись на острове, стоит отбросить предубеждения — там совершенно некого и нечего бояться. Да это кладбище, но его посещение может стать одним из самых ярких впечатлений от Венеции. Едва выйдя из вапоретто (добираются на остров на водном транспорте), вы увидите ворота. Зайдя в них, увидите аллею, сверху до низу заполненную надгробными плитами в стенах и на полу. Местами может создаться ощущение, что идешь прямо по могилам, но это иллюзия.

Сан-Микеле — необычное место для посещения

Экскурсия по острову Сан-Микеле в Венеции

Кладбище Сан-Микеле выглядит, как единый архитектурный ансамбль — красивое и торжественное. На входе вы заметите табличку, которая призывает соблюдать приличия: не шуметь, не мусорить, не распивать спиртное. Но место настолько умиротворенное, что мало кому придет в голову вести себя агрессивно.

Прогуливаясь, можно увидеть настоящие архитектурные шедевры — некоторые капеллы и надгробия так необычны, что ни в чем не уступают произведениям искусства. На острове хоронят целыми семьями, у некоторых венецианцев есть фамильные склепы и захоронения. На каждый участок ведет свой вход, повсюду есть указатели. Так что вы без труда отыщите и могилу Дягилева, и Бродского, и Стравинского.

Помимо кладбища на Сан-Микеле можно посетить монастырь и церковь. Любители архитектуры оценят убранство монастырского дворика времен эпохи Возрождения. Очень красива Эмилианская капелла, которая располагается недалеко от церквушки. Там можно полюбоваться интересными скульптурами.

На острове Сан-Микеле царит тихая и спокойная атмосфера. Поездку выгодно запланировать на последние дни отдыха, чтобы расслабиться после насыщенных экскурсий, прогулок по лабиринтам Венеции и огромного количества информации.

Как добраться на Сан-Микеле из Венеции

Кладбище расположено на севере Венеции (его можно узнать по возвышающейся капелле и кипарисам на центральной аллее), по пути к острову Мурано. Чтобы добраться на Сан-Микеле, нужно сесть на вапоретто — городской транспорт города.

Нужен маршрут № 41 или 42. Отправляется он от остановки «Fondamente Nove» каждые 10 минут. Конечная станция — остров Мурано, но выйти нужно чуть раньше, на остановке «Cimitero» . Посещение острова бесплатно. На спокойную прогулку с осмотром всех достопримечательностей Сан-Микеле потребуется 1,5-2 часа, не меньше.

Идеи и как доехать
— краткий гайд
— самостоятельно и с гидом

Остров Сан-Микеле на карте Венеции

На карте наглядно видно, что Сан-Микеле расположен по середине между Венецией и Мурано. Время прогулки на вапоретто — всего 9 минут.

Больше информации об экскурсии на кладбище на инсайдерском сайте www.theveniceinsider.com (на английском) или в Википедии (на русском).

На острове Сан-Микеле турист — не частый гость, хотя остров расположен в пределах видимости — от Венеции его отделяет не более полукилометра. В древности здесь был монастырь архангела Михаила, а в 1807 году появилось Cimitero — засаженное кипарисами городское кладбище, которое в 1870-х годах обнесли красной кирпичной стеной. Теперь это самый известный в мире «остров мёртвых». Русским он интересен потому, что именно здесь покоится прах нескольких людей, наших соотечественников, чьи имена дороги русской и мировой культуре.

Войдя внутрь через портал, на котором св. Михаил побеждает дракона, оказываешься поначалу на заднем дворе монастыря.

Кладбище Сан-Микеле разделено на зоны: католическое, православное, протестантское, еврейское.

Вход в первую зону

Местная кладбищенская культура, конечно, сильно отличается от нашей. Бросается в глаза ухоженность, яркость, даже какая-то кричащая цветастость. На большинстве надгробных фотографий люди улыбаются.

Надгробные памятники, как правило, хороши, вот образцы.

Очень много фамильных склепов, вроде этих

Отдельный участок выделен для солдат и офицеров, погибших в Первой мировой войне.

Вот общий памятник

Это — памятник экипажу погибшей подлодки

Утром 7 августа 1917 года в 7 милях от острова Бриони, у морской базы Пола, во время маневров, подводная лодка „F-14″ была в погруженном состоянии протаранена миноносцем „Миссори». Лодка затонула на глубине 40 метров. Через 34 часа ее подняли, но 27 человек экипажа лодки погибли за 3 часа до подъема, задохнувшись хлористым газом.

Какой-то местный ас

Вход на православное кладбище (Reparto Greco-Ortodosso)

Ухоженности и шика здесь ощутимо меньше.

Зато именно оно является местом международного паломничества — из-за двух могил, расположенных у задней стены.

Слева — дягилевская. По словам итальянского композитора Казеллы, в последние годы своей жизни Дягилев «жил в кредит, не имея возможности оплатить гостиницу» в Венеции, и 19 августа 1929 года «умер один, в гостиничном номере, бедный, каким был всегда». Похороны великого импресарио оплатила Коко Шанель — хороший друг Дягилева, при жизни маэстро дававшая деньги на многие его постановки.

Могила украшена надписью: «Венеция, постоянная вдохновительница наших успокоений» (предсмертные слова Дягилева), тут же лежат балетные пуанты.

Справа от нее покоится прах Игоря Стравинского и его жены Веры.

Кто-то принес маэстро каштанчик.

От православного кладбища направляемся к протестантскому (Reparto Evangelico),

ибо именно здесь следует искать могилу Иосифа Бродского.
Вот она, между двух кипарисов.

Вначале Иосифа Бродского хотели похоронить на православном кладбище, между Дягилевым и Стравинским. Но Русская православная церковь в Венеции не дала согласия, так как не было предоставлено никаких доказательств, что поэт был православным. Католическое духовенство проявило не меньшую строгость.

Вообще-то большие поэты обычно не ошибаются, говоря о своей судьбе. Бродский ошибся.
Молодым написал:

Ни страны, ни погоста
Не хочу выбирать.
На Васильевский остров
Я приду умирать.

Однако в Россию, в Петербург так и не вернулся. Говорят, у него было глубокое убеждение, что нельзя возвращаться назад. Одним из его последних аргументов было: «Лучшая часть меня уже там — мои стихи». Не знаю, на мой слух, звучит не очень убедительно.
Как бы то ни было, теперь он навеки соседствует с могилой Эзры Паунда — изгоя западной цивилизации, заклеймленного за сотрудничество с фашизмом, чьей казни требовали Артур Миллер, Лион Фейхтвангер и другие левые интеллектуалы.

Такой вот чёрный юморок, который на кладбище вряд ли уместен.

«А по краям дороги мертвые с косами стоят»
Алигьери Данте
«… и тишина»
Бродский Иосиф


Уж коли я повел вас по задворкам, так давайте заглянем и на остров Сан-Микеле. Сперва на этом острове был монастырь, затем тюрьма. В 1807 году Наполеон из санитарных соображений запретил венецианцам закапывать покойников на населенных островах и велел впредь все захоронения производить здесь. С тех пор Сан-Микеле — остров мертвых. На острове находится церковь San Michele in Isola («Сан-Микеле на Острове», а вы что подумали?) — самая старая (1469 года) ренессансная церковь Венеции.

На входе — схема. Если приглядитесь, то увидите, что на чисто католическом венецианском кладбище Recinto (ограда) XIV и Recinto XV предоставлены Греческим ортодоксам и Евангелистам.

Не пугайтесь: никто вас не торопит. Мы так… посмотреть:-)
Вапоретто (лагунный теплоходик типа МОшки), пробежав мимо памятника «Вергилий ведет Данте в царство мертвых» (куда и нам),

подвозит к крохотной желто-белой пристани Cеmetereo.

Мы к ней не поплывем — нам зачем? Айда на кладбище!
Входим на территорию монастыря.

Здесь как-то не по-венециански просторно и малолюдно. И зелено.

Ровными рядами стоят крестики над могилами английских моряков, погибших в I Мировой войне.

Через дорожку — поляна с могилками горожан. Венецианцев на Сан-Микеле хоронят по сей день. Вот они перед вами.

В стенах склепы знатных семей (такие еще остались в городе).

Это самое крутое из попавшихся нам надгробий. Просто склеп какой-то! Giuseppe и Agostino Scarpa. Вы их знаете? А между прочим — знать!

Но нам с вами — в эту дверь. Recinto Greco.

Именно здесь похоронен Сергей Дягилев. Девчонки ему приносят свежие пуанты. Видите, привязаны к памятнику?

А рядом — супруги Стравинские. Других знакомых здесь нет.
Если не считать пафосного памятника царской (Александра II) фаворитки Мусиной-Пушкиной, умершей в возрасте едва ли не 90 лет. Но какая она нам знакомая?…

В греческом (предназначенном для русских) отсеке кладбища чистенько и пустенько. Места еще дофига. Не торопитесь записываться. Пустенько и чистенько.

Чего не скажешь о евангелическом отсеке. Где царит бардак и разорение.

Надгробия будто ломами ломаны. Вот этому Champion»у от кого досталось? Не зенитовские ли фаны покуражились?

Тут и похоронено наше всё — Иосиф Бродский. Почему с евангелистами? А что венецианцам еврейский отсек на Сан-Микеле делать? А может еще и муслимский?!

Им самим места не хватает. По прошествии недолгого времени после захоронения бренные останки выкапывают и складывают в ниши колумбария. А место в земле — для следующих венецианцев.

Гробы с телами которых подвезут не к тем пафосным центральным воротам на первой фотографии, а вот к такой неприметной, но удобной дверке.

Как же я люблю Google Earth. Правда здорово?! Перед вами кладбище Сан-Микеле с церковью San Michele in Isola в углу.

Еще раз.
Вход с пристани — по желтой стрелке. На конце синей стрелочки — могила Дягилева. На конце красной — могила Бродского.

Сан-Микеле – это городское кладбище Венеции. Место весьма примечательное, с удивительной (как и везде в Венеции) историей и связанное с Россией.

Когда здесь было два острова. Сан-Микеле назывался «Кавана де Муран» — остановка на пути в Мурано. На Сан-Микеле с Х века была церковь, в 1212 году островок был передан монастырю Камадульского ордена. В 1469 году Мауро Колдусси построил там церковь, получившую название Сан-Микеле де Изола (то есть «на острове»). Когда в 1797 году Венеция была подчинена Наполеоном, монастырь был упразднен, и на Сан-Микеле в течении 30 лет была тюрьма, где содержались итальянские патриоты, боровшиеся против французов и австрийцев. В 1829 году монастырь был возвращен францисканцам.
Другой островок – Сан-Кристофоро, получил название «дела Паче» — Мирный, так как был подарен богослову фра Симеоне за подготовку в заключении Лодийского мира 1454 года, когда итальянские государства решили прекратить конфликты на Аппенинах и создать «Италийскую лигу». На островке был монастырь бенедектинок, маленькая церковь Сан-Кристофоро, при которой было кладбище. Именно это кладбище в 1807 году по приказу Наполеона должно было стать единственным городским кладбищем в Венеции. Архитектор Джан-Антонио Сельва был автором сооружений.
В 1836 году канал между островами был засыпан, новый остров был назван Сан-Микеле, и целиком передан под кладбище. Здесь похоронены многие русские, приезжавшие в Венецию, представители дворянских родов, а в ХХ веке – эмигранты, в том числе Игорь Стравинский, Сергей Дягилев, Иосиф Бродский.
Основная часть острова – католические захоронения, есть участок греческой церкви (где похоронены русские) и лютеранской церкви. С местами на кладбище проблема, островок тесен, захоронения через несколько лет могут быть перенесены в колумбарий. Но могилы известных людей пользуются вниманием, к ним есть указатели.

Арнольд Бёклин. Остров мёртвых. Картина швейцарского художника 19 века представляет тип острова-кладбища.

Джованни Антонио Канале — Каналетто. Вид на Сан-Кристофоро, Сан-Микеле и Мурано. Как острова выглядели в 18 веке.

Сейчас при входе на кладбище расположен красивый двор

Вид протестантского кладбища

Здесь похоронен Иосиф Бродский (1940-96)

Вид греческого кладбища

Здесь похоронены многие русские

Греческая часовня, службы бывают несколько раз в год в дни особого поминовения усопших.

Княгиня Трубецкая, урожденная Мусина-Пушкина

Могила Сергея Дягилева (1872-1929)

Волкова — Муромцева

Вера Волкова-Митрофан (1872-1950)

Княгиня Екатерина Багратион

Де Бем, урожденная Мартинова

Игорь Стравинский (1882-1971) и его жена Вера Аркадьевна, урожденная де Боссе (1889-1982)

Католическая часть кладбища

Мемориальная доска жителям Венеции, погибшим на войне в России

Двор монастыря

На солнышке по камням ползают ящерицы

Сегодня мы отправляемся на остров Венеции Сан-Микеле.

Ещё при составлении маршрута мы решили, что побываем здесь обязательно. Я люблю поэзию Иосифа Бродского, Галка из балетной семьи, сама занималась танцами, а сейчас у неё бизнес, связанный с балетом и хореографическими коллективами. Она питает сильное уважение к Сергею Дягилеву. К тому же, Галю заинтересовала информация о том, что на могиле Дягилева всегда лежит балетка. А Галка, как раз занимается изготовлением балетной обуви, и ей было очень интересно, как пошита «балетка Дягилева».

Третья участница нашей поездки – актриса. Она как раз снималась в фильме об Игоре Стравинском. Играла жену композитора. Её не отпустили со съёмок, и она очень просила положить цветы на могилу Игоря Стравинского и его жены Веры Стравинской. *Интересная работа у актёров. Сживаешься с ролью жены, чувствуешь, наверное, себя почти ею… и возлагаешь цветы на могилу…*

Все 3 наших кумира похоронены на кладбище острова Сан-Микеле. Мы купили цветы, чтобы положить их на могилу Бродского, Дягилева и Стравинского, и поехали.

Острова Венеции располагаются близко друг от друга, но мы выехали пораньше, чтобы успеть погулять по острову .

На подъезде к острова Сан-Микеле мы увидели вот такой памятник. Мы смотрели во все глаза, потому что в воде плавала Ладья. В ней — два человека. Один указывает рукой на остров Сан-Микеле.

Данте и Вергилий

Эти фигуры изваял московский скульптор Георгий Франгулян. Два великих поэта Италии – Вергилий и Данте переплывают реку Ахерон. У Данте вода реки вскипает прОклятыми душами. Здесь в спокойных водах залива таких страстей нет, а Сан-Микеле иногда называют «райским местом». Получается, что Вергилий указывает поэту на самое тихое и зелёное местечко Венеции.

Скульптура стоит на понтонной конструкции, качается на воде и, в самом деле плывёт. Это красиво и совсем не страшно. Но должны же существовать какие-то легенды и страшилки. Кладбище под боком, а страшилок нет? Так не бывает!

И, — точно. Оказывается в с завидной периодичностью и не одну сотню лет всплывает история о чёрном гондольере, могила которого перемещается. Одновременно с этим известием идут слухи, что один человек пропал. Наверное, пропавших людей чёрной-чёрной ночью увозит в своей чёрной-чёрной гондоле чёрный-чёрный Гондольер. Вот это страшно… *Интересно на островах Венеции в конце этой жуткой истории принято кричать: «Отдай моё сердце?!

Кладбище Сан-Микеле

Остров Сан-Микеле называют ещё и островом мёртвых. Сан-Микеле — венецианское кладбище. Здесь сохранились церковь Сан-Микеле ин Изобла, колокольня и капелла.

Церковь – раннее произведение архитектуры эпохи возрождения в Венеции. Её архитектор – Мауро Кодусси совершил прорыв – дело в том, что до него в Венеции здания были кирпичные, а его церковь сложена из белого камня. Изящно декорирована и благородна.

Рядом с церковью Сан-Микеле ин Изобла находится капелла Эмилиани. Она украшена куполом, колоннами и скульптурами. Капелла также относится к эпохе ренессанса.

С ними сочетается кирпичная колокольня, которую завершает купол, похожий на купол капеллы.

Церковь, капелла и колокольня

Со стороны залива остров выглядел как крепость, вспомнились слова из сказки А.С. Пушкина про остров Буян, где в чешуе, как жар горя, выходят из морской пены 33 богатыря. Только нам не виделись богатыри. Остров даже издали выглядел тихим и спокойным.

На острове Сан-Микеле располагался монастырь. Когда-то уединённой жизнью здесь жили монахи. При монастыре была огромная библиотека, теософская школа. Кроме теософии, в школе преподавали философию и гуманитарные науки.

На острове стояла церковь Архангела Михаила, которая XIII веке была присоединена к монастырю. Она и дала название острову. Кладбищем остров стал в 1807 году по указу Наполеона. До этого года жители Венеции сжигали и хоронили мертвых в городе; в церквях, частных садах, подвалах дворцов, где только было возможно. *Действительно, проблема*.

Под кладбище было выделено два острова Сан-Микеле и Сан Кристофоро, но со временем канал, разделявший их, был засыпан и два острова стали одним.

В конце XVIII века Наполеон передал остров австрийцам. Они использовали остров в качестве тюрьмы для венецианских патриотов.

Кладбище разделено на зоны: католическую, православную, еврейскую. Есть детское кладбище. Весёлое словечко «Bambino», написанное на табличке возле маленьких могилок, очень расстроило.

Сергей Дягелев и Игорь Стравинский похоронены в православной зоне, а вот Иосиф Бродский, на территории евангелистской, протестантской. На православной части, тело поэта запретила хоронить Русская Православная Церковь. На католической части — католическая церковь.

Могила Бродского

До острова Сан-Микеле добрались быстро. Где находятся могилы, было записано у нас в блокнотике, но, как туда добраться, в какую сторону идти? Заглянули в ближайшую распахнутую дверь, чтобы спросить, и нам сразу выдали схему кладбища с тремя обведёнными фамилиями: Бродский, Стравинский, Дягилев.

Кладбище на Сан-Микеле

Если вам будет нужен план «Городского кладбища Венеции», спросите на острове так: CIMITERO COMUNALE DI VENEZI.

Вошли в один квадрат, зону – не то. Второй, — снова не туда. И вот квадрат, где надпись гласила: «Reparto-Еvangelico» «Участок протестантов»…

Участок протестантов на острове Сан-Микеле

Здесь покоится тело Иосифа Бродского. Искали могилу долго, не знаю, нашли бы, но тут увидели идущего уверенным шагом человека. Он быстро вошел, но остановился в замешательстве. Мы наблюдали. Он, как терминатор, начал ориентировку: повел головой налево — просканировал пространство, потом направо, ещё немного налево и уверенно пошел в определённом направлении. Постоял, повернулся и уверенно вышел.

В поисках могилы Бродского

Мы кинулись туда. Было ясно, что это наш человек и пришел с целью почтить память. Действительно, перед нами была могила Бродского.

Как найти могилу Бродского

Объясняем, как идти:

От ворот кладбища налево. Вдоль «Аллеи детей» — «Recinto Bambini». Ориентир – барельеф – девочка с букетом цветов поднимается по ступенькам в объятия ангела.

В начале аллеи указатель EZRA POUND DIAGHILEV STRAWINSKI.

В конце аллеи ворота с указателями «Reparto Greco» и «Reparto Evangelico».

Зайти в ворота и повернуть налево к указателю «Reparto Evangelico».

Большая заметная могила Эзры Пунда. Рядом (справа) могила Бродского.

Могила Бродского

Мы прочитали — Иосиф Бродский и ниже Joseph Brodsky. С обратной стороны постамента латынь: «Letum non omnia finit» — Со смертью всё не кончается.

Возле надгробия стоял металлический ящичек — вроде почтового, лежали карандаши. Их мы взять не решились: наверное, они нужны поэту. Достали шариковую ручку, и я написала письмо Бродскому. Всё, что хотела сказать, написала и положила в ящичек. И мне стало так легко, будто поговорила, сказала всё, что хотела.

Могила Дягилева

Надгробия С. Дягилева и Стравинских нашли сразу.

Могила Дягилева

Могила Стравинского

Постояли у композитора

Затем прошли по капелле, узнали, как в Венеции принято хоронить своих мёртвых.

Тягостного состояния не было. Было умиротворение. Спокойствие. Тишина в душе.

Пошли к причалу, вернее, к парковке. Впереди другие острова Венеции.

Друзья, теперь мы есть в Телеграм: наш канал про Европу , наш канал про Азию . Добро пожаловать)

Как добраться до острова Сан-Микеле

Добраться до него можно на речном трамвайчике – вапоретто. Нам нужны №4.1 и №4.2 (Смотрите статью . Схема вапоретто). Сан-Микеле находится в том же направлении, что и остров Мурано.

От парковки Fondamente Nuovo на пьяццале Рома – это 1 остановка до Cimitero (это и есть остров Сан-Микеле). Если захотите в этот же день посетить остров Мурано, то на остановке Cimitero снова сядьте на вапоретто и продолжить путешествие до острова Мурано. (Одна остановка).

На вапоретто №4.1 и №4.2 можно сесть не только на парковке Fondamente Nuovo, просто от этого места удобнее объяснить, как доехать до острова ВенецииСан-Микеле. Вы можете сесть на любой остановке, где проходят эти маршруты.

Расписание работы кладбища на острове Сан-Микеле:

  • С апреля по сентябрь: 7:30 – 18:00
  • С октября по март: 7:30 – 16:00

Карта Сан-Микеле

Это трёхмерная карта островов Венеции. Можете погулять по острову, посмотреть, как он устроен.

Где остановиться в Венеции

На Сан-Микеле жилья естественно нет — это кладбище. Подбирать отели нужно в самой Венеции.

Сейчас много вариантов жилья в Венеции появилось на сервисе AirBnb . Как пользоваться этим сервисом у нас написано . Если вы не найдете свободный номер в отеле, то ищите жилье через этот сайт бронирования.

Венеция. Остров Сан-Микеле.: melanyja — LiveJournal

Сан-Микеле – это городское кладбище Венеции. Место весьма примечательное, с удивительной (как и везде в Венеции) историей и связанное с Россией.

Когда здесь было два острова. Сан-Микеле назывался «Кавана де Муран» — остановка на пути в Мурано. На Сан-Микеле с Х века была церковь, в 1212 году островок был передан монастырю Камадульского ордена. В 1469 году Мауро Колдусси построил там церковь , получившую название Сан-Микеле де Изола (то есть «на острове»). Когда в 1797 году Венеция была подчинена Наполеоном, монастырь был упразднен, и на Сан-Микеле в течении 30 лет была тюрьма, где содержались итальянские патриоты, боровшиеся против французов и австрийцев. В 1829 году монастырь был возвращен францисканцам.
Другой островок – Сан-Кристофоро, получил название «дела Паче» — Мирный, так как был подарен богослову фра Симеоне за подготовку в заключении Лодийского мира 1454 года, когда итальянские государства решили прекратить конфликты на Аппенинах и создать «Италийскую лигу». На островке был монастырь бенедектинок, маленькая церковь Сан-Кристофоро, при которой было кладбище. Именно это кладбище в 1807 году по приказу Наполеона должно было стать единственным городским кладбищем в Венеции. Архитектор Джан-Антонио Сельва был автором сооружений.
В 1836 году канал между островами был засыпан, новый остров был назван Сан-Микеле, и целиком передан под кладбище. Здесь похоронены многие русские, приезжавшие в Венецию, представители дворянских родов, а в ХХ веке – эмигранты, в том числе Игорь Стравинский, Сергей Дягилев, Иосиф Бродский.
Основная часть острова – католические захоронения, есть участок греческой церкви (где похоронены русские) и лютеранской церкви. С местами на кладбище проблема, островок тесен, захоронения через несколько лет могут быть перенесены в колумбарий. Но могилы известных людей пользуются вниманием, к ним есть указатели.


Арнольд Бёклин. Остров мёртвых. Картина швейцарского художника 19 века представляет тип острова-кладбища.


Джованни Антонио Канале — Каналетто. Вид на Сан-Кристофоро, Сан-Микеле и Мурано. Как острова выглядели в 18 веке.

Сейчас при входе на кладбище расположен красивый двор


Вид протестантского кладбища

Здесь похоронен Иосиф Бродский (1940-96)

Вид греческого кладбища

Здесь похоронены многие русские

Греческая часовня, службы бывают несколько раз в год в дни особого поминовения усопших.

Княгиня Трубецкая, урожденная Мусина-Пушкина

Могила Сергея Дягилева (1872-1929)

Волкова — Муромцева

Вера Волкова-Митрофан (1872-1950)

Княгиня Екатерина Багратион

Де Бем, урожденная Мартинова

Игорь Стравинский (1882-1971) и его жена Вера Аркадьевна, урожденная де Боссе (1889-1982)

Католическая часть кладбища

Мемориальная доска жителям Венеции, погибшим на войне в России

Двор монастыря

На солнышке по камням ползают ящерицы

Общие впечатления о поездке
Венеция вечером
Собор Святого Марка

Кто похоронен в венеции из знаменитостей. Сан-Микеле (Венеция, Италия) — остров-кладбище в лагуне. Убежище для работы

Не все острова Венецианской лагуны уютны и ласковы. Доказательством тому является мрачноватый остров-кладбище Сан-Микеле. И мрачноватым его делает отнюдь не внешний вид — с ним всё хорошо, здесь повсюду стройными рядами стоят кипарисы, по периметру остров окружает красивая стена, а внутри этих стен можно найти весьма живописные уголки и старинные церквушки.

Чем знаменит остров:

Ещё в конце XV века на территории острова был основан монастырь, о чем в наши дни напоминает храм Сан-Микеле ин Изола, строительство которого было завершено в 1469 году. С середины XVII века в крепости на острове была перенесена венецианская тюрьма. И лишь в начале XIX века, а именно в 1807 году, приказом императора Наполеона I остров Святого Михаила Архангела был полностью отдан под нужды кладбища.

Наполеон распорядился о том, чтобы на острове хоронили жителей Венеции, но со временем появилась традиция (если это можно так назвать) хоронить здесь выдающихся деятелей искусства и просто известных личностей. Вы можете найти могилы многих наших соотечественников: поэта и драматурга Иосифа Бродского, композитора и дирижёра Игоря Стравинского, его супруги Веры и театрального деятеля Сергея Дягилева. Довольно любопытен тот факт, что именно Дягилев познакомил Стравинского со своей будущей женой! Как видно, их дружба стала вечной.

4.
Могилы Иосифа Бродского и Сергея Дягилева на острове Сан-Микеле

Может не каждому «Остров мертвых» покажется интересной туристической достопримечательность, но эмоций его посещение приносит много. Это может быть и грусть, и ностальгия, и погружение в себя. Ведь не только позитивные эмоции остаются надолго в памяти, скорее даже наоборот. Да и просто есть нечто чарующее и завораживающее на этом старинном острове, нечто, заставляющее окунуться о прошлое, прочувствовать настоящее и задуматься о будущем.

Информация для путешественников:

Кладбище Сан-Микеле разбито на три секции: католическую, православную и протестантскую. Могила Бродского, которую чаще всего ищут туристы из России, находится на территории последней секции. Даже не владея итальянским языком, можете спросить у кого-то из местных: «Бродский?»…

Поэта Иосифа Бродского не стало зимой 1996 года, однако его прах обрел свое последнее пристанище лишь полтора года спустя, летом 97-го. Прежде чем обрести упокоение, тело поэта было погребено во временной могиле, а вопрос о месте окончательного захоронения еще долгое время оставался открытым.

«Со смертью не всё кончается»

Иосиф Бродский ушёл из жизни 28 января 1996 года. Ему было 55 лет. Задолго до смерти, в 1962 году, 22-летний поэт писал: «Ни страны, ни погоста не хочу выбирать, на Васильевский остров я приду умирать». Умер поэт в Америке, а похоронен на острове — только не на Васильевском, а на одном из венецианских — Сан-Микеле.

Иосиф Александрович скончался в Нью-Йорке, в ночь на 28 января. Сердце, по мнению медиков, остановилось внезапно — инфаркт, пятый по счёту. Первое захоронение Бродского было временным — тело в обитом цинком гробу поместили в склеп при храме Святой Троицы на берегу Гудзона. Решение вопроса об окончательном месте упокоения заняло больше года. Присланное телеграммой предложение депутата Государственной Думы РФ Галины Старовойтовой похоронить поэта в Петербурге было отвергнуто — «это означало бы решить за Бродского вопрос о возвращении на родину». Стоит напомнить, что самому Иосифу не позволили приехать в СССР ни на похороны матери, ни на похороны отца.

Иосиф Бродский дожил до 55 лет. Фото: Commons.wikimedia.org

По словам вдовы поэта Марии (урождённой Соццани, итальянской аристократки с русскими корнями): «Идею о похоронах в Венеции высказал один из друзей. Это город, который, не считая Санкт-Петербурга, Иосиф любил больше всего».

21 июня 1997 года на кладбище Сан-Микеле состоялось перезахоронение тела Бродского. Планировали похоронить поэта на русской половине кладбища между могилами Стравинского и Дягилева. Но это оказалось невозможным, поскольку Иосиф не был православным. Отказало и католическое духовенство. В результате, могила находится в протестантской части кладбища. Поначалу на могиле был деревянный крест с именем Joseph Brodsky, через несколько лет его сменил памятник работы американского художника — эмигранта из СССР Владимира Радунского, который в своё время иллюстрировал одну из поэм Бродского.

На обороте памятника есть надпись по латыни — строка из элегии древнеримского поэта Проперция, которая означает: «Со смертью не всё кончается». На могиле Бродского посетители оставляют стихи, письма, камешки, фотографии, карандаши, сигареты — как известно, Иосиф очень много курил.

Не пишите биографию!

Незадолго до кончины Бродский прислал письмо в отдел рукописей Российской национальной библиотеки в Петербурге, где храниться основная часть архива поэта до 1972 года, времени его высылки из СССР. В послании он попросил на 50 лет закрыть доступ к его дневникам, письмам и семейным документам. На рукописи и другие подобные материалы запрет не распространялся, литературная часть архива открыта для исследователей.

Поэт просил своих близких не участвовать в написании его биографии. Фото: Из архива Якова Гордина

Бродский просил друзей и родных не принимать участия в написании его биографии. Он подчёркивал: «Я не возражаю против филологических штудий, связанных с моими худ. произведениями — они, что называется, достояние публики. Но моя жизнь, моё физическое состояние, с Божьей помощью принадлежала и принадлежит только мне… Что мне представляется самым дурным в этой затее, это — то, что подобные сочинения служат той же самой цели, что и события в них описываемые: что они низводят литературу до уровня политической реальности. Вольно или невольно (надеюсь, что невольно) вы упрощаете для читателя представление о моей милости. … А, — скажет французик из Бордо, — всё понятно. Диссидент. За это ему Нобеля и дали эти шведы-антисоветчики. И «Стихотворения» покупать не станет… Мне не себя, мне его жалко».

Я не возражаю против филологических штудий, связанных с моими произведениями – они, что называется, достояние публики. Но моя жизнь, моё физическое состояние, с Божьей помощью принадлежала и принадлежит только мне

Единственная на сегодняшний день литературная биография Бродского принадлежит его другу, эмигранту, также как и Иосиф родившемуся в Ленинграде — Льву Лосеву. По сведениям исследователя жизни и творчества Бродского Валентины Полухиной, написание биографии запрещено до 2071 года, то есть — на 75 лет после кончины поэта.

В одном из интервью на вопрос: «Что вы цените выше всего в человеке?», Бродский ответил: «Умение прощать, умение жалеть. Наиболее частое ощущение, которое у меня возникает по отношению к людям, и это может показаться обидным, — это жалость. Наверное, потому, что все мы конечны». А ещё он утверждал: «Две вещи оправдывают существование человека на земле: любовь и творчество».

Убежище для работы

Как известно, в Петербурге на доме Мурузи (Литейный пр., 24), в котором поэт жил с 1955 по 1972 годы, установлена памятная доска. А вот мемориальный музей в квартире так и не открыт. Зато в музее Анны Ахматовой в Фонтанном доме можно увидеть экспозицию «Американский кабинет Иосифа Бродского», включающую подлинные вещи из дома поэта в Саут-Хэдли, переданные вдовой.

Могила Иосифа Бродского находится на кладбище Сан-Микеле. Фото: Commons.wikimedia.org / Levi Kitrossky

Именно в этот городок Иосиф и собирался отправиться утром 28 января — здесь он преподавал в университете с начала 1980-х годов. В Саут-Хэдли у Бродского было полдома, которые поэт считал «убежищем, где можно спокойно поработать». В Фонтанном доме представлены письменный стол, секретер, настольная лампа, кресло, диван, библиотека, почтовые открытки и фотографии.

На столе — пачка сигарет «L&M», неумеренно увлечение которыми, как рассказывал Бродский, стали причиной его первого инфаркта. Тут же маленький транзисторный приёмник, печатные машинки — поэт не пользовался компьютером.

Обращает на себя внимание старый кожаный чемодан, привезённый отцом Бродского из Китая в 1948 году. Именно с этим чемоданом Иосиф навсегда покинул родину. Сидящим на этом чемодане в аэропорту «Пулково» в день отъезда 4 июня 1972 года запечатлел его один из друзей. Интересно, что в ящичках секретера были обнаружены ручка, записная книжка, конверты и даже открытые коробочки с лекарствами — эти мелочи, представленные в экспозиции, создают впечатление, будто Бродский может в любую минуту зайти за понадобившейся ему вещью.

Весь XX век из России по разным причинам уезжали ученые, писатели, поэты, художники и простые люди. В результате, в мире, и особенно в Европе, образовались «русские островки», со своим шармом, культурой, укладом жизни и, конечно же, кладбищами. Продолжая знакомить читателей с местами захоронения наших соотечественников, журнал EUROMAG отправился в Венецию на кладбище Сан-Микеле.

Фото: «И я поклялся, что если смогу выбраться… то первым делом поеду в Венецию».

Эмиграция из России в XX веке, к сожалению, приобрела, характер обычного явления. Дошло до того, что русские составили вторую по численности диаспору в мире. Само с собой, среди этих миллионов были и выдающиеся люди с мировыми именами, многие из которых вынуждены были покинуть свою страну.

Франция и Италия за XX век стали, пожалуй, самыми «русскими» странами Западной Европы. Еще с XIX века наши поэты, писатели, художники, мыслители и ученые любили на некоторое время, а некоторые и навсегда, ехали в Париж, на Лазурный Берег, к виноградникам Тосканы или теплым пескам Капри. И конечно же, Венеция.

Город на воде всегда привлекал великих людей своей уникальностью и величием, но лишь немногие удостоились чести остаться с ним навсегда. Остров-кладбище Сан-Микеле стал последним домом для многих великих людей, включая и наших соотечественников.

Покрытый кипарисами остров не всегда являлся последней остановкой для венецианцев. Долгое время в крепости на острове находился монастырь, затем тюрьма, но по распоряжению Наполеона I остров был в 1807 преобразован в исключительное место для захоронения венецианцев.

Кладбище Сан-Микеле разделено на зоны: католическое, православное, еврейское. Остров обнесен красной кирпичной стеной, поверх которой — другая стена, из кипарисов, и белый купол церкви пятнадцатого века Сан-Микеле-ин-Изола. Это, пожалуй, один из самых зеленых островов Венецианской лагуны. И самый тихий.

Так как это единственное кладбище в Венеции, городские власти приняли решение позволить хоронить на нем выдающихся людей, жизнь которых была связана с городом.

Этот список «выдающихся» не так велик, хотя и само кладбище назвать большим нельзя. Однако почетное место в одном ряду с Кристианом Допплером, Франко Базальей и Луи-Леопольдом Робером заняли и наши соотечественники.

Безусловно, одним из самых известных в мире русских, похороненных на кладбище Сан-Микеле, является Игорь Федорович Стравинский . Выдающийся композитор, дирижер и пианист был одним из отцов музыкального модернизма и крупнейшим представителем музыкальной культуры XX века.

Его страны не стало, когда ему было 46 лет. Спустя 17 лет он стал гражданином Франции, а в 1945 года — США. Но весь мир знал его именно как русского композитора.

С 1922 года он жил в Париже. Похоронив в 1939 году мать на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа (о котором EUROMAG писал ранее). На протяжении десятилетий Стравинский активно гастролировал как дирижёр в Европе и США, не раз заезжая в Венецию.

Стоит отметить, что Игорь Стравинский никогда длительное время не жил в Венеции, однако после его смерти в Нью-Йорке власти «города на воде» согласились выделить место для захоронения великого музыканта. Позже рядом с ним была похоронена и жена.

Семья Стравинских оказалась похоронена в так называемой «русской» части кладбища, рядом с могилой еще одного нашего известного земляка Сергея Павловича Дягилева .

Один из основоположников группы «Мир Искусства» и организатор «Русских сезонов» в Париже, Сергей Дягилев должен был стать юристом, однако после окончания университета, занялся искусством.

Уже спустя несколько лет он начал организовывать выставки, на которых знакомил русскую публику с совершенно неизвестными тогда в России мастерами и современными тенденциями в изобразительном искусстве.

Однако для Европы Дягилев в первую очередь известен как отец «Русских сезонов». Именно он провел «Исторические русские концерты», в которых участвовали Н. А. Римский-Корсаков, С. В. Рахманинов, А. К. Глазунов, Ф. И. Шаляпин и другие известные русские музыканты и исполнители. С деятельностью Дягилева связывают начала «русской эпохи» в Европе.

В 1908 году состоялись сезоны русской оперы. Несмотря на успех, сезон принёс Дягилеву убытки, поэтому на следующий год он, зная вкусы публики, решил везти в Париж и балет, хотя относился к нему пренебрежительно.

В 1911 году Дягилев организовал балетную труппу «Русский балет Дягилева». Труппа начала выступления в 1913 году и просуществовала до 1929 года, то есть до смерти её организатора.

Умер Дягилев от сахарного диабета, который диагностировали еще в 1921 году. По воспоминаниям современников, он почти не соблюдал предписанную диету, так как все время был занят.

На мраморном надгробном памятнике выбито имя Дягилева по-русски и по-французски (Serge de Diaghilew) и эпитафия: «Венеция — постоянная вдохновительница наших успокоений» — фраза, написанная им незадолго до смерти в дарственной надписи Сержу Лифарю. На постаменте рядом с фотографией импресарио почти всегда лежат балетные туфли (чтобы их не унесло ветром, их набивают песком).

Как и Стравинский, Дягилев почти не жил в Венеции, однако именно этот город он считал неисчерпаемым источником вдохновения для всего мира искусства.

Венеция стала приютом не только для российских, но и для советских эмигрантов. Один из крупнейших русских поэтов XX века Иосиф Бродский также нашел последнее пристанище в Италии.

У поэта, рожденного и выросшего за «железным занавесом», была мечта — увидеть Венецию. Он называл ее идеей фикс, она была навеяна романами Анри де Ренье.

4 июня 1972 года лишенный советского гражданства Бродский вылетел из Ленинграда в Вену. Он преподавал историю русской литературы, русскую и мировую поэзию, теорию стиха, выступал с лекциями и чтением стихов на международных литературных фестивалях и форумах, в библиотеках и университетах США, в Канаде, Англии, Ирландии, Франции, Швеции, Италии. Получил американское гражданство.

28 января 1996 года поэт умер и был похоронен в США. Предложение о перезахоронении его в России было отвергнуто, однако 21 июня 1997 года могилу поэта все же была перенесена. Последнее пристанище один из выдающихся русских поэтов нашел на кладбище Сан-Микеле в Венеции.

Первоначально тело поэта планировали похоронить на русской половине кладбища между могилами Стравинского и Дягилева, но это оказалось невозможным, поскольку Бродский не был православным. Также отказало в погребении и католическое духовенство. В результате решили похоронить тело в протестантской части кладбища.

На Сан-Микеле похоронен также и Петр Вайль — российский и американский журналист, писатель и радиоведущий, как и Бродский, в 1970-х годах эмигрировавший из Советского Союза.

Интересно, что он был составителем нескольких сборников произведений Иосифа Бродского.

«И я поклялся, что если смогу выбраться из родной империи,… то первым делом поеду в Венецию, сниму комнату на первом этaже кaкого-нибудь пaлaццо, чтобы волны от проходящих лодок плескaли в окно, нaпишу пaру элегий, тушa сигaреты о сырой кaменный пол, буду кaшлять и пить, а нa исходе денег вместо билетa нa поезд куплю мaленький брaунинг и не сходя с местa вышибу себе мозги, не сумев умереть в Венеции от естественных причин». (Иосиф Бродский «Набережная неисцелимых»).

Живя в СССР Бродский мечтал о Венециии.
Когда покинул страну, в течение семнадцати лет приезжал в Венецию. Исключительно зимой.
Написал о Венеции «Набережную Неисцелимых».
После смерти тело поэта перезахоронили в Венеции, на острове-кладбище Сан-Микеле.

Речь пойдет о двух венецианских местах, связанных с Бродским — о «набережной Неисцелимых» и острове Сан-Микеле.


Что за «Набережная Неисцелимых», которой нет на современных картах Венеции?

Обратимся к тексту Бродского:

«От дома мы пошли налево и через две минуты очутились на Fondamenta degli Incurabili.
Ах, вечная власть языковых ассоциаций! Ах, эта баснословная способность слов обещать больше, чем может дать реальность! Ах, вершки и корешки писательского ремесла. Разумеется, «Набережная Неисцелимых» отсылает к чуме, к эпидемиям, век за веком наполовину опустошавшим город с регулярностью производителя переписи. Название это вызывает в памяти безнадежные случаи — не столько по мостовой бредущие, сколько на ней лежащие, буквально испуская дух, в саванах, в ожидании, пока за ними приедут — или, точнее, приплывут. Факелы, жаровни, защищающие от заразных испарений марлевые маски, шелест монашеских ряс и облачений, реяние черных плащей, свечи. Похоронная процессия понемногу превращается в карнавал, или даже в прогулку, когда приходится носить маску, потому что в этом городе все друг друга знают».

(Иосиф Бродский «Набережная Неисцелимых»)

Тем, кто хочет найти прославленную Бродским набережную, на карте нужно искать Fondamenta delle Zattere, Набережную Плотов в квартале Дорсодуро, протяженностью около двух километров, напротив острова Джудекка. Вот эта набережная и была в «чумные» времена набережной Неисцелимых (Fondamenta degli incurabili). Внимательные заметят таблички-подсказки «Zattere agli Incurabili» («Дзаттере, бывшая Неизлечимых»).
В 2009 на набережной появилась памятная доска Иосифу Бродскому.

Остров мертвых, Сан-Микеле стал кладбищем в 1807 году, по приказу Наполеона.
До этого на острове был монастырь, а позже — тюрьма. До появления кладбища венецианцы хоронили умерших в городе: в садах, церквях, подвалах. Венецианские власти в некоторых случаях позволяют хоронить на Сан-Микеле выдающихся людей.

На Сан-Микеле похоронен Игорь Стравинский — русский композитор, дирижер и пианист — он умер в Венеции в 1971 году. Спустя несколько лет рядом со Стравинским похоронили его супругу.

Неподалеку от могилы Стравинского похоронен Сергей Павлович Дягилев — русский театральный и художественный деятель, организатор «Русских сезонов» в Париже, умерший в Венеции в 1929 году.
К памятнику Дягилева прикреплены балетные туфли.

28 января 1996 года в Нью-Йорке умер Иосиф Бродский.
О том, почему поэта решили похоронить на Сан-Микеле, есть несколько версий.
Одни утверждают о его собственном распоряжении на этот счет в завещании.
Другие — о предложении одного из друзей поэта, поддержанном вдовой Бродского Марией Соццани.
Как бы то ни было, но 21 июня 1997 года в Венеции, с разрешения городских властей, на кладбище Сан-Микеле перезахоронили тело Иосифа Бродского.
Место выделили на протестантской части кладбища, как для человека без вероисповедания.
На обратной стороне скромного памятника выбиты слова из элегии Проперция Letum поп omnia finit («Со смертью не все кончается»).

Я пишу эти строки, сидя на белом стуле
под открытым небом, зимой, в одном
пиджаке, поддав, раздвигая скулы
фразами на родном.
Стынет кофе. Плещет лагуна, сотней
мелких бликов тусклый зрачок казня
за стремленье запомнить пейзаж, способный обойтись без меня.

(Иосиф Бродский «Венецианские строфы (2)» 1982)

Как попасть на Сан-Микеле: приплыть на вапоретто 41 или 42.
От Fondamente Nuovo одна остановка до Cimitero.

На кладбище я спросила «где могила Бродского», думала, что просто махнут «туда», а служители любезно меня проводили до места.
Но по указателям тоже можно сориентироваться.

Этим летом я побывала в Италии, на побережье под Венецией. В самой Венеции мне удалось провести всего один день, который, однако, запомнился надолго.

Очень давно мне хотелось посетить остров Сан-Микеле, знаменитый остров- кладбище, на котором похоронено много известных людей, в их числе великий писатель Иосиф Бродский. Остров виден с причала, и добраться до него – как мы наивно предполагали — крайне просто и быстро: пятнадцать минут по воде любым видом водного транспорта. Не тут-то было! То ли день был не наш, то ли тени великих людей, к которым мы направлялись, за что-то были на нас в обиде, только путешествие на Сан-Микеле простым ну никак не получилось.

Острова Венеции. Сан-Микеле

Билет на речное такси стоил 15 евро. Мы заняли наши места, катер отчалил. Все было прекрасно!.. Пока я не обнаружила, что остров, находившийся напротив причала, как-то совсем неожиданно и некстати мистическим образом совсем скрылся из вида, а мы оказались в абсолютно неизвестном нам месте. На мои вопросы пассажиры-итальянцы дружно кивали головой и дружелюбно говорили: si. Почему «si», если никакого Сан-Микеле не было видно и в помине, я сначала не поняла. Но потом догадалась. Я же показывала в сторону, где должен был быть остров. Вот они, похоже, и думали, что я горжусь своим знанием венецианской географии и правильно показываю направление к их местной достопримечательности. Конечно, они и поддерживали мою эрудицию своим si – показывала-то я правильно!
Порядком струхнув, что еще немного – и мы вообще приплывем неведомо куда, мы выскочили на ближайшей остановке. Замечу, что к тому времени мы плыли уже примерно тридцать минут!
Как только мы вышли, я начала искать название острова на схеме движения речного такси, но названия не было. То есть оно было, конечно, но, поскольку я неважно знаю итальянский, понять, какое из слов переводится как «кладбище», нам долго не удавалось.
Вот в этот момент мне и пришло в голову, что, должно быть, наше путешествие в мистические области тоже получается каким-то мистическим. А где мистика, так нечего делать разуму, там ведет интуиция! Я положилась на шестое чувство, ткнула пальцем в карту — и не ошиблась: cimitero действительно переводится с итальянского как кладбище.
Ждать следующего такси нам пришлось недолго. Минут через пятнадцать оно прибыло. «Траляля-ляляля!» — обратился к нам и веселый и приветливый водитель на певучем, красивом, но, к сожалению, непонятном итальянском. «Сimitero!» — в один голос ответно пропели ему мы мистическое заклинание.
И самым что ни на есть мистическим образом все изменилось. Еще сорок минут в обратном направлении — и мы были на месте.
…Кладбище Сан-Микеле оказалось очень большим. Над знаменитыми могилами летали огромные чайки. Находясь на Сан-Микеле, ощущаешь себя в другой реальности, в другом времени, в другом пространстве.
Пройдя все кладбище, мы дошли до могилы Бродского. К его могиле ведут указатели на русском языке. Его могила усыпана цветами, украшена лентами. Я стояла около ящика для писем, заполненного почти до краев, и в моей голове сами собой звучали строки из фильма, снятого незадолго до его смерти: » Вы не представляете, как я рад показывать Венецию русским…»
Это было странное путешествие.
Италия. Венеция. Бродский.

Мария Пахомова

28.01.2016 Полина Елистратова

28 января 1996 года ушел из жизни величайший поэт современности Иосиф Александрович Бродский. Он умер в своей квартире в Бруклине, одном из пяти районов крупнейшего города США Нью-Йорка, и это событие поистине ознаменовало «конец прекрасной эпохи».

Субботним вечером 27 января 1996 года Иосиф Бродский собрал в портфель рукописи и книги, чтобы на следующее утро взять их с собой и отправиться в город Саут-Хэдли, где он преподавал в университете (начинался весенний семестр). Пожелав жене спокойной ночи, он сказал, что ему нужно еще поработать и поднялся в свой кабинет.

Утром жена обнаружила его мертвым на полу в кабинете. На письменном столе рядом с очками лежала раскрытая книга – двуязычное издание греческих эпиграмм. Сердце поэта остановилась внезапно. Инфаркт. 1 февраля в одной из церквей неподалеку от дома Бродского прошло отпевание. На следующий день тело поэта в гробу, обитом металлом, поместили в склеп на кладбище Святой Троицы на берегу Гудзона, где оно покоилось до 21 июня 1997 года.

Присланное телеграммой предложение депутата Государственной Думы Российской Федерации Галины Старовойтовой похоронить поэта на Васильевском острове в Петербурге («ни страны, ни погоста не хочу выбирать, на Васильевский остров я приду умирать…») было отвергнуто. Друг Бродского поэт Лев Лосев сказал об этом следующее: «Это означало бы решить за Бродского вопрос о возвращении на родину». А вопрос этот был для поэта одним из самых болезненных: «Бросил страну, что меня вскормила, из забывших меня можно составить город».

Мемориальная служба состоялась 8 марта на Манхэттене в епископальном соборе Святого Иоанна Богослова. Речей не было. Стихи читали практически все присутствующие, среди которых были польский поэт Чеслав Милош, уроженец Сент-Люсии и лауреат Нобелевской премии по литературе 1992 года Дерек Уолкотт, ирландский писатель и поэт, тоже Нобелевский лауреат по литературе 1995 года Шеймас Хини, советский и американский артист балета и балетмейстер Михаил Барышников, поэты Лев Лосев и Евгений Рейн, вдова поэта Мария Соццани-Бродская и другие.

Решение вопроса об окончательном месте упокоения поэта заняло больше года. По словам вдовы Бродского Марии, идею о возможности захоронения тела поэта в Венеции высказал один из его друзей. Бродский любил Венецию почти так же сильно как Петербург. Кроме того, Мария Соццани-Бродская – итальянка, и как она сама сказала: «Рассуждая эгоистически, Италия – моя страна, поэтому было лучше, чтобы мой муж там и был похоронен».

21 июня 1997 года на старинном кладбище Сан-Микеле в Венеции состоялось перезахоронение тела Иосифа Бродского. Первоначально поэта планировали похоронить на русской половине кладбища между могилами Стравинского и Дягилева, но это оказалось невозможным, поскольку поэт не был православным. На погребение в католической части кладбища соответствующее духовенство также согласия не дало. В результате тело поэта захоронили в протестантской части. Поначалу место упокоения было отмечено скромным деревянным крестом с именем Joseph Brodsky.

Сан-Микеле — венецианский некрополь

Через несколько лет на могиле был установлен памятник работы художника Владимира Радунского.

На обороте памятника выполнена надпись на латыни – это строка из элегии Проперция – Letum non omnia finit – «Со смертью не все кончается». Два года назад мне удалось увидеть могилу Бродского своими глазами, и этому событию суждено было стать одним из самых волнительных и ярких событий в моей жизни. От материковой части Венеции до маленького острова, на котором располагается кладбище, около пяти-семи минут пути на водном трамвайчике Вапоретто. Несмотря на то, что вместе со мной на острове высадилось довольно много туристов, никакой ненужной суеты не возникло, все как-то тихо разбрелись по острову, который, стоит заметить, не так уж и мал.

Найти могилу поэта было довольно просто – по указателям, которых там множество. В тот солнечный день я принесла поэту пару пачек сигарет «Мальборро»: он много курил, и был любителем выпить, поэтому по сей день почитатели Бродского со всех уголков земли привозят на могилу гения сигареты и виски, а также камешки, письма, стихи, карандаши и фотографии. Все это очень трогательно, эмоции сдерживать трудно. В какой-то момент, я заметила, что неподалеку есть место, где любой желающий может взять небольшую лейку, набрать воды и полить цветы на могилах.

Я подошла, чтобы взять одну из леек. В этот момент старый итальянский сторож подошел ко мне и на ломанном английском поинтересовался, откуда я и чью могилу пришла привести в порядок.

– Бродский? – улыбнулся мужчина. – Родственница?
– Да нет, почитатель.
– Очень много людей приходит к нему, – старик взял из моих рук лейку и помог набрать воды. – Ты сигареты принесла?

Киваю в ответ, мужчина снова улыбается и вручает мне наполненную водой лейку.

Пока я поливала цветы, мимо могилы по аккуратным дорожкам проходили заинтересованные туристы из других стран.

– Who is it? Brodsky? Oh, I like his poetry, like his essays, you know. (англ. – «Кто это? Бродский? О, мне нравится его поэзия, нравятся эссе»).

– Brodski? Pass auf! Das ist das Grab des Dichters Joseph Brodski. Lies, was es hinten geschrieben ist! Das ist Latein. (нем. – «Бродский? Посмотрите-ка! Это могила поэта Иосифа Бродского. Прочтите, что там написано сзади! Это на латыни»).

– La tombe du poète Joseph Brodsky! Oh mon Dieu, regardez ce marbre blanc! (франц. – «Могила поэта Иосифа Бродского! О, мой Бог, посмотрите на этот белый мрамор!»).

Американская писательница и подруга поэта Сьюзен Зонтаг как-то заметила, что Венеция – идеальное место для могилы Бродского, поскольку Венеция нигде. «Нигде» – это обратный адрес, который Бродский дает в начале одного из самых лирически-насыщенных своих стихотворений: «Ниоткуда с любовью…».

Человек непростого характера, человек со сложной судьбой, признанный гений, непревзойденный мастер слова, почитатель языка как высшей формы всего сущего, борец за свободу и права человека, голос эпохи. У каждого Бродский свой. С трудом могу представить свою жизнь без творчества этого человека, да и не хочу представлять. Прошло 20 лет со дня смерти одного из величайших гениев всех времен.

«Пусть время обо мне молчит.
Пускай легко рыдает ветер резкий
И над моей могилою еврейской
Младая жизнь настойчиво кричит».

Источник фото: spbhi.ru

Возврат к списку

Остров-кладбище Сан-Микеле в Венеции

Кладбище Сан-Микеле. Остров Сан-Микеле расположен в лагуне недалеко от Венеции, на этом острове в начала 19 века, было расположено городское кладбище. Поскольку Венеция является островным сообществом, не удивительно, что кладбище также является островом, хотя поначалу это может довольно странным.

Сан-Микеле был разработан Мауро Кодусси в далеком 1460-х году и был одним из самых ранних церквей эпохи Возрождения в Венеции. Фасад у церкви был выполнен из белого мрамора, а сама церковь была с видом на лагуну. Часы работы церкви ограничены и могут быть сокращены, если будут проходить служения.

Но, вам всё-таки стоит посетить это место, не только чтобы посмотреть на церковь, но так же увидеть прекрасную Капеллу Эмилиани. Капелла Эмилиани – это часовня, располагающаяся на самом краю лагуны.

Итальянские кладбища.

Кладбища в Италии обычно не являются достопримечательностями, в них нет туристических маршрутов. Они, как правило, расположены за пределами городов. Итальянские семьи совершают паломничество к могилам своих близких 1-го и 2-го ноября, чтобы возложить цветы (купить цветы можно возле кладбищенских ворот).

Тайна смерти Бродского. Почему прах поэта упокоился полтора года спустя

В Венеции на эти даты есть специальная паромная доставка людей на кладбище.

Важно запомнить, что в Италии хризантемы являются цветами, которые возлагают на могилы мертвых людей, а дарить их живым людям, считается дурным тоном и невоспитанностью.

До гробниц и мемориалов выдающихся исторических деятелей, как правило, легче добраться, и туристы их быстро найдут по указателям.

Несмотря на то, что кладбище на Сан-Микеле подготовлено для посетителей и содержит указатели, показывающие как добраться до могил известных людей, следует помнить, что это все таки кладбище, большинство гробниц здесь появились сравнительно недавно и их посещают скорбящие семьи. Поэтому посетители должны соблюдать на этом кладбище не только тишину, но и определенные правила (нельзя одеваться ярко, необходимо надевать скромное платье).

Могилы.

Кладбище разделено на множество участков, и без карты вы можете легко заблудиться. Знаки будут вести посетителей к могилам православных людей протестантов, другие могилы найти будет сложнее. Но походить по этому кладбищу стоит. Например, один участок отдан скромным мемориалам монахинь и могилам священников.

Православная часть кладбища – это очаровательный огороженный сад, который ловит поздний солнечный свет, в нем много цветов и живности (здесь могут бегать ящерки).

На данном кладбище, вы так же можете найти могилы наших соотечественников: Сергея Дягилева (русский театральный и художественный деятель) и Игоря Стравинского (российский композитор), Иосифа Бродского (русский поэт).

Так как со временем на острове места перестало хватать места, а могилы стали стоять очень тесно друг с другом. Поэтому родственникам умерших венецианцев, разрешают захоронить своих близких здесь на несколько лет, спустя примерно 10 лет, останки эксгумируются и хранятся в другом месте.

Как туда попасть.

Сан Микеле находится у северного берега Венеции и выделяется своими высокими стенами и кипарисами. На остров проводятся регулярные маршруты. Остановка называется «кладбище». Помните, церковь Сан-Микеле закрыта в обеденное время.

Северный похоронный дом, предлагает Вам ритуальные услуги. Мы понимаем, что утрата близкого человека, самая тяжелая утрата. Проводите человека в последний путь достойно, а организацию этого пути доверьте нам.

Много слухов ходит вокруг смерти, а особенно похорон поэта. Несколько проясняет ситуацию его близкий друг и по совместительству секретарь И. Кутик:

«За две недели до смерти он купил себе место на кладбище. Смерти он боялся жутко, не хотел быть ни зарытым, ни сожженным, его устроило бы, если бы он оказался куда-нибудь замурованным. Так оно поначалу и получилось. Он купил место в маленькой часовенке на ужасном нью-йоркском кладбище, находящемся на границе с плохим Бродвеем. Это была его воля. После этого он оставил подробное завещание по русским и американским делам, составил список людей, которым были отправлены письма. В них Бродский просил получателя дать подписку в том, что до 2020 года он не будет рассказывать о Бродском как о человеке, не будет обсуждать в прессе его частную жизнь. О Бродском как о поэте пусть говорят сколько угодно. В России об этом факте почти никому не известно, поэтому многие из получивших то письмо и не держат данного слова.

А потом было перезахоронение в Венеции. Это вообще гоголевская история, о которой в России тоже почти никто не знает. Бродский не был ни иудеем, ни христианином по той причине, что человеку, может быть, воздается не по вере его, а по его деяниям, хотя его вдова Мария Содзани (они женились в сентябре 1990 года, а через три года у Бродского родилась дочь) хоронила его по католическому обряду. У Иосифа было для себя два определения: русский поэт и американский эссеист. И все.

Итак, о перезахоронении. Мистика началась уже в самолете: гроб в полете открылся. Надо сказать, что в Америке гробы не забивают гвоздями, их закрывают на шурупы и болты, они не открываются даже от перепадов высоты и давления. Иногда и при авиакатастрофах не открываются, а тут — ни с того ни с сего. В Венеции стали грузить гроб на катафалк, он переломился пополам. Пришлось тело перекладывать в другую домовину. Напомню, что это было год спустя после кончины. Дальше на гондолах его доставили на Остров Мертвых. Первоначальный план предполагал его погребение на русской половине кладбища, между могилами Стравинского и Дягилева. Оказалось, что это невозможно, поскольку необходимо разрешение Русской православной церкви в Венеции, а она его не дает, потому что православным он не был. Гроб в итоге стоит, стоят люди, ждут. Начались метания, шатания, разброд; часа два шли переговоры. В результате принимается решение похоронить его на евангелистской стороне. Но там нет свободных мест, в то время как на русской — сколько душе угодно. Тем не менее место нашли — в ногах у Эзры Паунда. (Замечу, что Паунда как человека и антисемита Бродский не выносил, но как поэта ценил очень высоко. Середина на половину какая-то получается.

Могила Бродского

Короче, не самое лучшее место упокоения для гения.) Начали копать — прут черепа да кости, хоронить невозможно. В конце концов бедного Иосифа Александровича в новом гробу отнесли к стене, за которой воют электропилы и прочая техника, положив ему бутылку его любимого виски и пачку любимых сигарет, захоронили практически на поверхности, едва присыпав землей. Потом в головах поставили крест. Ну что ж, думаю, он вынесет и этот крест».

И еще одно обстоятельство, о котором писали только в Италии. Президент России Ельцин отправил на похороны Бродского шесть кубометров желтых роз. Михаил Барышников со товарищи перенес все эти розы на могилу Эзры Паунда. Ни одного цветка от российской власти на могиле русского поэта не осталось и нет до сих пор. Что, собственно, отвечает его воле.
………………………………………….

мсточник -http://www.newrzhev.ru/articles.php?id=199

Дэвид Чипперфилд расширяет кладбище Сан-Микеле в Венеции

Трезвая пристройка Дэвида Чипперфилда к островному кладбищу Сан-Микеле в Венеции

Могилы поколений венецианцев лежат внутри покрытых волнами стен островного кладбища Сан-Микеле. Новые закрытые дворы Дэвида Чипперфилда призваны восстановить некоторые из первоначальных монументальных качеств кладбища, подчеркивая внутреннюю обстановку и уединение острова, который с 1837 года использовался в качестве единственного кладбища Венеции

Еще в 1998 году компания David Chipperfield Architects (DCA) победила 145 других претендентов и выиграла глобальный конкурс на пристройку к венецианскому островному кладбищу Сан-Микеле.Из-за капризов итальянского финансирования и бюрократии работы начались только в 2004 году. Еще 14 лет спустя и второй (и, возможно, последний) этап пересмотренной схемы, включая новый причал в дополнение к существующему понтону на острове. западная сторона, а административное здание — завершено.

Сан-Микеле является единственным местом захоронения в городе с 1837 года, а внутри его покрытых волнами стен находятся могилы поколений венецианцев, а также некоторых выдающихся иностранцев, в том числе импресарио балета Сержа Дягилева, композитора Игоря Стравинского и поэта Эзры Паунда.После почти 200 лет интернирования на кладбище стало не хватать места, поэтому в конкурсе 1998 года потребовались новые колумбарии, часовня и крематорий, а также пристройка, в которой рядом со старым был построен совершенно новый остров.

Ряд черных бетонных колоннад в одном из новых дворов, выстланных рядами захоронений. Фотография: Маттиа Бальзамини

Джузеппе Зампиери, директор по дизайну и партнер DCA в Милане, объясняет происхождение дизайна Чипперфилда отчасти реакцией на существующую планировку объекта.«Будучи островным кладбищем в венецианской лагуне, условия Сан-Микеле делают его довольно уникальным», — говорит он. «В последние годы, однако, все более и более муниципальный характер стал контрастом его романтическому внешнему виду. В нашем проекте мы пытались устранить этот дисбаланс и восстановить некоторые из первоначальных монументальных физических качеств кладбища. Вместо существующего расположения гробниц в параллельные ряды, схема представляет собой новое расположение стен, окружающих прямоугольные дворы. Стены слепые снаружи, но внутри выстланы углубления для захоронения, чтобы подчеркнуть этот интерьер и ощущение интимности.’

Проект разрабатывался в два основных этапа. Первый элемент, Дворик Четырех Евангелистов, был завершен в 2007 году, и его дизайн — внутренне разделенный на меньшие дворы разных размеров, с базальтовыми стенами и тротуаром, инкрустированным текстом из четырех Евангелий — послужил прототипом для последующих дворы на участке. Второй этап, завершенный в 2017 году, включает в себя склеп из белого истрийского камня, Дворик Трех Архангелов и служебное здание из красного кирпича.На данный момент третья фаза, включающая дополнительные дворы, склеп и новую пристройку острова, еще не утверждена в ожидании соответствующего финансирования (город сильно перерасходовал спорный, все еще незаконченный заградительный огонь, который должен был защитить его от крупные наводнения).

Были посажены новые деревья, чтобы соответствовать остальной части островного кладбища, усеянного садами и кипарисами. Фотография: Маттиа Бальзамини

Смерть в Венеции имеет столь же живописную историю, как и все остальное в этом странном и очаровательном городе.В средние века богатых хоронили в церквях, а бедных — в campielli dei morti , или «маленьких полях мертвых», которые звучат очень романтично, но на самом деле представляли собой адски сырые, переполненные клочки земли. campielli были окончательно закрыты в 1837 году благодаря реформам, проведенным во время наполеоновской оккупации, и городские отбывшие начали доставлять через лагуну в Сан-Микеле, который с тех пор был полностью посвящен мертвым. Окруженный высокими стенами и затененный кипарисами, остров привлекает внимание.Но это также и тихо оживленно: давление пространства таково, что большинство гробниц нужно освободить всего через десять-двенадцать лет, поэтому участки регулярно посещают и украшают цветами, оставленными теми, для кого часто память их близких. все слишком свежее.

Учитывая утонченный модернизм проектов Чипперфилда, можно подумать, что витиеватые надписи и цветочные дань будут, если использовать клише архитектора, нежелательным вмешательством. И все же Зампиери, похоже, не обеспокоен. «Наш дизайн призван создать общее единство и чувство собственного достоинства, но не контролировать каждую деталь», — говорит он.«Мы оставили место для надписей и цветов, и мы спокойно относимся к тому, как посетители будут представлять свои собственные предметы — хотя, конечно, мы надеемся, что они найдут дворы красивыми местами отдыха, которые не нуждаются в излишнем украшении».

Оссуарий сделан из истрийского камня, типа непористого известняка, который добывают в соседней Хорватии и использовали для строительства многих дворцов и памятников Венеции, а также для облицовки ее каналов. Фотография: Маттиа Бальзамини

Уединенные дворы Чипперфилда действительно величественны и красивы.Как отмечает Зампиери, Венеция — это город закрытых общественных пространств, а новые здания на Сан-Микеле «предлагают модель для серии пространств, которые могут быть соединены между собой, различающихся по размеру, но имеющих схожие характеристики. Остров находится в постоянном развитии в течение 200 лет и, вероятно, продолжит развиваться в будущем, поэтому было важно найти устройство, которое можно было бы использовать по-разному ». §

Изначально опубликовано в ноябрьском выпуске журнала Wallpaper 2018 * (W * 237)

David Chipperfield Architects — Кладбище Сан-Микеле

Основанное в 1807 году как главное кладбище Венеции и расширенное в 1839 году, когда два острова были соединены вместе, Сан-Микеле непрерывно развивается уже более 200 лет, но его романтический внешний вид резко контрастирует с порой скорее муниципальный характер его интерьера.

По результатам международного конкурса началось строительство и расширение северо-восточной стороны кладбища. Предложение было разработано в два основных этапа и реализовано в течение длительного периода: первый этап строительства начался в 2004 году, а второй этап завершился в 2017 году. Дальнейший этап в настоящее время находится в стадии планирования вместе с предложением о создании связанного кладбища. остров к востоку.

Руководящая идея схемы — это организационная структура, в которой используются дворы разных размеров, ограниченные ограждающими стенами и колоннадами, которые перекликаются с монастырем Сан-Микеле пятнадцатого века неподалеку.В отличие от существующего расположения гробниц в ряды, схема группирует здания, стены, гробницы и ландшафт вместе, создавая ощущение близости и замкнутости.

Построенная схема включает три прямоугольные конструкции. Эти сооружения, образованные снаружи глухими стенами и внутренне колоннадами с углублениями для захоронений, окружают ряд взаимосвязанных садовых дворов. Разные дворы предназначены для захоронений, кремаций или оссуариев и отличаются разными размерами и разнообразным, но гармоничным набором материалов.Стены облицованы базальтом и камнем Pietra d’Istria — двумя типами камня, обычно используемыми в Венеции, — инкрустированы текстами из Евангелий, а внутренние колоннады выполнены из темно-серого бетона.

Программа также предусматривала строительство склада и лодочного причала, которые отличаются использованием традиционных красных кирпичей ручной работы, а интерьеры выполнены из монолитного открытого бетона. Первоначальная схема также включала часовню и крематорий, которые сейчас не будут реализованы, но в ближайшие годы будут построены еще три комплекса внутренних дворов.

Общая площадь:

7,180м2

Клиент:

Comune di Venezia

Архитектор:

David Chipperfield Architects Лондон и Милан

Связаться с архитектором:

Zero4Uno Ingegneria

Ландшафтный архитектор:

Wirtz International

Инженер-строитель:

Джейн Верник Ассошиэйтс, Форчеллини-Бреда-Скарпа, Zero4Uno Ingegneria

Сервисный инженер:

Arup, Studio Associato Vio

Руководитель объекта:

Франческо Буонокоре, Франко Газзарри

Инспекторы:

Tim Gatehouse Associates, Андреа Фэджион

Подрядчики:

Consorzio Stabile Pedron, Sacaim

Фотография:

ORCH, Christian Richters, Ute Zscharmt

Кладбище Сан-Микеле (Венеция, Италия)


После международного конкурса это предложение по реконструкции главного кладбища Венеции было выбрано для развития и расширения острова Сан-Микеле.Это историческое место, расположенное в венецианской лагуне и окружающее церковь и монастырь 15-го века, находится в постоянном развитии на протяжении более четырехсот лет, но в последнее время выросло до такой степени, что романтический образ его внешнего лица резко контрастирует с несколько мрачный муниципальный характер его интерьера. Стремясь устранить этот очевидный дисбаланс, предложение было направлено на пересмотр некоторых прежних тектонических и физических качеств кладбища.

Полный отчет в pdf файле

«… этот новый остров призван создать более открытый и доступный памятник, чтобы обеспечить большее ощущение места … «

Достопримечательности

Расположение


Кладбище Оглейте-си-Сан-Микеле на вечной земле.

Об архитекторе
Дэвид Чипперфилд получил диплом Архитектурной ассоциации в Лондоне и с 1978 по 84 работал в мастерских Дугласа Стивена, Ричарда Роджерса и Нормана Фостера.
David Chipperfield Architects была основана в 1984 году, и в настоящее время в ее офисах в Лондоне и Берлине работают более 100 сотрудников.

Практика выиграла более 20 национальных и международных конкурсов и получила множество международных наград и наград за превосходный дизайн, в том числе награды RIBA, RFAC и AIA, а также премию Андреа Палладио.

Полный отчет в файле pdf

Портрет Дэвида Чипперфилда работы Ника Найта

Контакты

ДЭВИД ЧИПЕРФИЛД АРХИТЕКТОРЫ
Cobham Mews
Agar Grove
London NW1 9SB
P.44 20 7267 9422
F. 44 207267 9347
www.davidchipperfield.com

Что плавучий город делает со своими мертвыми?

В Венеции мертвых переправляют по каналам на богато украшенных погребальных гондолах на кладбище, где их загробная жизнь гарантирована только до тех пор, пока они могут заплатить.

Кладбище Сан-Микеле, остров в Венеции. Фото Spirosk Photography

Венеция, известная прежде всего своими 26-мильными каналами и водными путями, расположена среди 117 небольших островов в мелкой лагуне в Северной Италии.Вы не можете копать слишком далеко, не попав в воду, а недвижимость ограничена, но мертвых хоронили в городе в течение многих лет в так называемых campielli dei morti , или «маленьких полях мертвецов».

В конце концов, однако, венецианцам понадобилось куда-то еще, чтобы отправиться со своими останками.

Небольшой остров Сант-Ариано, удаленный островок, на который можно попасть только по пустынному извилистому маршруту через мелкие каналы и грязевые равнины, когда-то был домом для бенедиктинского монастыря, где жили монахини из самых выдающихся венецианских семей, прежде чем ухудшение состояния окружающей среды привело их в близлежащий Торчелло. .В 1565 году, давно заброшенный к тому моменту, остров был разрешен Сенатом Венеции на использование в качестве ossario . Он стал местом свалки останков, которые убирались с городских кладбищ, чтобы освободить место для новых захоронений, и использовался более трехсот лет.

К тому времени, когда остров был окончательно закрыт в 1933 году, внутри каменных стен скопился слой костей глубиной три метра, которые до сих пор можно найти под густо заросшими кустарниками.

В книге «Мир Венеции» автор Ян Моррис описывает посещение склепового острова, в котором она рассказывает довольно жуткий анекдот о перепрофилировании его жителей:

«Прошёл всего год или два с тех пор, как ежемесячная баржа с костями медленно продвигалась к Сан-Ариано, нагруженная анонимными останками, а путеводитель по лагуне, опубликованный в 1904 году, мрачно отмечает, что современная промышленность использует свои безымянные скелеты. без угрызений совести, для рафинирования сахара.”


Сант-Ариано-Оссарио, свалка мертвых, выселенных из Венеции

В 1807 году, во время французской оккупации, захоронение в городе было признано антисанитарным из-за болезни, вымытой из могил в результате наводнения. Затем остров под названием Сан-Кристофоро был объявлен новым городским кладбищем. В 1836 году канал между ним и соседним островом был засыпан, чтобы создать единственное 4-акровое кладбище под названием Сан-Микеле.

Однако из-за крайне ограниченного пространства Сан-Микеле не обязательно было местом последнего упокоения.

По прошествии 12 лет, если семьи не могли платить за содержание, останки их близких были эксгумированы и перемещены в Сант-Ариано, чтобы освободить место для новых захоронений. Эта практика применяется и сегодня, но поскольку дом ossuario больше не используется, выселенные останки находятся в общей могиле на Сан-Микеле.

Похоронные гондолы Венецианских каналов


Венецианская траурная гондола

В книге 1912 года « Смерть в Венеции » автор Томас Манн сравнивает поездку на гондоле с похоронами.«Этот странный автомобиль, — пишет он, — который кажется неизменным по сравнению с более фантастическими временами и который настолько странно черный, как обычно только гробы, напоминает одно из безмолвных и криминальных приключений в плещущейся ночи, более того, он напоминает саму смерть, bier, унылые похороны и последняя бессловесная поездка. И заметил ли кто-нибудь, что кресло в такой барже, покрытое черным лаком и обитое черным гробом, является самым мягким, самым роскошным и самым расслабляющим сиденьем во всем мире? »

Поездка на гондоле была престижным делом для состоятельных членов венецианского общества.Однако в наши дни, согласно Walks of Italy, он считается «бесстыдно туристическим», и вы вряд ли найдете на нем местного жителя (кроме гондольера), если только он не предназначен для свадебной церемонии или похорон.

Турист или нет, что не нравится в идее перенести через Венецианскую лагуну к сладкому будущему?

В выпуске журнала за 1879 год The ​​American Magazine описывается величие венецианских захоронений:

«В Венеции, морском городе, поэзия погребения раскрыта более полно, чем в любой другой части Италии.Действительно, многие обычаи и обычаи в этом городе до крайности прекрасны, а в случае захоронения мертвых часто живописны и трогательны, не поддающиеся описанию. В случае с молодой девушкой, которая рано закрыла глаза на любовь и горести этого мира, церемония отведения ее в могилу была отмечена поэзией и грацией, столь неотделимой от всех обычаев солнечной страны Италии. Мертвую девушку доставили в гондоле по каналам к ее последнему пристанищу, в небольшом островном некрополе недалеко от города.В этом погребальном сосуде тело, иногда элегантно одетое и усыпанное цветами, лежало на приподнятой кушетке, рядом с которой стояли на коленях ее ближайшие родственники, в то время как священник сидел у подножия носилок, воспевая службу за умерших, на которой носитель священного знамени с соединенным крестом. Вряд ли можно было превзойти торжественность и величие скорбного кортежа.

«В случае с дворянином или высоким сановником государства проявлялось больше пышности. Похоронная гондола, богато украшенная и сияющая огнями и факелами, прошла по основным каналам города, сопровождаемая другими аналогичными, хотя и менее искусно украшенными, и сопровождаемыми ими.Жрецы в своих священных одеждах, а также друзья и официальные спутники умершего заняли похоронную баржу. Пройдя через город, кортеж направился к некрополю, где останки были похоронены с подобающей помпой, чтобы дождаться последнего удара, который вызовет мертвых к жизни ».


Похоронная процессия с останками Даниэля Манина на Большом канале, из London Illustrated News, 1868 г.

Но, похоже, никакие похороны на каналах Венеции не были такими грандиозными, как шествие, проведенное в 1868 году для патриота и революционера Даниэля Манина через десять лет после его смерти.Манин, герой объединения Италии в девятнадцатом веке, провел свои последние дни в изгнании в Марселе австрийскими войсками, взявшими Венецию в 1849 году. После его смерти он был похоронен в семейной гробнице художника Ари Шеффера в Париже.

Австрия покинула Венецию после Третьей итальянской войны за независимость в 1866 году. Два года спустя Манин был эксгумирован и доставлен домой в Венецию. Его прах был перенесен по Гранд-каналу в «великолепной» процессии гондол, обтянутых черными драпировками, к месту его последнего упокоения в базилике Святого Марка.Согласно «Руководству Кука по Венеции», опубликованному в 1874 году компанией Thomas Cook & Son, Манин был первым за три века, кто принял там священный обряд захоронения.

«Погребальная гондола была украшена с большим вкусом, — говорится в книге, — лук увенчан львом Святого Марка, сияющим золотом и несущим венецианское знамя, покрытое черным крепом. По обеим сторонам судна, от носа до кормы, были нанесены прозрачные пленки, на которых были нарисованы гербы главных городов Италии.На корме стояли две серебристые колоссальные статуи, олицетворяющие союз Италии с Венецией. За этими двумя символическими фигурами развевались национальные цвета Италии. Под каждым углом поднимались гигантские факелы и колонны с погребальными урнами ».


Венецианский кладбище острова Сан-Микеле. Фото Диого Валерио

Возможность провести 99 лет в Венеции — в загробной жизни

Аренда: четыре небольших участка с 99-летней (возобновляемой) арендой, на эксклюзивном венецианском острове.Закрепитель верха. Знаменитые соседи: Игорь Стравинский, Иосиф Бродский, Эмилио Ведова. Стартовая цена аукциона: около 250 000 евро.

По общему признанию, это было не так просто. Но в этом и заключалась суть объявления о торгах, которое появилось на муниципальном веб-сайте Венеции в марте. Были представлены четыре гробницы-часовни на кладбище Сан-Микеле, венецианского «острова мертвых».

Кладбище, построенное после того, как администрация Наполеона приказала жителям Венеции хоронить своих мертвецов за пределами центра города, более 200 лет было местом последнего упокоения венецианцев, а также некоторых избранных иностранцев, которым было разрешено быть похороненным там. .

Теперь эта честь достанется тем, кто предложит самую высокую цену.

В прошлом году мэр Луиджи Бругнаро решил выставить на аукцион пять частных часовен, построенных старыми венецианскими семьями, но заброшенных на долгие годы. Вырученные средства будут использованы для восстановления старых участков кладбища, пострадавших от стихийных бедствий.

Это может быть не палаццо на Гранд-канале, но это редкий шанс провести будущую жизнь — или, по крайней мере, 99 лет с возможностью продления еще на 50 — в эксклюзивном убежище, которое обычно открыто только для жителей Венеции, родственников похороненные на кладбище и знаменитости, имеющие тесную связь с городом.

Однако будьте осторожны: часовни требуют значительного ремонта и, как венецианские палаццо, требуют вечной заботы.

Часовня здесь нуждается в «таком же уходе, как и палаццо в историческом центре», — сказал Массимилиано Де Мартин, муниципальный советник, ответственный за городское планирование, во время прогулки по территории кладбища.

В марте французский предприниматель приобрел часовню Сальвиати, предложив на первом аукционе 350 000 евро, или около 410 000 долларов.Часовня — часть полукруглого входа на кладбище, где две другие часовни выставлены на аукцион — была в хорошем состоянии после недавней реставрации, оплаченной городом.

Новый владелец — Доминик Вашер, генеральный директор Laboratoires Genevrier, фармацевтической компании — и его жена уже владели квартирой в лагуне-сити и решили продлить свое пребывание.

Венеция объявлена ​​«городом, в котором счастье вечно», — сказал он в заявлении мэрии.

Места будет много: в гробнице раньше хранилось семь трупов.

Доступны две близлежащие часовни — Testolini Quadri с базовой ценой более 256 000 евро и немного более крупный Azzano от 277 000 евро — каждая спит, так сказать, по два трупа и бесчисленные погребальные урны для праха или костей. . Две другие часовни — Venier и Olivieri — находятся в других секторах.

Кладбище было построено во время французской оккупации Венеции, когда было постановлено, что захоронение мертвых на главных островах было антисанитарным. Позже он был расширен.

До 1954 года все частные гробницы в городе, как наземные, так и наземные, сдавались в аренду на вечность. С тех пор Венеция сдавала гробницы в аренду на разное количество лет. В некоторых случаях договор аренды может быть продлен.

Часовня Тестолини Квадри, выставленная на аукцион, на кладбище Сан-Микеле, венецианском острове мертвых.

В противном случае эксгумацию могил проводят по расписанию, вывешенному у входа на кладбище и на его веб-сайте. Эксгумация проводится круглый год, за исключением июля и августа, когда «слишком жарко», — сказал Маурицио Заранто, управляющий кладбищем. Останки можно кремировать, а прах помещать в нишу колумбария на 30 лет с возможностью продления еще на 20 лет.Или кости могут быть помещены в общую оссуарий кладбища.

С 2011 года город также разрешил разбрасывать пепел в лагуне при условии присутствия чиновника и разрешения городской полиции морга. То же самое и с прахом иностранцев.

На кладбище Сан-Микеле родственники умершего обычно ухаживают за могилами, а недавно днем ​​венецианцы разного возраста приносили свежие цветы, стряхивали надгробные плиты и отбивались от хищных комаров.

Тем не менее, многие старые гробницы нуждаются в специализированной реставрации, и эта проблема усугубляется сокращением населения Венеции. Сейчас на острове мирно отдыхают 85 000 человек по сравнению с 56 000 венецианцев, живущих в историческом центре, по сравнению со 175 000 в 1951 году.

«Мертвых венецианцев больше, чем живых — это факт», — сказал Де Мартин.

Зоны проведения церемонии, контролируемые протестантской и православной церквями, также находятся в очень плохом состоянии, хотя большинство светил, захороненных на острове, находятся именно на этих участках.Что касается Reparto Evangelico, протестантской территории, недавно созданный фонд начал сбор средств в Европе и Соединенных Штатах для оплаты реставрации.

Как и в случае с римско-католической частью кладбища, протестантские могилы являются обязанностью семей, но многие из них больше не живут в Венеции. По словам Оддбьорна Сормоена, историка искусства и директора фонда по сбору средств, с меньшим населением, «мы не испытываем такого давления, с которым сталкивается католическая часть», чтобы освободить место для новых гробниц.

На данный момент группа нанесла на карту свой квадрант, чтобы определить области, наиболее нуждающиеся в ремонте, и оценить способы их исправления.

«Наш следующий проект — восстановление ворот в часовню», — сказал Джон К. Мовинкель, президент фонда. Его прадед, Йохан Людвиг Мовинкель, норвежский бизнесмен, торговавший соленой треской, используемой в традиционном венецианском блюде баккала, похоронен на острове Сан-Микеле.

«О, если бы мы могли получить по доллару от каждого протестанта в Америке», — задумчиво добавил сборщик денег.

Реставрационные работы католиков пока финансируются за счет денег, собранных на аукционах.

Первый лот включал пять часовен, и официальные лица заявили, что другие часовни были определены для будущих торгов.«Мы продвигаем аукцион по всей планете, потому что Венеция всегда была городом, открытым для всего мира», — сказал де Мартин, член городского совета.

Кладбище находится вдали от сводящей с ума толпы, заполняющей знаменитую городскую площадь Сан-Марко. Оно стало магнитом для туристов, как для тех, кто отдает дань уважения похороненным там знаменитостям, так и для тех, кто хочет насладиться его покоем и торжественностью.

«Видите ли, вы улыбаетесь здесь, на кладбище», — сказал Де Мартин.«Ты не умрешь здесь. Это смысл, который мы хотим придать: в Венеции никто не умирает. Ты живешь вечно, по-другому, но продолжаешь жить ». — Нью-Йорк Таймс

Посещение Иль Чимитеро в Венецианской лагуне

Прибытие в VeniceTosca в TentNotteArsenale & Джардини PubbliciCimiteroBurano & VenditoriSan RoccoMurano, Редзонико и Teatro GoldoniLido и San Giorgio MaggioreManifestazione дей GondolieriTeatro MalibranFesta Nazionale делла RepubblicaMare AdriaticoHvar, CroatiaDubrovnik, CroatiaCorfu, GreeceKefalonia, GreeceTaormina, SicilyArrival в MaltaValletaCominoGozoMdina & RabatMarsaxlokkZejtunMilanoSan Франциско
Вчера | Завтра


Изола-ди-Сан-Микеле Еще одно пасмурное утро.Унылая погода становилась однообразной.

Отъезд на Isola di San Michele и Il Cimitero . Остров, состоящий только из кладбища Сан-Микеле. и его церковь расположена к северо-востоку от Венеции. Когда-то мертвых выносили из город на остров в черных погребальных гондолах, украшенных златокрылыми ангелами.

Здесь похоронены Стравинский, Дягилев и Эзра Паунд. Увы, сейчас кладбище переполнено, и Венеция должна отправить умерших на материк для захоронения.


Эзра Фунт
Игорь Стравинский
Сергей Дягилев Американский поэт Эзра Паунд родился в 1885 году в Хейли, штат Айдахо. В 1908 году жил в Венеции, Лондоне и Париже, а в 1924 году поселился в Рапалло, Италия.

Антисемит, ненавидевший американский капитализм, он поддерживал Фашизм и Муссолини в 1930-е годы.С 1941 по 1943 год он вел фашистскую пропаганду. на английском по римскому радио. Итальянские партизаны арестовали его за государственную измену в 1945 году и заключил его в тюрьму в Пизе, прежде чем депортировать в Соединенные Штаты для суда. Находясь в Пизе, он якобы заявил, что Гитлер был мучеником, сопоставимым с Жанной д’Арк.

Американцы постановили, что Паунд был психически неспособен сослаться на обвинение в государственной измене. и содержал его в больнице Святой Елизаветы в Вашингтоне с 1946 по 1958 год.После его освобождения Паунд вернулся в Италию.

Паунд продолжал писать и публиковать во время тюремного заключения в Пизе и Вашингтоне. и до его смерти в Венеции в 1972 году в возрасте 87 лет.

Среди наиболее известных и доступных стихотворений Паунда — «Хью Селвин Мауберли», написанный в 1921 году. когда Паунд жил в Лондоне. Пятый раздел начинается:

Умерло несметное количество,
И из лучших, среди них,
За старую суку в зубах,
Для испорченной цивилизации,

Очарование, улыбающееся добрым устам,
глаз ушло под земную крышку,

За две части разбитых статуй,
На несколько тысяч потрепанных книг.

Фунт писал о тщетности и глупости Первой мировой войны, но похожие темные мысли происходят, когда кто-то размышляет о происхождении Венеции из империи великих банкиров и купцов к мелочам современных венецианских купцов.

Мы вернулись в город и прогулялись по району Кастелло, начиная с Фондамента. Nuove. Мы прошли Fondamenta dei Mendicanti, канал справа от нас, гражданский больница слева от нас.Когда-то здание гильдии, Scuola di San Marco было преобразовано в больница почти двести лет назад. Впечатляющий вход на Кампо Святых. Иоанна и Пола сегодня закрывают строительные леса. Ремонт и строительные леса — обычное дело. зрелище Венеции, разочаровывающее нынешнего туриста, но хороший знак на будущее. Города, построенные на воде много веков назад, требуют тщательного ухода.

Кампо-Санти-Джованни-э-Паоло — один из крупнейших кампусов Венеции.Когда-то это был место проведения многих гражданских и церковных церемоний и торжеств. В центре великий конная статуя Бартоломео Коллеони, известного военачальника 15 века. На его смерти, он завещал свое большое состояние Венецианской республике при условии, что конный памятник самому себе построят на площади Сан-Марко. Это создало дилемму потому что любой памятник на площади Сан-Марко был запрещен законом. Государство решило проблема и, таким образом, сохранила деньги, установив статую перед Scuola di San Marco.

На противоположном конце площади находится Базилика деи Санти Джованни э Паоло. Построен Доминиканцы в 13 веке, это одно из величайших произведений готической архитектуры Венеции. Мне особенно понравились памятники многим дожам, которые были созданы некоторыми итальянскими мастерами. самые выдающиеся художники.

У нас была пицца на кампо, и мы с удовольствием наблюдали, как рагацци (молодые парни) пинают свои футбольный мяч вокруг. Много энергии.

Рагацци

Piccolo Calciotore

Получение мяча

La Fonte
Щелкните изображение, чтобы увеличить его

Спящие гондолы У нас было меньше энергии, и мы блуждали по каналам и улицы до конца дня.На ужин мы вернулись в Тратторию. ai Cugnai, ищу еще одну приятную трапезу. Не быть. Вместо непослушной официантки, нас обслуживала довольно суровая женщина. Обслуживание было медленным, еда была посредственной и завышенная цена, и мы получили завышенную цену почти на 20%. И потребовалось много споров, прежде чем леди признала, что ее счет был неправильным. Три бабушки сегодня вечером были не такими привлекательными.

Одна из проблем Венеции, которая стала нас все больше и больше раздражать по мере нашего пребывания удлинили, разве что все очень дорого.За исключением 7-дневного вапоретто. Пройдите, сделок мы не нашли вообще. И это, должно быть, единственный город во всей Италии, где посредственная еда. Во Франции и других частях Италии можно вкусно поесть по разумным ценам. цены практически в любом ресторане, каким бы маленьким он ни был. Но мы никогда не видели ни одного исключительная еда в Венеции, даже в Antiche Campane, известном своими морепродуктами. Другие города известны своей дороговизной, но, по крайней мере, вы можете заработать на них деньги.Не так в Венеция.

Мы закончили вечер в ресторане на берегу канала недалеко от Риальто, расслабляясь за напитками и наблюдая, как гондольеры укладывают свои гондолы спать на ночь.


Туристический гид Венеция

Венеция

Для многих Венеция — самый красивый город в мире. Конечно, это дело личного вкуса, однако лишь немногие люди могут полностью избавиться от очарования и волшебства мостов, церквей и каналов, составляющих Венецию.Даже те, кто считает Нью-Йорк, Шанхай или Лондон более модным и оживленным, не могут передать два факта; Венеция — один из самых известных городов мира, а также один из самых необычных. Где еще вы найдете город без движения? Где еще невозможно следовать в направлении «прямо вперед» и где еще каждая короткая прогулка уводит вас вглубь истории — не только Италии, но и Европы? Венеция может предложить все это и многое другое.

Венеция имеет большое имя в истории, архитектуре, истории культуры и изысканной кухне.Однако с точки зрения размеров Венеция более легкая. Официально площадь города составляет 418 квадратных метров, в нем проживает более 250 тысяч человек. Безусловно, большая часть этого региона находится на материке, где проживает большинство венецианцев. «Местре» — один из этих современных районов в той же мере принадлежит Венеции с административной точки зрения, однако имеет мало общего с самим городом-лагуной. Путешественник видит в Венеции исторический центр Centro storico, который представляет собой множество небольших островов в лагуне, некоторые из которых никогда не были заселены.Исторический центр, который простирается слева и справа от Гранд-канала, имеет площадь 7 квадратных километров, и его можно прекрасно изучить пешком, на водном такси или водном автобусе. Конечно, можно взять напрокат гондолу — это самый стильный, но и самый дорогой способ знакомства с Венецией от точки А до Б.

Если говорить о дорогих, то Венеция — не место отдыха для любителей скидок. Однако это не обязательно должно немедленно привести к банкротству, если человек остается на материке.Как правило, все, что находится в непосредственной близости от основных достопримечательностей и мест, значительно дороже, чем несколько улиц дальше. Все начинается с эспрессо и не заканчивается открыткой. Если вы голодны или хотите утолить жажду, вы заплатите небольшое состояние в кафе на площади Сан-Марко; не обязательно из-за Coca Cola, но из-за всемирно известной атмосферы, которая окружает гостей здесь. То же самое относится ко всем небольшим барам, тратториям и магазинам, окружающим мост Риальто.

Остаться в Венеции подольше? Совершите короткую поездку в Южный Тироль…

в начало | Главная | Карта сайта | Выходные данные и контакты
©: www.tourist-guide-venice.com

.

alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.