Китай мишань отзывы: Страница не найдена — meteoblue

Содержание

Мишань — Китай — Путеводитель

Общие сведения

Миша?нь — городской уезд городского округа Цзиси провинции Хэйлунцзян (КНР).

История

Когда в начале XX века в Маньчжурии были установлены структуры гражданского управления, то в 1908 году здесь была образована Мишаньская управа. После Синьхайской революции в Китае была изменена система управления, и в 1913 году Мишаньская управа была преобразована в уезд Мишань  провинции Гирин.
В 1931 году Маньчжурия была оккупирована японскими войсками, а в 1932 году было образовано марионеточное государство Маньчжоу-го.
1 декабря 1934 года в Маньчжоу-го была создана провинция Биньцзян, в состав которой вошёл и уезд Мишань.
1 июля 1937 года в Маньчжоу-го было проведено новое изменение административно-территориального деления, и уезд Мишань оказался в составе новой провинции Муданьцзян. В 1939 году уезд Мишань был преобразован в провинцию Дунъань.
В 1941 году был создан город Дунъань.
В 1945 году Маньчжурия была освобождена Советской армией.

После войны правительство Китайской республики принялопрограмму нового административного деления Северо-Востока.
21 ноября 1945 года была образована провинция Хэцзян, и город Дунъань попал в её состав.
15 апреля 1946 года была создана новая провинция Суйнин, и и уезд Мишань, в который был трансформирован город Дунъань, перешёл под её юрисдикцию.
В октябре 1946 года провинця Суйнин была преобразована в Специальный район Муданьцзян. Специальный район Муданьцзян был в 1947 году преобразован в провинцию Муданьцзян, однако вскоре провинция Муданьцзян была расформирована, а её территория поделена между провинциями Хэцзян и Сунцзян.
В мае 1949 года провинция Хэцзян была присоединена к провинции Сунцзян. В 1954 году провинция Сунцзян была присоединена к провинции Хэйлунцзян. В 1956 году уезд Мишань вошёл в состав новосозданного Специального района Муданьцзян.
В 1983 году Специальный район Муданьцзян был преобразован в городской округ Муданьцзян.
В 1988 году Мишань был повышен в статусе до городского уезда. В 1992 году городской уезд Мишань был переведён в состав городского округа Цзиси.

отелей в городе Мишань от 140 руб.

  • Сколько стоит номер в отеле г. Мишань?

    Согласно ценам на Trip.com, средняя стоимость номера в отеле г. Мишань за ночь составляет RUB 2,699. Отели могут менять цены, поэтому данная цена предоставляется только для справки.

  • Какие отели самые популярные в г. Мишань?

    Если вы едете в командировку или на отдых в г. Мишань, вы можете выбрать номер в одном из популярных отелей города. kaixianghotel, Aizhijia Hostel и Guibinlou Hotel являются популярными отелями.

  • В каких отелях г. Мишань есть местный завтрак?

    Вкусный завтрак — отличное начало дня! В Guibinlou Hotel, mi-shan-hong-bao-shi-tang-quan-bin-guan и Xishihui Hotel гости смогут отведать настоящий завтрак в стиле г. Мишань.

  • Какие отели в г. Мишань лучше всего подходят для семьи или поездки с детьми?

    Многие из тех, кто путешествует с семьей и детьми в г. Мишань, останавливаются в Xishihui Hotel, Delin Business Hotel или mi-shan-wo-xing-wo-su-ri-zu-fang . В этих отелях также умеренные цены.

  • Какие отели в г. Мишань подходят для пар?

    Отправляетесь в медовый месяц или просто на отдых с любимым человеком? Aizhijia Hostel, Guibinlou Hotel и Xishihui Hotel — одни из топ-отелей по отзывам пар.

  • Сколько стоит номер в отеле г. Мишань на выходные?

    Согласно ценам на Trip.com, средняя стоимость номера в выходные в отеле г. Мишань за ночь составляет RUB 2,734. Отели могут менять цены, поэтому данная цена предоставляется только для справки.

  • Какие отели в г. Мишань подходят для проживания в командировке?

    Всем гостям важно наличие удобного транспортного сообщения рядом с отелем, и особенно бизнес-путешественникам. mi-shan-ru-ru-jia-jing-xuan-bin-guan, mi-shan-bi-an-shi-shang-ke-fang и Delin Business Hotel являются недорогими отелями, которые находятся недалеко от веток общественного транспорта. Рассмотрите один из этих отелей как вариант для проживания во время своей поездки.

  • В каких отелях г. Мишань есть рестораны местной кухни?

    Если вы любите исследовать местную кухню, вам стоит остановиться в mi-shan-wan-hong-bin-guan, Delin Business Hotel или Xishihui Hotel . Рядом с этими отелями расположено много известных ресторанов местной кухни.

  • Какие отели в г. Мишань лучшие по отзывам?

    Отправляясь в г. Мишань впервые, многие путешественники теряются в разнообразии отелей. Согласно данным Trip.com, mi-shan-wan-hong-bin-guan, Xishihui Hotel и mi-shan-ru-ru-jia-jing-xuan-bin-guan являются отелями с высокими оценками, поэтому они отлично подойдут для вашего путешествия.

  • В каких популярных отелях г. Мишань есть парковка?

    Если вы планируете поездку в Мишань, вы можете остановиться в Xishihui Hotel, mi-shan-bi-an-shi-shang-ke-fang или Delin Business Hotel . Это популярные отели с парковкой.

  • В каких популярных отелях г. Мишань есть номера для некурящих?

    Для многих гостей очень важно состояние и качество номеров, в которых они останавливаются, а также чистота и свежий воздух в номере. Xishihui Hotel в г. Мишань предоставляет номера для некурящих.

  • В каких популярных отелях г. Мишань есть Wi-Fi?

    Доступ в интернет в отеле — важный фактор и для бизнес-путешественников, и для туристов. mi-shan-bi-an-shi-shang-ke-fang, Guibinlou Hotel и mi-shan-jia-wai-jia-lv-guan являются популярными отелями в г. Мишань с бесплатным Wi-Fi.

  • В каких популярных отелях г. Мишань есть тренажерный зал?

    По отзывам пользователей Trip.com Delin Business Hotel — это отель с тренажерным залом и высокими оценками.

  • Мишан Провинция Хэйлунцзян Китай

    Город Мишан(Mishan) расположен в Китае, Провинция Хэйлунцзян.

    Из архива panoramio . Права на фотографию принадлежат их владельцам

    У Вас есть фото из Мишана?

    Добавьте их пожалуйста!

    Краткая информация о Мишане

    Регион: Провинция Хэйлунцзян

    Тип: город

    GPS координаты: N 45° 32′ 59. 9973″ E 131° 52′ 58.7842″

    Название на родном языке: Mishan

    Население: 87257

    Смещение от UTC / GMT: +8 ч.

    Фотографии Мишана

    Добавить фото Были в Мишане и сделали снимки города и интересных мест? Разместите их! Многие посетители нашего сайта делают фото в своих поездках. Публикуйте свои фото из Мишана и из других городов! Отмечайте если Вы тоже видели эти места! Теперь появилась возможность добавления с мобильной версии сайта, что намного облегчает перенос фото из со смартфонов на сайт!

    Сувениры из Мишана

    Добавить Сувенир Были в Мишана и привезли сувениры? Покажите их всем! Магнитики на холодильник, тарелки, вымпелы, кружки и все что Вы привозите с собой из командировок и поездок в Мишан! Размещайте и отмечайте если у вас уже есть такие ! Разместите их фото! С мобильной версии сайта это сделать намного проще и перенос фото магнитиков из Мишана со смартфонов на сайт будет удобнее!

    Последние отзывы о Мишане

    Добавить отзыв Уважаемые посетители сайта Командировка. ру!
    Пока нет ни одного отзыва Напишите отзыв!

    Последние вопросы о городе

    Добавить вопрос

    Если у Вас есть вопросы по данному населенному пункту или Вы ищете людей из городаМишана, проживающих в нем, Вы можете задать задать соответсвующий вопрос. Надеемся, что наши пользователи помогут Вам с ответами.

    Хоррор Devotion забанили в Китае из-за Винни-пуха (Обновлено) — Игромания

    Тайваньская студия Red Candle Games, известная по атмосферному хоррору Detention, на днях выпустила в Steam свою новую работу, ретроужастик Devotion. Игра получила 95% положительных отзывов, её хвалили критики и охотно транслировали стримеры. Но затем всё резко изменилось. Поводом для катастрофы стал один-единственный плакат, найденный в игре. На нём — заклинание проклятия и слова «Сю Цзиньпин», «Винни-пух» и «дебил». Образ знаменитого героя Милна и Диснея находится под суровым запретом в Китае из-за серии мемов, в которых плюшевый медведь небольшого ума сравнивается с председателем Китайской Народной Республики и генеральным секретарём ЦК Коммунистической партии Китая. Разработчики выпустили короткое пояснение: они использовали различный интернет-сленг и мемы в качестве временных замен, и из-за проблем с синхронизацией некоторые такие «черновики» не были вовремя удалены. Red Candle Games признала вину и принесла извинения всем, кого задел инцидент. Но это было лишь начало. Парой дней позже в игре отыскали газету с новостями о том, что «Баоцзы» заключён в тюрьму за нападение на школьника и приговорён к смертной казни. Баоцзы — это неформальное прозвище основателя Red Candle Games. Но при этом название китайского парового пирожка порой используется также как оскорбительное обозначение Сю Цзиньпина.
    После этого студия выпустила более пространное обращение, в котором пояснила, что оскорбительные картинки были делом рук одного сотрудника, и они оперативно изъяты из игры. А также объявила, что со студией расторгли контракты издательства Indievent и Winking Entertainment. Но гораздо более серьёзным ударом по разработчикам стало то, что игру Devotion изъяли из китайского раздела Steam и теперь студия должна вернуть деньги всем китайским игрокам.
    Обновлено
    . Тем временем Devotion полностью исчезла из Steam, а с YouTube-канала студии удалены все трейлеры игры. В продаже остался лишь её саундтрек. Разработчики объяснили, что хотят дополнительно перепроверить как техническую сторону игры, так и весь её арт-контент во избежание новых «открытий». А заодно студия надеется, что со временем накал страстей утихнет и игроки смогут вновь вернуться к обсуждению самой игры, а не политического скандала. Аккаунт Red Candle Games удалили из китайского мессенджера Weibo, и все обсуждения игры на китайских ресурсах немедленно банят. Оскорблённые китайские игроки обрушили Steam-рейтинг Devotion до «смешанного» негативными отзывами. Досталось и предыдущему проекту, Detention.

    Devotion призвана рассказать о том, как культ наносит вред людям, приводя к трагедии, вызванной чистой родительской любовью. Вся команда Red Candle Games несет ответственность за ужасно непрофессиональную ошибку с художественными материалами. Мы не собирались скрытно пропагандировать идеологию или атаковать кого-либо в реальном мире. Даже при том, что в игре по ошибке оказался ошибочно опубликован оскорбительный контент, мы просим вас не выискивать подобное в других игровых материалах.

    Пока что неясно, как недосмотр разработчиков скажется на будущем игровой студии. Пока что неоднократно принесённые извинения не помогли утихомирить скандал, не говоря уж о возвращении игры в Steam.

    Первый раз в Мишань. Аквапарк. Что смотреть? Где поесть?

    Перед тем как прочесть эту статью: Публикую только моё мнение, мои рассуждения, эта статья касается только одной частной поездки, в которой мы были своей разношерстной группой впервые в городе Мишань. Ездили мы как туристы. О Мишань мало информации в сети, в основном все такое-то размытое, расплывчатое, фотографий мало, есть немного видео в Youtube, но все такое-то не системное и хаотичное. Хотя вроде и люди туда ездят уже довольно часто. Я постараюсь описать, где мы все-таки были, и как это найти вам. Возможно даже прикреплю карту с указанием точек. Поделюсь с вами впечатлением, расскажу как нас обманули с аквапарком.

    Уже несколько лет подряд, правительство китайского города Мишань, для развития туристического направления своего уезда и увеличению потока иностранцев, проводит программу, благодаря которой, путевки для туристов из России стоят от 1850р (2 ночи) до 3200р (3 ночи), кроме трансфера, проживания и 50 кг на вывоз, больше ничего в стоимость не включено. В сравнении с городами Суйфеньхэ и Хуньчунь, это значительная разница. Остается только вопрос, а что там делать и стоит ли оно того?

    Старт

    Предложений, по направлению Владивосток — Уссурийск — Мишань, очень много. Интернет завален объявлениями. Цены схожи, описание тоже у каждой турфирмы «под копирку». Выбрав случайным образов фирму, забронировали оплатили и ждали звонка с информацией о выезде.

    Выезд от автовокзала, запланирован был на 6:00, но автобус прибыл в 6:40. По пути две остановки, и на границу мы прибыли в 8:30.

    Перед нами к тому моменту было уже семь автобусов, затем еще два рейсовых автобуса прошли согласно своему расписанию.

    Есть такая особенность у перехода Турий рог — это ожидание. Вообще, все поездки в Китай автоспособом, связаны у многих туристов с ожиданием. В апреле этого года, один автобус с группой детей, простоял на переходе до 21:30 (было очень много автобусов, и на таможне все время были какие-то трудности).

    Так вот особенность Туриго рога (может быть на Краскино тоже так, уже не помню) — начало работы таможни не в 9:00, как то написано у них на режимнике, а с 11:00, из-за того, что Китайская таможня, начинает работать в 9:00, но по времени своего часового пояса. Я уже уточнил в Таможне Уссурийска, почему например, не начать пропуск в 9:00, и за 2 часа ожидания, не пропустить 3-4 автобуса, которые бы просто стояли с туристами на нейтральной территории. Ответ — нейтральной территорией заведуют пограничники, и они этого не позволят. А договорится с китайской стороной, что бы те начали работать на два часа раньше, они не могут. Ну может быть так и есть, хотя насколько я помню из опыта, и обратный переход в эту поездку из Мишань, Китайская сторона выпускает на нейтральную территорию столько автобусов, сколько есть. В наш переход, на нейтральной территории своей очереди ожидали сразу 5 автобусов.



    Еще одна причина — всего один терминал для перехода. По словам таможенных служб, собственник перехода, обещает в ближайшем будущем построить второе окно. Тогда переход перестанет работать в режиме «Только вход или только выход».

    Итак, спустя 2,5 часа, переход начал работать. Не спешно. А еще у Китайской стороны обед, с 12:00 до 13:00, и Китайская таможня ни кого не пропускает, но Российская сторона, все же пропускает автобусы, и — ОНИ все стоят и ждут на нейтральной зоне. Тогда в чем же причина, не пропускать автобусы с 9:00 по Российскому времени, как и написано в их режиме работы?

    Итак, наш автобус пересек границу только в 15:15. В сам город мы прибыли только в 15:40.

    Это, что касается перехода. Как вы понимаете, выезд был в 6:00, перешли границу в 15:15. Напоминаю, мы ехали туристами, за деньги, не «помогайки» перевозящие по 3 раза в сутки баулы с товаром для «личного пользования». Мы ехали отдыхать. Но уже как минимум весь день был потерян, из-за супер быстрого и приятного перехода.

    Трудно быть руководителем туристической группы

    Отдельно, хочется сказать о руководителе туристической группы, которая нас сопровождала (на протяжении всей статьи я буду о ней писать, потому что она является неотделимой частью всей этой истории, ведь это человек, который по сути, должен делать наш отдых).

    К сожалению, я не знаю с какой точно фирмой мы ездили, но руководителя звали Елена Владимировна. Она женщина средних лет, и судя по её отношению к туристам и её нулевым знаниям места куда она везет тех самых туристов (хотя по её словам она уже 3 года ездит в Мишань), но скорей всего она все эти 3 года, в основном возит «помогаек», которые чаще едут еще и за зарплату, и они обычно молчат, ничего не возбухают, везут да и ладно. И эта «руководитель, гид» (хотя язык не поворачивается её так назвать) по мимо своей некомпетентности, еще и хамила, указывала как нам нужно расселится по номерам, якобы у неё есть свой план расселения (подозреваю «выгодный для неё план»), но мы быстро напомнили, что мы туристы и едем за свои деньги и едем мы отдыхать, а не реализовывать её экономические амбиции (хотя она частично их реализовала, но это позже).

    Прибытие

    Итак, дальше. Мы приехали в городок. Мишань оказался раскинутый по равнине, с низкими домиками, с несколькими центральными улицами, и вообще очень сильно напоминает Суйфеньхэ начала 2000 годов. И в сравнении с Хуньчунь, который вылизан, вычищен, до уровня привлекательного туристического городка, Мишань — обычный провинциальный городок без приметного лица, с убитыми тротуарами, узкими улицами, мусором везде и всюду, классической вонью канализации, и шумом автомобилей.

    Мы приехали в город, автобус остановился где-то. Именно так, он остановился — где-то. Руководитель, та самая Елена Владимировна, даже не напряглась сообщить туристам, всему автобусу (автобус большой, больше 40 туристов), что делать дальше. Каким-то образом, видимо те, кто были в начале автобуса, они вышли и куда-то пошли. Пока мы вытащили свои сумки из багажного отделения, нам осталось наблюдать только туристический хвост. Куда они пошли? Зачем пошли? Где гостиница? Где руководитель? Почему автобус остановился вообще ни понятно где? Ничего что 90% людей в автобусе, первый раз приехали в Мишань. Как вы понимаете, это еще один камень в огород руководителя и фирмы, которая организовывает этот тур.

    Какими-то невероятными интуитивными способностями, мы дошли до гостиницы, пешком нам пришлось идти 3 квартала. Как сообщила нам потом «руководитель», автобус слишком большой, и он не проходит по габаритам до гостиницы. Хотя, гостиница, которая называется Мишань (да как и город, хотя Китайское название у неё другое), находится у самой площади, и у огромного дорожного кольца, и проблем с разворотом, поворотом, быть в принципе не могло.

    Заселение

    Толпа туристов, собравшихся на ресепшене, плевать хотели на мнение руководителя и сами выбрали себе номера с нужным количеством людей. Елена Владимировна, в свою очередь плюнула на все и просто ушла в свой номер, мы только и успели, что узнать в каком именно номере она живет.

    Номера в гостинице Мишань

    Как ни странно, номера нас порадовали: просторно, чисто, все на своих местах, унылый вид из окна на какие-то закаульные помойки, просторная душевая, комплект полотенец, удобные огромные кровати. (странно что я не сделал фото номера)

    Обед в пельменной

    Немного отдохнув, мы отправились искать место, где можно перекусить. Как полагается, перед поездкой, были прочитаны некоторые отзывы туристов, хотя повторюсь, их было не много. На одном из форумов, туристы делятся визитками, с мест, где им понравилось есть.

    Одно из таких мест была — пельменная. С визиткой в руках, донимая местных жителей с вопросом «Куда нам идти?», после пятого китайца, мы все-таки дошли до пельменной. Как оказалось, находится она в двух шагах от площади.

    Пельменная — гостеприимное, уютное и вкусное место, с невысокими ценами. Удивлю вас, но за 6 блюд (3 порции пельмешек, 2 порции риса и 1 порцию мяса в кляре), и 3 пива, 1 воду и пачку салфеток, мы заплатили всего 82 юаня. Когда мы на такую сумму ели в том же Суйфеньхэ?

    Прогулка по городу и площадь Мишань

    Так как мы приехали довольно поздно, пока пообедали, было уже 15:00 (по Китайски) и конечно смысла уже куда-то уезжать на Гору, Олимпийскую деревню или винный завод, не было. Мы решили осмотреть центр города, площадь, ближайшие улочки, и магазины.

    Лавки и магазины завалены различными фруктами. Много магазинов с барахлом за 1-2 Юаня, небольшая подземка, в сравнении с ранее упомянутыми городами, где можно гулять часами, а так же несколько супермаркетов. В магазинах скидки, акции, бонусы, но для тех кто понимает в китайском языке.

    На площади после 17-00 по Китайскому времени, собирается народ. Танцы, песни, развлечения на любой вкус: от катания на странных машинках до фотографирования с мини-крокодилом. Куча людей, музыка и танцы, сигналы автомобилей, все это создает такой фонтан звуков, что находится там становится невыносимым уже через 30-40 минут. А еще ко всему прочему, нас все фотографировали, с нами фотографировались и тыкали пальцами. Хотя, не пойму, чего ж тут такого, если в выходные заезжает до 15 автобусов с белыми туристами, которых мы на улице практически не встречали. Кстати, туристы, где вы все лазите то в этом городе?

    Ресторан шведский стол Ханс

    Так как у нас опять была только визитка, а наш «руководитель группы» была уже пьяна (мы ходили интересовались у неё по выезду в аквапарк), мы на ощупь, искали этот ресторан. Одна радость, находился он от гостиницы очень близко.

    Ресторанчик не большой, за 49 Юаней, вы получаете доступ к шведскому столу. Вам приносят пива сколько вы хотите, вы можете жарить мясо на жаровне, можете есть «овощи», фрукты, мороженное.

    Два момента, которые хочется обязательно сообщить:

    1. Если вы прибудете сюда довольно поздно, например как мы уже около 20 часов (по китайски), то на раздачу мяса, вы уже не попадете.

    2. Выгонять, не в буквальном смысле, но убирать все со столов, начинают около 22-23 часов (по китайски).

    Если говорить об ассортименте, то кроме мяса на жаровне и пива, там больше есть нечего. Шведский стол состоит в основном из травы, специй и травы. Да еще в заведении можно курить, и от этого, находиться там становится вообще не приятно.

    День 2. Аквапарк.

    Выезд был запланирован на 8:00, мы встали рано, успели прогуляться по пустому городу, лавочники только только начали разворачивать свой бизнес. Нашли кафе с невкусным кофе, перекусили и отважно собрались в аквапарк.

    Про аквапарк. Начну с того, что цена на входе в аквапарк — 80 Юаней. Но с нас, руководитель в содружестве с китайским гидом, взяли по 170 юаней (170). За что, не понятно? Так как от центра до аквапарка, весь день ходит автобус, и так же обратно. Немного математики, только в нашем автобусе было 35 человек (-1 гид, -2 руководителя групп, которые скорей всего поехали бесплатно, и -7 человек китайцев, которые, думаю как раз таки и поехали за 80, а не за 170 как остальные). Итого 25 человек по (170 -80) юаней = 2 250 юаней (в остатке). Не хило так правда? Ну может они еще 200-300 юаней заплатили водителю автобуса. При том, что уже на территории аквапарка, встретили российских туристов, из другой гостиницы, соответственно приехали они с другой турфирмой, и для них цена за аквапарк была 80Юаней, а не 170. И скажу я вам, этот аквапарк стоит именно 80Ю, а не 170. Но об этом далее.

    (на этом фото видно и название компании и адрес, если б я получше сфотографировал, то и номер телефона было б видно. Указано имя второго руководителя, они тоже заселялись в эту гостницу, но ехали другим автобусом).

    От центра Мишань до аквапарка, ровно час, без пробок, светофоров по пути нет. 80 км. Сам аквапарк находится у озера или водохранилища. Довольно большая территория.

    Перед тем как пойти в раздевалку, нужно взять в кассе «браслет-ключ от шкафчика». Стоит 30Ю, возвращают 20Ю после того как вернете вечером ключ. Раздевалки просторные, душевые есть. Желательно приезжать со своими сланцами.

    Аквапарк разделен на 4 зоны: 1 — горки / бассейны, 2 — парк развлечений (магнитные машины, колесо обозрения, несколько видов каруселей), 3 — фуд корт, 4 — водохранилище, где можно погулять, и совершить прогулку на катере.

    По горкам и бассейнам: есть бассейн с искусственной волной, детская зона, зона с множеством средних горок, одна большая скоростная горка, и труба. Внимание! Если Ваш вес больше 80 кг или рост больше 190см, — вам горки закрыты. Остается только тусить в бассейне с искусственной волной или в зоне с большим количеством средних горок. Детям, чей рост, меньше 110-130см, тоже на многие аттракционы путь закрыт.

    Парк развлечений — не хватает разнообразия. Место свободного много, но в целом, передохнуть от водных развлечений, немного осмотреть местность, — очень даже здорово. У нас и такого нет. )))

    Ну и еще одна особенность неприятная, хотя это было воскресенье, выходной день, у них обед с 11-00 до 13-00 (да, целых два часа и они закрывают все аттракционы).

    Фуд корт. Пока мы ехали, нам наш супер гид, супер руководитель туристической группы, рассказывал, что там есть нечего, берите с собой и т.д. Мы конечно же не поверили и ничего не взяли. Оказалось не зря, в аквапарке есть огромный фуд корт, с кучей всякой гадости. Это было еще одно сомнение в компетенции псевдо-руководителя группы.

    Конечно, фуд корт не блещет разнообразием, и может быть люди, которые не любят такую китайскую еду не станут ничего есть. Но шашлычки, лапша, рис с мясом, есть и можно этим хорошо наестся, порции громадные, и всего за какие то 10-20Юаней.

    Минусы только в организации самого фудкорта. Насколько бы они упростили жизнь туристам, если б поставили картинки, или макеты блюд, где-нибудь у прилавка, указывая цену на них, добавили бы сотню посадочных мест и столов. Из-за гостей аквапарка, которые вместо того, что бы перекусить и освободить место, сидят и бухают пол дня, прячась от палящего солнца.

    И озеро и прогулочный катер. Забыл я сколько стоит прогулка, мы не стали её брать, показалось это слишком скучным занятием.

    В общем то и все про аквапарк. Закрывать они стали все аттракционы уже в 14:00 (по китайски) хотя сам аквапарк закрывается в 17:00. То есть еще 3 часа будут работать только бассейны.

    Теперь про выезд из аквапарка.

    Может быть это нам так не повезло, потому что случилось там где-то ДТП, а дорога от трассы до аквапарка довольно узкая, и заставлена автомобилями со всех сторон. Мы, кстати, сели в другой автобус и ехали с другими гидами, с которыми мы здорово пообщались, и многое узнали. И стали еще более уверены в том, что наш гид-руководитель группы — абсолютно бесполезна.

    Стартанули мы в 14:30, но выехали на трассу только через полтора часа. Пробка была невероятная. Но нам еще повезло, так как остатки нашей группы, выезжавшие на том же автобусе, на котором приехали, вернулись в Мишань аж в 21:30 (время китайское). Понимаете да, кто тут везунчик?

    Пока мы ехали и общались с гидом, она нам успеха рассказать некоторые моменты достопримечательностей, к которым в этот раз мы уже не успеем конечно же проехать, и рассказала, где лучше поужинать.

    Ужин.

    Ресторан китайской кухни, на карте я отмечу его, оказался не так далеко как мы думали, и там очень вкусно. Меню я тоже приложу, названия достойны детального рассмотрения. И цены как вы сами увидите очень радуют. Это прям возврат в прошлое. У нас в Уссурийске уже такой еды не найдешь. Ну и опять же, мы поели на компанию 6 человек — на 118 юаней. Хочется вспомнить, как я в Суйфеньхэ, когда был один, пару лет назад, когда там было совсем туго и многие кафе / рестораны были закрыты, пообедал в одного на 150 Юаней, и в итоге остался голодный. Вкусно, не дорого, уютно. Возвращаясь в центр, можно посетить рынок с фруктами, супермаркет. Так же мы приметили по пути местечко с шашлычками и вернулись сюда через час.

    Меню из этого ресторана:

    День 3. Завтрак.

    Китайский гид, посоветовала нам не только место для ужина, но еще и место для завтрака.

    Находится оно там же где и Ханс, только в переулок и немного надо пройти вперед, на карте я тоже отмечу.

    Место скажу я вам чистое и просторное. Но не вкусно и организовано все очень примитивно. Напоминает ресторан быстрого обслуживания по типу Репаблик или «Сытый боцман», но только все какое-то неправильное. Перемещать поднос не удобно. Салфеток нет. Вилок нет. Блюд мало, в основном пельмени и булки, с своеобразным вкусом. С ценами тоже все сложно, такое чувство что либо у вас память должна быть шикарная, и когда кассир, она же владелец кафе и администратор в одном лице, — показывает и называет цену по китайски, вы должны все запомнить, либо просто берите наугад и там будь что будет.

    Завтраком в этом место мы остались не довольны и пошли искать кафе.

    И нашли. Фото есть. Скажу вам так — там уютно и там вкусный кофе, там нормальная выпечка, и там есть смешные надписи. И работает оно с 7:00.

    Выезд.

    Запланирован на 13:30, так и выехали. Опять автобус не подъехал к гостинице, пришлось топать вверх до автобуса.

    Говорить о продолжении хамства со стороны руководителя и водителя автобуса, даже не знаю стоит ли, но они оба были очень недовольны тем фактом, что мы выявили обман с ценой за аквапарк.

    Еще пока мы ехали, у водителя автобуса произошел конфликт с пассажиркой, хотя в принципе ничего такого с её стороны не было, она просто вытянула ногу без обуви, в носке, на стекло. За это он решил её обматерить и оскорбить, назвав её коровой, хабалкой и быдлом. Ну в общем-то за это, я думаю своё он уже получил.

    Прибытие на таможню КНР было в 14:10, переезд был в 17:00. И вот тут то, как раз мы и возвращаемся к моменту, когда 5 автобусов китайская сторона пропустила и просто оставили ждать на нейтральное полосе, наша таможня ни куда не спешит, и мы спокойно без казусов прошли таможню. Выбравшись за кордон уже в 17:00, в 20:00 мы были в Уссурийске. Без лишних остановок, очень быстро.

    В общем-то вот и все, что можно рассказать об этой поездке.

    Вывод могу сделать только один, в следующий раз нужно ехать на 4-5 дней, желательно, что бы турфирма была с рейсовым автобусом, а не эти «нелегалы», про цену в аквапарк я вам рассказал. Думаю, что даже если руководитель вам предложит поехать за цену больше чем 80 Юаней, вы можете спокойно найти другую гостиницу, где есть наши туристы, и напросится к ним поехать. Тем более, что информация о стоимости и выезде, есть на ресепшине, традиционно руководители групп вывешивают их для туристов.

    Город довольно компактный и спокойный. Люди добродушные и не приставучие, не смотря на ту 1000 фотографий, которые они сделали с нашим участием. Торгашей приставашек нет. Такси дешевое. Еда тоже раза в два дешевле чем в Суйфеньхэ или Хуньчунь. Фрукты в большинстве вкусные. Надеюсь в следующую поездку в этот город, мне удастся больше достопримечательностей посетить, говорят там есть храм, набережная, сад камней, гора (по высоте как Пидан), Олимпийская деревня, и много чего еще.

    Ну и немного фотографий города Мишань от меня.

    Автор: Алексей Мурашов




    Незаконченная война Джорджа Маршалла, 1945-1947: Курц-Фелан, Даниэль: 9780393240955: Amazon.com: Books

    «Тщательно изученный и убедительно написанный, [ The China Mission ] одновременно является показательным исследованием характера и лидерства, a яркая реконструкция критического эпизода в истории «холодной войны» и глубокое размышление о пределах американской мощи даже на ее пике ».
    Аарон Фридберг, New York Times Book Review

    «История, которую рассказывает Курц-Фелан, захватывающая [и] великолепно описывает развивающиеся отношения Маршалла…. огромный вклад в наше понимание Маршалла «.
    Джон Помфрет, The Washington Post

    » [A] неотразимый портрет выдающегося солдата и государственного деятеля и поучительный урок ограниченности американской мощи , даже в зените «.
    Economist

    » Глубоко исследованный и наполненный воодушевлением, [ The China Mission ] должен быть прочитан любым внешнеполитическим деятелем США, практикующим дипломатию в Азии.… Г-н Курц-Фелан оказал услугу по оживлению этого важного эпизода с такой апломбом, строгостью и темпом ».
    Wall Street Journal

    « Теперь [миссия Маршалла в Китае] была блестяще описана в деталях. заслуживает Дэниела Курц-Фелана, ответственного редактора Foreign Affairs , который, кажется, проконсультировался со всеми соответствующими первичными и вторичными источниками. … Курц-Фелан особенно хорошо умеет использовать свои различные источники, чтобы воплотить в жизнь личность Маршалла.»
    Родерик Макфаркуар, New York Review of Books

    » Америка всегда стремилась обратить, а не понять Китай, будь то христианство или капитализм. В этом блестящем историческом исследовании Дэниел Курц-Фелан сосредотачивается на поворотном моменте недопонимания между этими двумя очень разными странами. В качестве бонуса он предоставляет прекрасно написанный портрет Джорджа Маршалла, государственного деятеля такой честности, что он кажется столь же далеким от Вашингтона, Д.C., сегодня, как древний римлянин ».
    Фарид Закария, ведущий CNN и автор Постамериканский мир

    » Китайская миссия может многому научить нас как о прошлом, так и о будущем Американское лидерство ― и о том, что означает индивидуальное лидерство перед лицом трудного выбора. Я редко читал столь яркий отчет о том, как действительно работает дипломатия ».
    Мадлен Олбрайт, бывший госсекретарь

    « Лучшее исследование характера Маршалла, которое я когда-либо видел.Здесь он оживает, как ни в чем другом, что о нем писали. Большое достижение ».
    Джон Льюис Гэддис, автор книги Джордж Ф. Кеннан и профессор истории Йельского университета

    « В захватывающих, кристальных деталях Курц-Фелан открыл нам новую жизненно важную главу в области государственного управления США. . Уроки, извлеченные из того, что он называет «нестабильным миром» в начале «холодной войны», крайне актуальны и сегодня. Китайская миссия на долгие годы будет рассматриваться как окно в истоки американской мощи ― и пределы ее досягаемости.»
    Эван Оснос, житель Нью-Йорка штатный писатель и автор Age of Ambition

    » Был ли величайший государственный деятель Америки виноват в величайшей дипломатической неудаче Америки? В этой прекрасно написанной книге Дэниел Курц-Фелан проливает яркий свет на важную, но плохо понимаемую главу внешней политики США. Его портрет Маршалла является образцом чуткой, но проницательной биографии «.
    Эван Томас, автор Ike’s Bluff и соавтор The Wise Men

    » Этот глубоко исследованный, захватывающий рассказ дополняется яркие изображения автора [Мао Цзэдуна и Чан Кай-ши].… [] Переворачивающий страницу рассказ о важной главе в истории холодной войны ».
    Библиотечный журнал (звездный обзор)

    « Курц-Фелан написал чудесное повествование об отважных усилиях генерала Джорджа Маршалла по привлечению Чанга. Кай-ши и Мао Цзэдун вместе в конце Второй мировой войны. Но помимо увлекательной китайской саги, что делает эти книги такими захватывающими — а иногда даже трогательными — так это то, что они вовлекают читателя в жизнь по-настоящему великого американца, напоминая нам о другом времени в американской одиссее, когда чувство скромности , служение человечеству и долг перед страной возведены на престол и почитаемы.»
    Орвилл Шелл, Артур Росс Директор Центра американо-китайских отношений

    » Выдающаяся книга по очень важной теме: как разумно и эффективно использовать американскую мощь в быстро меняющемся мире «.
    Odd Арне Вестад, профессор отношений США и Азии в Гарвардском университете, профессор ST Lee

    Незаконченная война Джорджа Маршалла, 1945–1947 »Дэниела Курц-Фелана

    Название новой книги Дэниела Курц-Фелана об усилиях генерала США Джорджа Маршалла по установлению мира между националистами и коммунистами в Китае после окончания Второй мировой войны должно быть «Невыполнимая миссия Китая». Злополучная миссия Маршалла была результатом принятия желаемого за действительное и высокомерия со стороны политиков в администрации Трумэна.

    Миссия Маршалла в Китай была проявлением повторяющегося и тревожного напряжения американской внешней политики — идеи о том, что Соединенные Штаты могут переделать другие страны по своему собственному имиджу. Эта идея привела к колоссальным провалам во внешней политике, последним из которых стала катастрофическая попытка президента Джорджа Буша демократизировать Ирак и распространить американские ценности и институты в арабских странах Ближнего Востока.Однако его самая большая неудача случилась в Китае после Второй мировой войны.

    Курц-Фелан, ответственный редактор журнала Foreign Affairs и бывший специалист по планированию политики Государственного департамента, беззастенчивый поклонник генерала Маршалла. Он называет его «величайшим из величайшего поколения» в американской истории. Здесь есть немного агиографии. Маршалл, безусловно, многого добился в своей карьере. Он был блестящим штабным офицером в Первой мировой войне, «организатором победы» во Второй мировой войне, символом успешной послевоенной программы восстановления Европы, носящей его имя (План Маршалла), и одновременно занимал пост государственного секретаря. и министр обороны в администрации Трумэна.

    Но даже такой большой поклонник, как Курц-Фелан, признает, что «общее понимание Маршалла и его достижений имело тенденцию вообще исключать его время в Китае». Как отмечает автор, Рузвельт во время войны рекламировал Китай как ожидаемого партнера союзных победителей в построении мирного послевоенного мира. Вместо этого он перерос в гражданскую войну и, в конечном итоге, в коммунистическое правление с ужасными последствиями для китайского народа и внешней политики США.

    Маршалл не виноват.Китайские националисты при Чан Кайши и китайские коммунисты при Мао Цзэдуне никогда не собирались достичь modus vivendi . Провал политики США — которую Маршаллу было поручено проводить — заключался в неспособности признать эту реальность и вести внешнюю политику соответствующим образом. Эта неудача усугублялась тем, что администрация Трумэна настаивала на том, чтобы националисты стали демократами и пригласили коммунистов разделить власть в коалиционном правительстве.

    Генерал Маршалл провел тринадцать месяцев, курсируя между Чангом и Мао (часто представленным Чжоу Эньлаем), действуя не как союзник китайского правительства, а как нейтральный честный посредник между правительством и коммунистами.И все же Чан был союзником Америки. США снабжали его правительство оружием и советниками. Чан никогда не мог полностью понять или принять тот факт, что его союзник откажется от своего правительства в пользу коммунистов, которые, в конце концов, были союзником главного противника Америки, Советского Союза.

    Китайская миссия: незаконченная война Джорджа Маршалла, 1945-1947 годы , Дэниел Курц-Фелан (WW Norton, апрель 2018 г.)

    В заявлении Курц-Фелана одинаковая вина за провал миссии Маршалла возлагается на националистических и коммунистических сторонников жесткой линии. Но это упускает суть. Миссия Маршалла была обречена еще до того, как началась. Как указывали Джеймс Бернхэм и другие в то время и позже, еще до того, как замолчали орудия Второй мировой войны, коммунистические силы в Китае переключили свое внимание с борьбы с Японией на подготовку к послевоенной борьбе за власть.

    Политика администрации Трумэна, которая будет повторяться с аналогичными результатами будущими администрациями США в Юго-Восточной Азии в 1960-х, в Центральной Америке и Иране в конце 1970-х, а в последнее время в Египте и других частях арабского мира, оказала давление Чан, чтобы провести демократические реформы во время гражданской войны против противников, которые не были ограничены демократическими нормами и практикой.Целью было объединить Китай под либерально-демократическим правлением.

    Автор отмечает, что Маршалл даже начал возлагать надежды на химерическую «третью силу» китайских либеральных демократов, которые могут удерживать центр между экстремистами с обеих сторон. «Маршалл вряд ли был застрахован, — пишет Курц-Фелан, — великой американской верой в лечебную силу формы правления его страны и убедительной силой примера его страны».

    Более того, как автор кратко упоминает, но преуменьшает, Государственный департамент Маршалла, особенно его Дальневосточный отдел, был склонен рассматривать коммунистов в Китае с идеологической симпатией или как меньшее из двух зол.В Государственном департаменте и других правительственных учреждениях, которые стремились повлиять на внешнюю политику США, было коммунистов, человек. Их влияние на политику США в отношении Китая было не так важно, как утверждали критики Трумэна в то время, но им нельзя было пренебречь.

    Автор отмечает, что к 1947 году силы Чанга контролировали почти восемьдесят процентов Китая. Чан думал, что он был на пороге победы. Это тоже было иллюзией. По мере того, как поддержка националистов со стороны США ослабевала, советская поддержка коммунистов усиливалась.В конце концов, коммунисты победили и 1 октября 1949 года основали Китайскую Народную Республику. Между тем американцы спорили, «кто потерял Китай».

    Генерал Маршалл вернулся домой, чтобы стать государственным секретарем (а затем и министром обороны), где он помогал президенту Трумэну разрабатывать и проводить политику, которая сопротивлялась советским посягательствам в Европе. Однако успех администрации в Азии был гораздо менее успешным. Китай стал противником и врагом более двадцати лет, пока президент Никсон умело не использовал советско-китайский раскол для получения геополитического преимущества Америки (и Китая).

    Китайская миссия — важное напоминание об ограничениях американской дипломатии. Маршалл, как и многие государственные деятели США до и после него, стал жертвой идеи, что остальной мир можно убедить разрешить споры через призму Америки. Как пишет Курц-Фелан,

    Несмотря на все попытки [Маршалла] посмотреть на мир глазами партнеров по переговорам, он не смог полностью преодолеть разрыв в мировоззрении с противоречивыми представлениями о власти, которые в конечном итоге оказались непримиримыми.


    Фрэнсис Семпа — автор книг
    Геополитика: от холодной войны до 21 века и Глобальная роль Америки: очерки и обзоры национальной безопасности, геополитики и войны . Его труды публикуются в The Diplomat, Joint Force Quarterly, University Bookman и других изданиях. Он адвокат и адъюнкт-профессор политологии в Университете Уилкса.

    Связанные

    План Маршалла для Китая? Она существовала, но даже Маршалл не смог ее осуществить

    КИТАЙСКАЯ МИССИЯ
    Незаконченная война Джорджа Маршалла, 1945-1947
    Дэниел Курц-Фелан
    Иллюстрировано.476 стр. W.W. Нортон и компания. 28,95 долларов США.

    Джордж Катлетт Маршалл по праву считается одним из величайших солдат-государственных деятелей в американской истории, сравнимым по своим достижениям с Дуайтом Эйзенхауэром и, возможно, с самим Джорджем Вашингтоном. Назначенный главой штаба Франклином Рузвельтом в 1939 году, Маршалл руководил преобразованием армии Соединенных Штатов из небольшой застойной силы в могущественный двигатель войны, а затем помогал руководить ее успешным использованием в Европе и на Тихом океане. Прославленный Гарри Трумэном как «величайшим человеком Второй мировой войны» и Уинстоном Черчиллем как истинный «архитектор победы», Маршалл продолжал играть важную роль в формировании последующего непростого мира. Огромная программа экономической помощи, носившая его имя, помогла восстановить разрушенные страны Западной Европы, обеспечив себе место в союзе либеральных демократий, который сдерживал Советский Союз и в конечном итоге выиграл холодную войну.

    Многие успехи Маршалла сопровождались одной заметной неудачей.Через несколько дней после ухода из армии и возвращения в свой дом в Лисбурге, штат Вирджиния, для заслуженного отдыха, ему позвонили по телефону и вызвали его обратно на государственную службу. Две недели спустя, после серии поспешных встреч с Трумэном и его главными советниками, Маршалл сел в самолет, чтобы отправиться в долгое путешествие в Китай. Он проведет там следующие два года, тщетно пытаясь предотвратить возобновление гражданской войны между силами под командованием председателя Коммунистической партии Мао Цзэдуна и их националистическими соперниками во главе с поддерживаемым Вашингтоном союзником генералиссимусом Чан Кайши.

    Книга Дэниела Курц-Фелана «Китайская миссия» рассказывает историю неудачной миссии Маршалла в Китай. Тщательно исследованный и убедительно написанный, он одновременно является показательным исследованием характера и лидерства, яркой реконструкцией критического эпизода в истории ранней холодной войны и проницательной медитацией об ограничениях американского могущества даже на его пике.

    Маршалл был известен не только своими навыками стратега и организатора, но и личными качествами.О его честности и преданности долгу ходили легенды, что побудило Черчилля назвать его «благороднейшим римлянином из всех». Он мог быть суровым, даже запрещающим (однажды сказал своему заместителю Дину Ачесону: «У меня нет чувств, кроме тех, которые предназначены для миссис Маршалл»), и, похоже, вызвал смесь страха, трепета и преданности у своих подчиненных. Но Маршалл также обладал чувством меры и смирения, а также отвращением к самовозвеличиванию и саморекламе, которые отличали его от современников, таких как Дуглас Макартур.

    Все эти качества, но особенно сочетание упорства и стратегического видения, ясно видны из детально подробного отчета Курц-Фелана. Несмотря на реалистичную оценку связанных с этим огромных трудностей, Маршалл упорно пытался объединить коммунистов и националистов, сначала договариваясь о прекращении огня, а затем работая над объединением своих армий и объединением партий в некую форму правительства единства. Когда переговоры зашли в тупик, он курсировал между двумя сторонами, встречаясь по несколько часов, сначала с Чан, затем с заместителем Мао Чжоу Эньлаем, летел в Яньань, чтобы посовещаться напрямую с Мао, и неоднократно путешествовал на самолете, лодке, джипе и т. Д. седан, когда генералиссимус уехал в свой летний дом в горах недалеко от Нанкина.Один наблюдатель отметил, что Маршалл «так упорно цепляется за, казалось бы, безнадежную работу». «Все больше встреч и все больше бесполезности», — написал другой в своем дневнике. «Я не понимаю, как это относится к генералу».

    В отличие от некоторых западных наблюдателей, Маршалл не питал иллюзий, что коммунисты были просто «аграрными реформаторами» с подлинными демократическими наклонностями. И он не был слеп к ошибкам националистов. Хотя он уважал Чанга, Маршалл признавал, что многие из его помощников были коррумпированы и были склонны использовать жестокую тактику для подавления своих оппонентов, включая убийства умеренных антикоммунистических сторонников либеральных политических реформ.

    Американская стратегия была основана на надежде, что принуждение двух сторон к сотрудничеству в конечном итоге окажет сдерживающее влияние на обе стороны. Это был долгий путь, но для Маршалла альтернативы действительно не было. Прекращение всякой помощи Чангу только укрепит его худшие наклонности, оставив при этом всякую надежду изменить его поведение. С другой стороны, несмотря на преимущества националистов в поставках американского оружия и логистики, Маршалл скептически относился к тому, что они смогут прикончить своих врагов и установить контроль над всем Китаем.Как он правильно предполагал, попытка сделать это снова ввергнет нацию в полномасштабную гражданскую войну и откроет путь для усиления советского вмешательства и влияния.

    Оглядываясь назад, трудно избежать вывода о неизбежности финальной смертельной дуэли между националистическими и коммунистическими силами, даже если ее исход, возможно, и не был. Как правильно замечает Курц-Фелан, способность Маршалла оказывать влияние на националистов с самого начала была ограничена убеждением Чанга (подкрепленным обратным каналом связи с его друзьями в Вашингтоне), что, в конце концов, у Соединенных Штатов не будет другого выбора, кроме как чтобы поддержать его.(Здесь американские политики впервые столкнулись с проблемой, которая впоследствии стала постоянной проблемой послевоенной эпохи: как навязать реформы слабому, коррумпированному и зависимому клиенту, столкнувшемуся с безжалостным и высокомотивированным противником.) Оглядываясь назад, кажется очевидным, что Несмотря на серьезные усилия Маршалла, и Чан, и Мао просто тянули время, ожидая наиболее подходящего момента для завершения своей двухдесятилетней борьбы.

    Окончательная победа коммунистов вызвала взаимные обвинения и уродливые, поляризующие дебаты еще в Соединенных Штатах. Республиканцы в Конгрессе утверждали, что администрация Трумэна «потеряла» Китай, не поддержав Чанга до конца. Некоторые предполагали, что эта неудача была результатом работы огромной сети коммунистических шпионов и сочувствующих, действующих на всех уровнях власти. Даже Маршалл с его высокой репутацией не был застрахован. Сенатор Джо Маккарти, один из первых практиковавший темное искусство распространения «фальшивых новостей», обвинил его в «преступной глупости» и поставил его в центр «заговора, столь огромного и столь мрачного, что затмевает любое предыдущее предприятие в мире. история человека.

    Маршалл отреагировал на такую ​​демагогию безразлично: «Если мне придется объяснять здесь, что я не предатель Соединенных Штатов, я вряд ли думаю, что это того стоит». Что касается более серьезного вопроса о том, мог ли альтернативный подход предотвратить победу Мао и, возможно, направить Китай на путь либеральной демократии, он, похоже, не вызывает глубоких сомнений. Даже нескольких сотен тысяч американских войск было бы недостаточно для гарантии успеха, и это отвлекло бы скудные ресурсы из «более жизненно важных регионов», таких как Западная Европа, где у Соединенных Штатов была «разумная возможность встретить или помешать войне». Коммунистическая угроза.

    «Потеря» Китая могла быть неизбежной, по крайней мере, хоть что-то близкое к приемлемой цене для Соединенных Штатов, но все же это была трагедия. Поскольку Китай продолжает набирать богатство и власть, а его политическая система превращается в единоличную диктатуру, кажется, что заключительные главы этой трагедии еще не написаны.

    Миссия невыполнима | Автор: Родерик Макфаркуар

    Джордж Лакс / Life Picture Collection / Getty Images

    Генерал Джордж К.Встреча Маршалла с Чанг Чуном и Чжоу Эньлаем, около 1946 г.

    Имя Джорджа К. Маршалла, одного из шести американских генералов современной армии, неразрывно связано с планом Маршалла, который имел решающее значение для восстановления Западной Европы после разрухи Второй мировой войны. Когда он выступал на открытии Гарвардского университета в июне 1947 года после получения почетной степени, Маршалл, тогдашний госсекретарь, сделал европейцам предложение экономической помощи, но только в том случае, если они придумали план. Президент Гарварда Джеймс Б. Конант и другие участники не до конца осознали, что они услышали то, что Генри Киссинджер назвал «историческим поворотом в американской внешней политике». Но министр иностранных дел Великобритании Эрнест Бевин ухватился за эту идею и вместе со своим французским коллегой Жоржем Бидо инициировал западноевропейскую инициативу, в то время как Сталин отказал контролируемым Советским Союзом странам Восточной Европы в праве на участие. Президент Трумэн подписал этот план в качестве закона в апреле 1948 г. не удалось предотвратить гражданскую войну.Миссия Маршалла в Китай занимает важное место в запутанной послевоенной истории китайско-американских отношений, 1 , но не была полностью изучена даже в этой области. 2 Теперь он был блестяще описан и подробно описан Дэниелом Курц-Феланом, исполнительным редактором журнала Foreign Affairs , который, кажется, проконсультировался со всеми соответствующими первичными и вторичными источниками.

    Учитывая тот вес, который был придан миссии Маршалла, отрезвляет осознание того, что она была не результатом тщательного стратегического планирования, а вдохновенным ответом на потенциальную внутриполитическую проблему, вызванную Патриком Херли, непостоянным и своенравным американцем. посол в Китае.Вернувшись в Вашингтон для консультаций, Херли 26 ноября 1945 года сказал госсекретарю Джеймсу Бирнсу, что хочет уйти в отставку, но Бирнс отказался передать это президенту; он думал, что убедил Херли вернуться в Китай, чтобы продолжить неблагодарную задачу — попытаться сохранить мир между Националистической партией Чан Кайши и коммунистами Мао Цзэдуна. Бирнс намеревался передать хорошие новости кабинету министров, когда оно собралось за обедом 27 ноября, но когда Трумэн прибыл, он размахивал телетайпом с отчетом о речи Херли, произнесенной перед Национальным пресс-клубом, в которой он обвинял «профессиональных иностранцев». услуга »перехода на сторону китайских коммунистов.Херли утверждал, что «значительная часть нашего госдепартамента пытается поддержать коммунизм в целом, а также в частности в Китае». И это было до того, как Джозеф Маккарти стал сенатором, который травил красных.

    Трумэн знал, что его политические оппоненты ухватятся за взрыв Херли. В ходе последовавшей дискуссии в кабинете министров решение было предложено главным образом секретарем по сельскому хозяйству: почему бы не заменить Херли человеком, «обладающим неоспоримым внепартийным авторитетом», генералом Маршаллом? Трумэн ухватился за эту идею.Накануне он наградил Маршалла наградой по случаю его ухода из армии, но он знал, что Маршалл был человеком долга. Когда он позвонил ему после обеда, Маршалл просто сказал: «Да, господин президент». 3

    Маршаллу было нелегко спланировать миссию. В начале декабря 1945 года комитет Конгресса допросил его о готовности нации ко времени Перл-Харбора. Он выдержал двадцать четыре часа допроса в течение шести дней. Тем временем Госдепартамент и военное ведомство сотрудничали в разработке руководящих принципов миссии, и Маршалл присоединялся к ним, когда мог. Цель была ясна: предотвратить гражданскую войну, убедив националистов и коммунистов «собраться вместе». Американцы поддерживали Чан Кайши, настаивая на том, чтобы японцы передавали свое оружие только его силам, и 50 000 американских морских пехотинцев были доставлены в Китай для охраны важнейших пунктов на севере Китая, которые в противном случае могли попасть в руки коммунистов. В долгосрочной перспективе беспокоило то, в какой степени советские войска, оккупирующие Маньчжурию, передадут японское оружие своим китайским коммунистическим товарищам.Тем не менее, никто не был готов подумать об отправке американских войск для поддержки Чанга, если разразится гражданская война, и «никто, кроме Маршалла, не хотел тратить много времени на размышления о неудаче».

    Маршалл провел неделю, путешествуя по островам в Китае, приземлившись в Шанхае и на следующий день отправившись в националистическую столицу Нанкин, где его встретили Чан и Сун Мей-лин, его жена, получившая образование в Уэллсли, грозная и известная фигура в мире. ее собственное право. Маршалл был знаком с Китаем и его обычаями, поскольку в 1920-х годах провел три года в Тяньцзине в качестве офицера пехоты, его полк дислоцировался там для защиты американских интересов; он даже выучил китайский язык достаточно, чтобы читать и говорить со скромной беглостью.Но во время его многочисленных встреч с Чиангом в год, когда продолжалась его миссия, г-жа Чан выступала в качестве переводчика. Маршалл сказал Чангу, что американцы тепло относятся к его правительству и надеются, что он добьется успеха, но предупредил, что дальнейшая поддержка США потребует от националистов и коммунистов достижения урегулирования. Чан поклялся искать политическое решение, пока коммунисты готовы отказаться от своих армий. Маршалл обнаружил, что этот вопрос обрекает его миссию.

    Маршалл отправился в Чунцин, военную столицу Чанга, где он основал свою штаб-квартиру, проводя первые дни, просто слушая, отказываясь делать заявления. 4 Он нанял больше сотрудников, и все они трепетали перед ним. Через десять дней у него был план. Он создаст комитет из трех человек, состоящий из него самого, высокопоставленного националиста, которого назначит Чан, и Чжоу Эньлая, коммунистического связного с националистами и будущего премьер-министра Китайской Народной Республики. Комитет будет действовать только на основе единогласия. Впервые оно собралось 7 января 1946 года в Happiness Gardens, доме и штаб-квартире Маршалла. Старшим националистом оказался Чан Чун, одноклассник и близкий друг Чанга, а затем губернатора провинции Сычуань, где находился Чунцин; ему также суждено было стать премьер-министром, пусть ненадолго, с 1947 по 1948 год.

    Первым делом Маршалла было добиться соглашения о соглашении о прекращении огня, которое он подготовил. Он провел двух своих коллег по тексту строка за строкой. По прошествии трех часов первого дня было решено прекратить боевые действия. Но на следующий день возникла серьезная проблема: было решено, что националистические силы должны быть перемещены, чтобы утвердить контроль, и Чжоу уступил Маньчжурию, потому что Сталин пообещал это Чангу; но Чжоу отказался оставить две провинции, граничащие с Маньчжурией, в то время как Чан Чун утверждал, что националистические войска имеют право войти в них.Маршалл рано закончил сессию и пошел к Чангу.

    Курц-Фелан особенно хорошо умеет использовать свои различные источники, чтобы воплотить личность Маршалла в жизнь и описать ее благоприятное влияние на людей, которые работали с ним в миссии в Китае. В частности, для Чанга Маршалл был долгожданным изменением от горького презрения, проявленного его бывшим начальником штаба генерала Джозефа Стилуэлла, и театральной игрой посла Херли, которого националисты прозвали «большим ветром». Во время своей первой встречи с Чиангом Маршалл был откровенен, но почтителен, и Чан был рад, что американец взял на себя обязательство «давать советы только мне».Это помогло Маршаллу убедить Гимо — как генералиссимуса Чанга называли его жена и почти каждый американец, — что ему нечего бояться в том, чтобы держать свои войска подальше от двух спорных провинций: они не уступали, просто оставил для дальнейшего обсуждения, и Чжоу уступил Маньчжурию и согласился начать переговоры о приведении коммунистических армий под контроль националистического правительства. Кроме того, декларация мира станет прекрасным началом для многопартийной конференции по политическому будущему Китая, к которой Чан Чан выступит на следующий день.В полночь, после двухчасового обсуждения, Чан уступил. Рано утром следующего дня в Садах счастья Чжоу и Чан Чун подписали перемирие на глазах у фотографов, вызванных Маршаллом.

    Но все, что было достигнуто, сказал Маршалл своим двум коллегам, — это «пауза для размышлений». Он уже решил, как использовать эту паузу. На следующий день после подписания бригадный генерал из своего штаба основал в пекинском отеле новый орган, Исполнительный штаб, во главе с тремя старшими комиссарами, одним американцем, одним националистом и одним коммунистом.Этому органу было поручено обеспечить соблюдение режима прекращения огня путем отправки групп из трех человек — опять же по одному представителю от каждой из трех сторон — для урегулирования споров и прекращения нарушений, действуя на основе консенсуса, но с участием американца. стул.» Маршалл призвал сто американских полковников в возрасте от сорока двух до пятидесяти восьми лет для работы в Исполнительном штабе для этих операций. Он посоветовал им обеспечить своих китайских коллег по работе куртками, носками и рукавицами, потому что это сделает их друзьями на всю жизнь.

    Позже в феврале Комитет трех вылетит на самолете Маршалла в Пекин для проверки административного штаба. Затем, в сопровождении старших комиссаров, они объехали всю страну, чтобы проверить работу групп по перемирию, поздравить успешных и выступить посредниками в проблемных областях. Маршалла встретили табличками, называвшими его «Самый справедливый друг Китая», «Первый лорд полководцев» и «Бог войны мира». Они посетили Яньань, чтобы Маршалл мог встретиться с Мао и похвалить его за его роль в установлении мира в Китае.Мао поблагодарил Маршалла за его усилия и пообещал придерживаться договоренностей, которые он заключил. Несмотря на теплый прием, после визита Маршалл в частном порядке признал, что нашел Мао загадкой.

    Джордж Лакс / Life Picture Collection / Getty Images

    Генерал Маршалл раздает автографы на Народной консультационной конференции, около 1946 года

    Маршалл надеялся, что «пауза» приведет к взаимной добросовестности и атмосфере, в которой могут возникнуть более сложные проблемы. быть решенным.Самой сложной проблемой из всех, писал он в частном порядке Трумэну, будет ввод коммунистических войск в националистические армии, что придется решать самим китайцам. Но вскоре после начала прекращения огня Чан предложил создать военный подкомитет Комитета трех, в котором Маршалл был представителем США. Чжоу Эньлай поддержал эту идею: «Это заставит нас прийти к соглашению». 5

    Однако политика была на первом месте: должно было быть соглашение о какой-то форме коалиционного правительства.Коммунисты были особенно заинтересованы в этом, потому что считали, что в мирной обстановке они всегда выиграют битву за народную поддержку против националистов. В день объявления перемирия Чан выступил на Политической консультативной конференции ( PCC ), собравшей тридцать восемь представителей всех политических убеждений, о свободе слова, собраний и печати, узаконивании политических партий и освобождение политических заключенных. Чжоу продолжил признание лидерства Чанга.

    Но достаточно скоро стало ясно, что переговоры не привели к каким-либо конкретным результатам, и вмешался Маршалл: «Он вручил Чангу проект билля о правах, процедуру разработки конституции и план временного коалиционного правительства — грубый план китайской демократии ». Чан чувствовал себя униженным, но Маршалл напомнил ему, что США не будут держать 100000 военнослужащих в Китае вечно, и после того, как поклялся американцам хранить в секрете происхождение этих идей, чтобы сохранить лицо, Гимо представил их версию в PCC. .Посоветовавшись с Мао и другими высокопоставленными коллегами в Яньани, Чжоу вернулся, чтобы заявить о поддержке коммунистами коалиционного правительства. У него была записка, подписанная Мао, в которой говорилось:

    Я очень ценю ваше честное и справедливое отношение в ходе переговоров и выполнения соглашения о перемирии. От имени Центрального комитета Коммунистической партии Китая я хочу выразить вам нашу глубочайшую благодарность.

    Несмотря на этот успех, Маршалл знал, что военное соглашение — создание национальной армии, объединяющей националистические и коммунистические войска — будет иметь решающее значение для установления мира: как сообщил ему подчиненный, «если это не сработает, все остальное будет. чистая иллюзия.Чан сказал Маршаллу, что убедить коммунистов отказаться от своих армий было бы все равно, что пытаться «договориться с тигром о его шкуре». Как указывает Курц-Фелан, то, что предлагал Маршалл, в корне противоречило практике Китая двадцатого века: армия больше не будет инструментом партии, а будет институтом демократии.

    В Комитете Трех Чан Чун был заменен генералом Чан Чжи-чжун, который работал в Яньани в качестве представителя националистов.Маршалл, которому не терпелось прийти к соглашению до того, как обсуждения кончились песками, был вынужден принять гораздо большее участие, чем он хотел. В течение недели ему удалось помочь разработать план, но он настаивал на том, что интеграция должна быть быстрой и полной. В частном порядке он предложил Чжоу план, согласно которому американцы создадут школу для обучения коммунистических войск современному военному делу, чтобы они не потеряли лицо при слиянии с националистами. Чжоу Эньлай вылетел в Яньань и вернулся с соглашением: в течение восемнадцати месяцев соперничающие армии сформируют единую силу, в которой националистов будет в пять раз больше коммунистов.

    25 февраля 1946 года соглашение подписали Чанг, Чжоу и Маршалл. После двадцати лет открытой войны или непрекращающейся вражды между националистами и коммунистами Маршаллу удалось добиться согласия обеих сторон на прекращение огня, политическое урегулирование и военное объединение чуть более чем за два месяца. Комитет трех отметил поездкой по Китаю, где они получили столько тостов ( ganbei ), что их поездка стала известна как кругооборот ganbei .К сожалению, оптимизм длился недолго.

    С каждой стороны китайского раскола всегда были сторонники, враждебно настроенные по отношению к реформам, которые Маршалл заставлял принять Чан и Мао. Консервативные националисты опасались потери статуса, власти и богатства; Мао был готов принять объединение, но не уничтожение. Сам Маршалл был особенно обеспокоен продолжающимся присутствием советских войск в Маньчжурии, которые грабили фабрики, созданные японцами.Американцы стремились помешать Советам контролировать северный Китай с помощью коммунистов. Чан Кайши волновался, что Советская армия может передать японское оружие коммунистическим войскам в этом районе и таким образом помешать ему взять под контроль важную часть своей страны.

    Что оставалось неясным, так это то, в какой степени все эти опасения сдерживались просто силой репутации и личности Маршалла. Как сказал один из помощников, «присутствие Маршалла — это то, что объединяет Китай.Генерал Альберт Ведемейер, хорошо знавший Китай, согласился: «Постоянство его достижений … в моем понимании зависит от его физического присутствия». Правдивость этих суждений была раскрыта, когда Маршалл уехал в США 11 марта 1946 года, чтобы укрепить поддержку широкой американской помощи, чтобы помочь Китаю встать на ноги. За тот короткий месяц, который он провел в отъезде, он получил сообщения от своих сотрудников в Китае о том, что как политическая демократизация, так и военная демобилизация остановлены. Чан и коммунисты осуждали друг друга.Маршалл принял совет своих сотрудников в Китае не объявлять о пакете помощи, пока он не сможет использовать его, чтобы образумить обе стороны.

    Но волна оптимизма со всех сторон в отношении того, что ситуация изменится, когда он вернется, вскоре отступил. Вернувшись в Чунцин 18 апреля 1946 года и получив информацию о том, что произошло в его отсутствие, Маршалл охарактеризовал ситуацию как «полностью вышедшую из-под контроля». Дань тщательности книги Курц-Фелана то, что он посвящает более половины ее мрачным девяти месяцам, последовавшим за возвращением Маршалла.

    Возникает вопрос: почему Маршалл продержался так долго после того, как его три тщательно разработанных соглашения распались? Было ли это его чувство долга, его часто выражаемое понимание того, что гражданская война станет большим бедствием для китайского народа? Было ли его близкое знакомство с Чан Кайши и Чжоу Эньлаем обманом заставило его думать, что он может снова убедить их в правильности сделанных им предложений? Разве он просто разделял вашингтонский консенсус в отношении того, что Советский Союз не должен попадать в Китай, что означало поддержку националистов, хотя и не до такой степени, что они участвовали в гражданской войне на их стороне? Или в этом была замешана его гордость: как он, который был инициатором победы в мировой войне, не смог предотвратить гражданскую войну в стране, сильно зависящей от щедрости США? Как прокомментировал один из его наиболее проницательных помощников: «Никогда прежде он не терпел поражений, поэтому он еще не может заставить себя признать, что потерпел неудачу на этот раз.

    Какими бы ни были мотивы Маршалла, он оставался в Китае до января 1947 года и упорно трудился, чтобы спасти ситуацию. Чан был полон решимости наконец доставить коммунистам coup de grâce , которые ускользнули от него десятью годами ранее. Коммунисты были воодушевлены большей готовностью Советского Союза помочь им японским оружием. Усилились боевые действия, особенно в Маньчжурии. В своей пропаганде обе стороны проявляли все большее нетерпение и даже враждебность по отношению к американцам.Некоторым китайцам победившие освободители начинали казаться оккупационной армией. Произошли столкновения, и некоторые американские солдаты были убиты коммунистическими войсками.

    Маршалл, наконец, решил прекратить работу в начале декабря 1946 года, но он держал дату своего отъезда в секрете, пока он почти месяц готовил прощальное послание, которое он опубликовал накануне отъезда. В нем он охарактеризовал китайских националистов, которые упорно сопротивлялись его идее коалиционного правительства, как «доминирующую группу реакционеров» и критиковал коммунистов за их «нежелание идти на справедливый компромисс».По словам одного из его помощников, «прощание Маршалла« чума для обоих ваших домов »заставляет китайцев колебаться между ошеломленным тишиной и мучительными криками». Маршалл надеялся, что, когда Трумэн назначит его госсекретарем по возвращении в Вашингтон — президент давно хотел сделать это назначение, и Маршалл, наконец, согласился, — влияние его заявления будет еще больше, что, возможно, отодвинет на второй план сторонников жесткой линии националистов.

    Националисты были ошеломлены, когда при открытии Гарварда было объявлено о ростке плана Маршалла.Один из их сторонников в Вашингтоне, конгрессмен Уолтер Джадд, заявил о двойных расистских стандартах; должен быть план Маршалла и для Китая. Маршалл оказал частичную помощь и позволил националистам захватить склады американского оружия в Китае.

    По мере эскалации гражданской войны в Китае в 1948 году Чан возлагал свои надежды на широко ожидаемую победу республиканцев на президентских выборах в США и дружеские послания, полученные им в ходе кампании Томаса Дьюи. Наконец-то, по крайней мере, он будет освобожден от бремени Трумэна и Маршалла.Когда огорченная победа Трумэна разбила его надежды, он отправил свою жену в США, чтобы в последний раз просить Маршалла об увеличении помощи, но этого не произошло. В любом случае Маршалл решил уйти в отставку в начале второго срока Трумэна, передав свой пост Дину Ачесону, хотя это не избавило его от ругательств в «Кто потерял Китай?» фурор, охвативший США после неожиданной победы коммунистов в 1949 году. Даже сенатор-республиканец Артур Ванденберг, ведущий сторонник двухпартийности во внешней политике, сказал, что такая двухпартийность неприменима к Китаю, хотя он хотел избежать любой критики Маршалла.Решение Ачесона выпустить официальный документ, Отношения США с Китаем, , объясняющий и оправдывающий политику администрации, только подлило масла в огонь.

    Под давлением Трумэн сделал роковой шаг: чтобы показать своим критикам, что он будет сопротивляться распространению коммунизма за пределы Китая, он выделил 10 миллионов долларов военной помощи французам для борьбы с коммунизмом в их колонии Вьетнам. Маршалл со стороны предостерег от того, чтобы «поддаться мгновенному политическому давлению на действия, которые, как мы позже выясним, были крайне нецелесообразны».Но к 1954 году, когда французы наконец признали свое поражение после битвы при Дьенбьенфу, американская помощь достигла почти 3 миллиардов долларов.

    Миссия Маршалла с самого начала была основана на двух принципах: США хотели, чтобы Чан продолжал оставаться лидером Китая, но они не участвовали на его стороне в гражданской войне против коммунистов. Когда Чан начал терять Китай, высказывались всевозможные предложения о том, как США могли бы прийти ему на помощь, некоторые из которых противоречили бы второму принципу миссии Маршалла.Тем не менее, даже генерал Дуглас Макартур, не известный своей осторожностью, как справедливо отмечает Курц-Фелан, сказал, что любому, кто выступает за отправку американских сухопутных войск в Китай, «следует проверить голову». Как сообщается, Маршалл убедил президента Эйзенхауэра ограничить участие США во Вьетнаме. Он умер за шесть лет до того, как первые 3500 американских морских пехотинцев высадились в Дананге в 1965 году, когда Вьетнам уже превратился в войну Америки. Маршаллу, возможно, и не удалось предотвратить гражданскую войну в Китае, но он, по крайней мере, предотвратил превращение Китая в войну Америки.

    Атака

    на китайскую миссию (1900) — Атака на китайскую миссию (1900) — Обзоры пользователей

    Прежде всего следует прояснить, что «Атака на китайскую миссию» сегодня не существует полностью. По данным Британского института кино (BFI), выживает чуть меньше половины. Первоначально это было 230 футов и, как сообщается, около 4 минут, что было сравнительно большим сроком в то время, когда большинство снимков представляли собой одиночную сцену продолжительностью около минуты. Кроме того, на DVD были доступны два разных отпечатка или версии, и ни один из них не является таким полным, как тот, который есть на своем веб-сайте BFI (кстати, с ограниченным доступом).«Атака на китайскую миссию» представляла собой четырехсерийный фильм, и версия на веб-сайте включает все четыре кадра, хотя и в сокращенном виде. Версия, доступная в фильмах Кино «Начало фильмов» и «Примитивы и пионеры» BFI (версия, на которой, кажется, основано большинство предыдущих комментариев), является лишь вторым кадром фильма. Трехкадровая версия (финальный кадр отсутствует) показан в программе «Тихая Британия».

    Историк Джон Барнс («Начало кинематографа в Англии») сказал: «Это один из ключевых фильмов в истории кинематографа, в нем содержится наиболее развернутое повествование из всех фильмов, снятых в Англии до того времени.«Из моих исследований раннего кино выясняется, что в конце 1900 года двумя наиболее новаторскими направлениями в развитии повествовательного кино были студия Жоржа Мельеса и Англия (то есть режиссеры Р. В. Пол, Г. А. Смит и, с этим фильмом, , Джеймс Уильямсон). Мельес, однако, не исследовал непрерывность кадров внутри сцен, хотя он сделал некоторые из самых ранних многосерийных сюжетов, в том числе «Золушку», «Дело Дрейфуса» (оба 1899 г.) и «Жанна д’Арк». «(1900). Кажется, что непрерывность множества кадров внутри сцен была изобретена в Англии — по крайней мере, в отношении художественных сюжетов.Пол «Давай, делай!» (1898) — это самый ранний из известных мне двухсерийных художественных фильмов, в которых действие продолжается в пространственно разделенных местах и ​​точках обзора камеры. В 1900 году Смит продюсировал фильмы «Как видно в телескоп» и «Бабушкин стакан для чтения», оба фильма которых содержат крупные планы во внешнем установочном кадре. Здесь фильм Уильямсона может быть еще более продвинутым.

    На первом кадре «Атаки на китайскую миссию» показаны китайские «боксеры», прорывающиеся через ворота, на которых напечатана вывеска «Станция миссии».Некоторые из них приседают и стреляют, прежде чем идти дальше. Положение камеры снаружи ворот, что показывает их спины.

    Второй снимок — дом миссии — миссионеры реагируют и готовятся к бою: мужчина получает оружие, а женщины прячутся внутри. Второй кадр заканчивается мужской миссионерской борьбой с боксером и женщиной, размахивающей платком с балкона. Как и во всех положениях камеры, это стационарный длинный снимок, поставленный в глубину. (Предполагаемый седой китаец с усами, который борется с миссионером и немного машет мечом, на короткое время поворачивается к камере, чтобы увидеть его спереди в начале кадра, показывая, что он явно не китаец.Скорее всего, никто из актеров не был.)

    Третий кадр, опять же, перед воротами, но на этот раз это первый снимок фильма под обратным углом. Итак, мы сейчас внутри ворот, и камера показывает лицевые стороны синих курток (на самом деле, некоторых местных моряков), когда они приходят на помощь миссионерам. Некоторые из них также приседают и стреляют, прежде чем идти дальше.

    Последний снимок является продолжением второго снимка с той же позиции камеры. Голубые куртки спасают положение, в том числе офицер, сбегающий с миссионеркой на лошади.

    Кажется, нет никаких документальных свидетельств того, что Уильямсон имел в виду ввести зрителей в заблуждение, заставив думать, что это были действительные (или документальные) кадры настоящего восстания боксеров (в сохранившихся описаниях каталогов, которые я видел, не упоминается, была ли это постановка или нет). Более того, Барнс цитирует 11 сцен Мельеса «Дело Дрейфуса», в которых также воссозданы сцены из современных новостей, как повлиявший на то, что Уильямсон сделал это. Сегодня, по крайней мере, ясно, что Уильямсон поставил эту постановку в Хоуве, Англия.Кроме того, похоже, что это не основано на каком-либо конкретном реальном происшествии боксерского восстания. Еще одно примечание: этот фильм не следует путать с фильмом производства Mitchell & Kenyon и распределенным фильмом Wrench & Son, который иногда указывается под тем же или аналогичным названием и в том же году, что и этот отдельный фильм Уильямсона. Этот фильм не имеет большого исторического значения, он короче и, вероятно, состоит только из одного кадра; это тоже, вероятно, потеряно.

    Помимо того, что это ранний многосерийный фильм с непрерывным движением кадров, «Атака на китайскую миссию» Уильямсона, возможно, является первым фильмом, в котором используется съемка с обратным углом и краткая поперечная резка (непрерывность: A / B / обратный угол A / B).Вдобавок производственные показатели для 1900 года несколько продуманы: пара десятков актеров, костюмы и оружие, а также большое количество дыма от фальшивой стрельбы. Это веха в истории кинематографа.

    5 из 5 считают эту информацию полезной. Был ли этот обзор полезным? Войдите, чтобы проголосовать.
    Постоянная ссылка

    Незаконченная война Джорджа Маршалла, 1945–1947

    Мишель Гэвин, старший научный сотрудник CFR Ральфа Банча по изучению политики в Африке, ведет беседу по африканской политике и вопросам безопасности. ФАСКИАНОС: Добро пожаловать на сегодняшнюю сессию серии академических веб-семинаров CFR осень 2021 года. Я Ирина Фаскианос, вице-президент по национальной программе и связям с общественностью CFR. Сегодняшнее обсуждение записано, а видео и стенограмма будут доступны на нашем веб-сайте cfr.org/academic. Как всегда, CFR не занимает институциональных позиций по вопросам политики. Мы рады видеть сегодня с нами Мишель Гэвин, чтобы поговорить об африканской политике и проблемах безопасности.Посол Гэвин — старший научный сотрудник CFR Ральфа Банча по исследованиям политики в Африке. Ранее она была управляющим директором Африканского центра, многопрофильного учреждения, занимающегося углублением понимания современной Африки. С 2011 по 2014 год она работала послом США в Ботсване и представителем США в Сообществе по вопросам развития стран юга Африки, а до этого она была специальным помощником президента Обамы и старшим директором по Африке в Совете национальной безопасности.А до прихода в администрацию Обамы она была научным сотрудником по международным делам и помощником по Африке в CFR. Так что мы так счастливы, что она снова в наших рядах. Итак, Мишель, большое спасибо за то, что были с нами. Мы только что видели, что госсекретарь США Энтони Блинкен совершил поездку в Африку. Может быть, вы могли бы начать с разговора о стратегических рамках, которые он изложил в этой поездке, а затем мы совсем недавно — с новым вариантом Omicron — увидели запрет на поездки, наложенный на несколько африканских стран, и что это означает для стратегических видение, которое он выложил.ГЭВИН: Конечно. Спасибо. Что ж, большое спасибо за приглашение присоединиться к вам сегодня. И я посмотрел состав. В этом Zoom столько удивительных знаний и опыта. Я действительно с нетерпением жду обмена и вопросов. Я знаю, что буду учиться у всех вас. Но, может быть, просто для начала, чтобы немного поговорить о поездке госсекретаря Блинкена, потому что я думаю, что во многих отношениях его усилия как бы переосмыслить взаимодействие США на континенте, пытаясь уйти от такого рода бинарных линз соперничества крупных держав, которые Администрация Трампа использовала полезную информацию, но она также выявляет множество проблем, с которыми в настоящее время сталкиваются политики, сосредоточившие свое внимание на Африке.Таким образом, он попытался перезагрузить отношения в контексте партнерства, чистого признания африканских приоритетов и африканского участия в определении того, какие партнеры по развитию интересны Африке, какие партнеры в области безопасности. Я считаю, что это очень полезное упражнение. Затем он как бы промелькнул, поскольку каждый чиновник должен делать эти громкие формулировки заявлений как своего рода широкие области взаимодействия и сотрудничества, и он говорил об увеличении торговли, что, конечно, интересно прямо сейчас, когда AGOA скоро закроется, совместная работа по борьбе с пандемическими заболеваниями, особенно с COVID, совместная работа по изменению климата, где, конечно, Африка несет больше последствий, чем многие другие регионы мира, при этом вносит гораздо меньший вклад в проблему, работая вместе над демократическим откатом и авторитарным характером всплеска, который мы наблюдали по всему миру, и, наконец, совместной работы по обеспечению мира и безопасности.Итак, эта огромная повестка дня, и я думаю, что интересно и во многих отношениях его поездка прояснила, что очень трудно добраться до первых четырех пунктов, когда последний, элемент мира и безопасности, находится в хаосе. И посмотрите, очевидно, Африка — большой континент. Все мы, кто когда-либо участвовал в этих разговорах об Африке, всегда… всегда пытаемся заявить об отказе от ответственности, верно, что не может быть ни одной африканской истории. На этом невероятно разнообразном континенте никогда ничего не происходит.Но дело в том, что перспективы мира и безопасности на континенте действительно в плохой форме, верно. Итак, секретарь побывал в Кении, Нигерии и Сенегале. В заголовках о его поездке действительно преобладали беспорядки на Африканском Роге, которые мы наблюдаем прямо сейчас. Итак, у вас есть гражданский конфликт в Эфиопии, который невероятно дорого обошелся этой стране с точки зрения жизней, с точки зрения их экономических перспектив, характеризовался зверствами и военными преступлениями.И, я думаю, сейчас большинство наблюдателей очень обеспокоены целостностью эфиопского государства, его способностью сохраняться. Независимо от того, что произойдет сегодня, завтра или на следующей неделе, очень трудно увидеть прочное и устойчивое военное решение этого конфликта, и стороны, похоже, действительно не готовы к серьезным политическим переговорам. Но, конечно, дело не только в Эфиопии. Это Судан, где мы стали свидетелями того, как хрупкое военно-гражданское переходное правительство было полностью захвачено военной стороной этого уравнения в результате государственного переворота, который на самом деле был отвергнут многими суданскими гражданами, которые все еще находятся на улицах даже сегодня, пытаясь подтолкнуть выступают против идеи военного превосходства в их переходный период и в последующий период, и их встречают насилием и запугиванием.И перспективы там весьма тревожные. У вас пограничные столкновения между Эфиопией и Суданом. У вас избирательный кризис в Сомали. Итак, Хорн, как вы знаете, выглядит очень, очень трудным районом. И, конечно же, всех беспокоят последствия для Кении и самой Восточной Африки, учитывая повстанческое движение в Мозамбике, которое не раз затрагивало соседнюю Танзанию, эти взрывы в Уганде и ощущение нестабильности там. Картина представляет собой один из множества кризисов, ни один из которых не предполагает простых решений или чисто военных решений.А потом у вас есть метастазирующая нестабильность по всему Сахелю, верно, и опасение, что все больше и больше государств станут жертвами крайне тревожной нестабильности и очень дорогостоящего насилия. Итак, у нас огромная повестка дня в области безопасности, и мы просто — мы все знаем об основных фактах, что очень трудно добиться прогресса в партнерстве в поддержку демократического управления в разгар конфликта. В таких обстоятельствах очень сложно объединить усилия для решения проблемы изменения климата или борьбы с пандемией.Так что я думаю, что это действительно сложная картина. И просто чтобы натянуть пару этих нитей, по вопросу отказа от демократии, стремления администрации Байдена укрепить солидарность между своего рода единомышленниками, чьи демократии могут принимать разные формы, но которые покупаются на базовый набор демократических ценностей, это неоспоримо. что тенденции в Африке вызывают беспокойство в течение некоторого времени, и мы действительно видим много таких демократических авторитарных государств, этих государств, где вы получаете некоторую форму, некоторую театральную форму демократии, особенно в форме выборов , но у граждан нет реальной возможности привлечь к ответственности правительство.На самом деле это не своего рода демократический процесс, управляемый спросом, который часто заключается в этих выборах, и есть опросы, верно, которые предполагают, что это отвлекает людей от демократического управления в целом, верно. Если то, что вы понимаете под демократическим управлением, является фиктивными выборами, вы знаете, через регулярные промежутки времени, в то время как вами по-прежнему управляет группа лиц, которые на самом деле не связаны с электоратом, верно, и защищают очень небольшой набор интересов. , то неудивительно, что энтузиазм немного ослабевает.Дело не в том, что другие формы правления обязательно выглядят хорошо для африканского населения, но я думаю, что это заметно в некоторых опросах Афробарометра в местах, где вы этого не ожидали, верно, например, в Южной Африке, где люди так много жертвовали ради демократии. , и вы действительно видите реальное снижение энтузиазма по поводу этой формы управления. Так что впереди еще много работы. Последнее, только потому, что вы упомянули об этом в последних новостях об этом новом варианте, варианте Omicron — я могу сказать это неправильно.Это может быть Омикрон. Возможно, кто-нибудь меня поправит. И своего рода быстрый политический выбор, заключающийся в введении запрета на поездки в ряд южноафриканских стран. Так что я действительно думаю, что в контексте этой пандемии, которая была экономически разрушительной для континента, когда глобальный экономический спад произошел и для африканцев, но у вас были правительства с очень ограниченным фискальным пространством, чтобы попытаться компенсировать боль для своего населения. Вдобавок у вас были проблемы неравенства в отношении вакцин, правильно, когда просто слишком долго требовалось слишком много времени, чтобы получить доступ к вакцинам для многих африканских групп населения — во многих местах этого все еще недостаточно — и своего рода ощущение, что сделка изначально была предложена в форма COVAX на самом деле не была тем, что произошло — вы знаете, ощущение приманки и переключателя — это похоже на то, что похоже на пренебрежение к африканским жизням.И хотя я действительно сочувствую — раньше я работал в правительстве, и когда вы это делаете, становится совершенно ясно, что ваша первая ответственность — безопасность американского народа — эти запреты на поездки как бы вписываются в повествование, верно, о козлах отпущения, о пренебрежении к Африканская жизнь, которая, я думаю, будет ужасно усложнять, чтобы это новое переосмысление уважения и партнерства, верно, действительно нашло отклик. И я хотел бы просто отметить, как бывший посол США в Ботсване, что ученые в лаборатории в Габороне и ученые в Южной Африке, которые проводили секвенирование и помогли предупредить мир об этом новом варианте, правильно, сделали нам всем огромная услуга.Совершенно непонятно, зародился ли этот вариант на юге Африки, правда. Мы знаем, что сейчас он существует на всех континентах, кроме Антарктиды. Мы знаем, что образцы, взятые в Европе до того, как эти открытия были сделаны в южной части Африки — только что проверенные позже, — показали, что вариант уже существовал. Поэтому довольно сложно объяснить, почему именно южноафриканцам запрещен въезд в страну. Знаете, я думаю, это прискорбно. Существуют и другие политики, которые можно применять в отношении тестирования, в отношении требований карантина.Так что я оставлю это там. Я не специалист в области общественного здравоохранения. Но я думаю, что это — я рад, что вы подняли этот вопрос, потому что я думаю, что эти вещи действительно находят отклик и отражают то, как Соединенные Штаты понимают на континенте. Они информируют о том, как африканцы понимают глобальные институты и вид глобального управления, чтобы отражать или не отражать их заботы и интересы. И если администрация Байдена хочет партнеров в этом понятии демократической солидарности и партнеров в попытках восстановить своего рода международные институты, ощущение глобального порядка, основанный на нормах подход к многосторонним вызовам, основанный на правилах, добиться этого будет сложно. африканское участие, которое абсолютно необходимо для достижения этих целей, когда такого рода проблемы продолжают создавать впечатление, что об Африке думают второстепенно.ФАСКИАНОС: Большое спасибо, Мишель. Для нас это был действительно отличный обзор. Итак, теперь мы хотим обратиться ко всем вам. Вы можете поднять руку — нажмите на значок с поднятой рукой, чтобы задать вопрос — и когда я узнаю вас, пожалуйста, включите звук и укажите свою принадлежность. В противном случае вы можете отправить письменный вопрос в поле для вопросов и ответов, а если вы все же зададите вопрос, скажите, в каком учреждении вы работаете, чтобы я мог прочитать его и идентифицировать вас должным образом и — отлично. Наша первая поднятая рука сделана доктором.Шерис Джанай Нельсон. И позвольте мне просто сказать, «пользователь Zoom», не могли бы вы переименовать себя, чтобы мы знали, кто вы? Итак, доктор Нельсон, к вам. Q: Добрый день всем. Доктор Шерис Джанай Нельсон из Южного университета. Я профессор кафедры политологии. И вопрос, я думаю, у меня заключается в том, что мы знаем, что африканский народ имеет историю недемократического правления, верно? И когда мы смотрим на такое место, как Тунис, мы знаем, что одна из причин «арабской весны», что они были настолько успешными — хотя они часто считаются арабскими странами, они успешны, потому что там были принципы демократии, которые уже применялись в общество.Вопрос, который у меня есть, заключается в том, что в тех местах, где нет такого институционального понимания или даже — может быть, даже нет ценностей для согласования с демократией, безрассудно ли мы продолжать попытки поддерживать демократическое управление в качестве полной поддержки? по сравнению с попыткой взглянуть на гибрид суверенной ситуации, которая допускает, во многих отношениях, королевство, диктатора и так далее, с тогдашней демократической рукой? Большое спасибо. ГАВИН: Спасибо, доктор Нельсон.Это интересный вопрос, и я согласен с вами в той мере, в какой я думаю, что действительно интересно подумать о типах управления, предшествовавших в ряде африканских стран, особенно в доколониальную эпоху, правильно, и попытаться выяснить, как они потом найти выражение. Нет никаких сомнений в том, что, как вы знаете, колониализм не является хорошей пищей для демократии. В этом нет никаких сомнений. Но я бы сказал, что, вы знаете, несмотря на потерю веры в демократическое управление, которую мы наблюдали в некоторых опросах, вы знаете, очень последовательно в течение долгого времени вы видели, что африканское население, похоже, действительно хочет демократическое управление.Они хотят иметь возможность привлекать своих лидеров к ответственности. Они хотят, чтобы все соблюдали закон. Они хотят элементарной защиты своих прав. Итак, вы знаете, я не уверен, что есть какое-то общество, которое особенно не подходит для этого. Но я действительно думаю, что демократия проявляется во многих формах, и она всегда особенно сильна, когда в ней есть, знаете ли, какой-то исторический резонанс. Я также — вы знаете, если мы сейчас возьмем случай, подобный одной из последних абсолютных монархий в мире в ЭСватини, то вы увидите довольно стойкое гражданское движение, требующее большей ответственности и меньшей власти для монарха, большей защиты прав личности.Итак, вы знаете, я не — я думаю, что люди во многих случаях чувствуют разочарование и разочарование, и вы также видите это в энтузиазме, с которым были встречены несколько недавних переворотов в Западной Африке — вы знаете, люди выходят на улицы, чтобы отпраздновать, потому что они разочарованы существующим положением вещей. Они заинтересованы в переменах. Но очень редко вы увидите тогда стойкую поддержку, скажем, военной диктатуры или правительства, в котором доминируют военные. Поэтому я не уверен, что разочарование означает энтузиазм по поводу некоторых из этих моделей управления.Люди хотят, чтобы демократия работала намного лучше. ФАСКИАНОС: Спасибо. Я собираюсь ответить на следующий вопрос Люси Дандердейл Кейт. Q: Привет. да. Я Люси Дандердейл Кейт. Я из Университета Северной Каролины в Чапел-Хилл. Я хотел просто спросить вас о роли Африканского союза в этом, вы знаете, в частности, с администрацией Байдена, и подумав, вы знаете, о проблемах безопасности на Африканском Роге, которые вы упомянули. Куда вы видите, что мы идем, и какое вы видите там будущее? Спасибо.ГЭВИН: Конечно. Спасибо за этот вопрос. Я думаю, что Африканский союз, несмотря на все его недостатки — а вы знаете, найдите мне беспроигрышную многостороннюю организацию — на самом деле невероятно важен. Вы знаете, что для администрации Байдена, которая как бы закрепила позицию, что международные институты имеют значение и многосторонние институты имеют значение, они должны работать лучше, мы не можем противостоять угрозам, с которыми мы все сталкиваемся, без их функционирования, и им может потребоваться Чтобы их модернизировать или обновлять, но они нам нужны, тогда AU — действительно важная часть этой головоломки.И я думаю, вы знаете, прямо сейчас, например, в Эфиопии, что … это переговорщик Африканского союза, бывший президент Нигерии Обасанджо, который действительно играет ведущую роль в попытках найти хоть какой-то проблеск политического решения, и это было немного поздно с точки зрения активности АС по этому вопросу, и я думаю, что это был особенно сложный кризис для АС, отчасти из-за его штаб-квартиры в Аддисе и своего рода работы в среде СМИ и информации в Эфиопии, которая тот, который не создает много места для отклонения от позиции федерального правительства.Так что я думаю, что, в конце концов, верно, перспектива распада страны с населением в 110 миллионов человек, страны, которая раньше была экспортером безопасности, важным дипломатическим игроком в регионе, верно, подтолкнула АС к действиям. Но это было немного — более чем немного медленно. Но вы также видели довольно прямолинейную позицию в AU. Их реакция на военный переворот в Судане этой осенью была довольно решительной и ясной. Теперь такого рода новый переходный механизм, который кажется более приемлемым для большей части международного сообщества, чем для многих граждан Судана, — это то, что мы там плывем в более мутные воды.Но я думаю, что AU, знаете ли, это единственная игра в городе. Это важно, особенно в регионе Рога, где субрегиональная организация EGAD настолько невероятно слаба, что Африканский союз как средство африканского выражения основанного на правилах порядка, основанного на нормах, — вы знаете, на самом деле его успех невероятно важен для успех этой важнейшей внешнеполитической планки США. ФАСКИАНОС: Спасибо. Я возьму следующий письменный вопрос от Рами Джексона. В какой степени откат от демократии поддерживается внешними силами? Например, в Чаде был шанс для демократического движения, но французы поддержали сына Деби после того, как он был застрелен.ГЭВИН: Это отличный вопрос. Я думаю, что это, конечно, не тот случай, когда внешние партнеры или действующие лица всегда являются позитивными силами, верно, для демократического управления на континенте. В этом нет сомнений, и это могут быть Франция и Чад. Это могут быть российские махинации в ЦАР. Там много. Это могут быть некоторые из стран Персидского залива в Судане, верно, или Египет, которые кажутся очень довольными идеей военного господства и, возможно, некоторым гражданским украшением для этого перехода.Итак, вы правы, что внешние действующие лица — это своего рода важная часть головоломки. Вы знаете, я не думаю, что существует много ситуаций, когда есть единственный внешний субъект, способный полностью повлиять на направление правительства. Но, безусловно, бывают ситуации, когда один внешний субъект чрезвычайно силен. И снова Чад является прекрасным примером. И это то, с чем, я думаю, вы знаете, опять же, администрация, которая сделала так много своего доверия, полагая, что это что-то очень важное для них, вы знаете, придется иметь дело.И это колючая, правда. Во внешней политике всегда есть конкурирующие приоритеты. Иногда вам нужно выполнять важную работу с участниками, которые не разделяют ваших норм и ценностей, и это беспорядок, связанный с попытками сформулировать и интегрировать ценности во внешнеполитический портфель, который охватывает весь спектр, правильно, от проблем борьбы с терроризмом до экономических интересов. Но я думаю, что это трения, с которыми администрации и дальше придется бороться, вероятно, чуть более публично, чем администрация, которая не тратила много времени на разговоры о важности демократического управления.ФАСКИАНОС: Отлично. И я просто хочу упомянуть, что Рами учится в аспирантуре Сиракузского университета. Так что я пойду рядом с поднятой рукой Мохубаолу Олуфунке Окоме. Я знаю, что ты тоже написал свой вопрос. Q: Добрый день. Большое тебе спасибо. да. ФАСКИАНОС: Да. В: Я написал свой вопрос, потому что не мог придумать, как назвать себя по телефону. Знаешь, спасибо за презентацию. Когда я смотрю на демократию в Африке — я имею в виду, что это не первый поворот — и реакция людей, граждан на отступничество правительств — нет, — мне это кажется знакомым, потому что, как вы знаете, в 1960-х годах — с 1960-х были похожие отзывы.Люди остались недовольны. Они снова и снова приветствовали авторитарные правительства, потому что правительство, за которое они голосовали за сфальсифицированные выборы, также было авторитарным и клептократическим. Так что же изменилось сейчас, где преемственность и что на самом деле изменилось с демократией? Другое дело COVID — управление ситуацией с COVID. Я также вроде как вижу — думаю, я согласен с вами. То, как обращаются с Африкой, кажется очень знакомым — понимаете, с пренебрежением, с неуважением, как будто жизни людей там не имеют большого значения.И что на самом деле нужно сделать, чтобы изменить — потому что, вы знаете, если пандемия, которую невозможно остановить стенами и границами, не провоцирует изменений, что нужно предпринять, чтобы изменить образ мировой политики — мировая политика и ее управление сделано? ГЭВИН: Фантастические вопросы и те, о которых, я думаю, мы могли бы поговорить на недельной конференции. Но я начну с самого начала и приму удар. Думаю, вы абсолютно правы. Когда дело доходит до управления на континенте, были эти интересные циклы, и я думаю — когда я думаю о том, что немного отличается от того, что мы видели, скажем, ближе к концу 60-х, я думаю, что это пара вещей.Один из них — геополитический контекст, верно. Поэтому я надеюсь, что то, что мы не делаем, является своего рода повторением этого биполярного мира, в котором мы заменяем авторитарную модель развития Китая советской коммунистической моделью и сидим здесь, по другую сторону, и, знаете, пытаемся манипулировать другими странами в тот или иной лагерь. Я не думаю, что мы на этом закончили, и я думаю, что администрация Байдена изо всех сил пытается не войти в эти воды. Так что я думаю, что геополитический контекст немного другой.Я также думаю, вы знаете, что то, где находится так много африканских государств, — с точки зрения масштаба их существования в качестве независимых образований, это важное различие, верно. Так что я думаю, что в ближайшую постколониальную эпоху, для очень многих правительств фундаментальной основой их легитимности было не быть колониальным администратором, не быть марионеткой какой-то внешней силы и так, вы знаете, Легитимность пришла от освобождения, от независимости. В местах, где происходили ужасные конфликты, иногда легитимность исходила из, вы знаете, обеспечения некоторой степени безопасности в давней небезопасной ситуации.Итак, вы знаете, посмотрите — я думаю, именно здесь президент Мусевени получил большую легитимность в конце 80-х и в 90-е годы. И я думаю, что, вы знаете, теперь, когда у вас есть это очень значительное молодое население, чей жизненный опыт не из тех, что были когда-либо до обретения независимости, вы знаете, они ищут предоставления услуг, верно. Они ищут возможности. Они стремятся создать рабочие места, и я думаю, что легитимность во все большей степени будет зависеть от способности выполнять эти приоритеты.И поэтому я действительно думаю, что это тоже немного отличает ландшафт управления, различные представления о том, откуда берется легитимность управления. И, знаете, я думаю, что это может проявляться по-разному. Но если бы мне пришлось попытаться ухватиться за эту интересную идею о том, что изменилось, это то, что мне пришло в голову. В этом, вы знаете, невероятно важном вопросе о том, что нужно сделать, чтобы признать африканские государства равноправными игроками, а африканские жизни — столь же ценными, как и все остальные, я действительно думаю, что по мере того, как мир продолжает бороться с эта пандемия и другие проблемы, которые могут быть решены только глобально, например, изменение климата, со временем заставят задуматься и переосмыслить, какие государства являются важными, а какие нет.Вы знаете, мне интересно, это абсолютно верно, что, не двигаясь энергично, чтобы гарантировать, что весь мир имеет доступ к вакцинам, самые богатые страны создали возможности для появления новых мутаций. Я не решаюсь сказать это в некотором смысле в этом контексте, потому что это звучит так, как будто я уверен, что они пришли из Африки, а я нет. Но мы действительно знаем, вы знаете, с точки зрения науки, верно, что мы не в безопасности, пока все не будут в безопасности. И поэтому я действительно думаю, что, поскольку такого рода вопросы, которые военная мощь и экономическая мощь не могут решить в одиночку, где действительно требуется глобальная солидарность и очень много многостороннего сотрудничества, которое является беспорядочным и громоздким, правильным и необходимым, я надеюсь, что что это начнет менять восприятие кадра.ФАСКИАНОС: Спасибо. Итак, я перейду к письменному вопросу от Эбби Рейнольдса, студентки бакалавриата Университета Центральной Флориды. Какие шаги, по вашему мнению, могут предпринять международные и региональные организации, чтобы предотвратить будущие попытки подорвать демократическое управление в регионе — перевороты, обход конституционных сроков — ограничения, фальсификации выборов и так далее? ГЭВИН: Хорошо. Мне жаль. Какие шаги следует предпринять? Мне жаль. ФАСКИАНОС: Многосторонние — международные и региональные организации.ГЭВИН: Хорошо. Вы знаете, я думаю, что в ряде случаев субрегиональные организации предпринимали шаги, верно — ЭКОВАС, конечно, отвергая перевороты, приостанавливая членство и так далее. Я думаю, вы знаете, если вы посмотрите на четко сформулированные и задокументированные принципы многих из этих организаций, они довольно хороши. Иногда речь идет о пропасти между заявленными принципами и практикой. Итак, вы знаете, я думаю, что Сообщество развития стран юга Африки иногда виновно в этом там, где есть — вы знаете, есть четкое обязательство в статичных принципиальных документах и ​​протоколах о демократическом управлении, но у вас также есть абсолютная монархия, которая является государством-членом САДК.Вы знаете, что в ряде государств были проведены серьезные репрессии — на ум приходит Зимбабве, — о которых САДК действительно нечего сказать. Так что у вас могут быть организации, у которых есть какие-то принципы и процедуры. В конце концов, организации состоят из государств-членов, верно, у которых есть набор интересов, и я думаю, что, вы знаете, как правительства понимают свою заинтересованность в отстаивании определенных норм, это … я думаю, что это специфично во многих отношениях для правительств этих государств, как они получают свою легитимность, степень, в которой, по их мнению, они могут жить в стеклянном доме, и, честно говоря, относительная динамика власти.Так что я не уверен. Конечно, это всегда — вы знаете, я верю в многосторонность. Я думаю с африканской точки зрения — вы знаете, если вы представите африканские государства, пытающиеся заявить о себе на международной арене, многосторонность действительно важна, верно, чтобы понять, если это возможно, где совпадают интересы, чтобы как можно больше африканских государств разговаривали с один голос. Это гораздо более мощный сигнал, чем просто пара отдельных состояний. Но всегда будут внутренние ограничения. ФАСКИАНОС: Спасибо.Я собираюсь ответить на следующий вопрос Гэри Прево из колледжа Святого Бенедикта. И если вы можете включить звук самостоятельно. Вопрос: Говоря сегодня, фактически, как почетный профессор и научный сотрудник Университета Манделы в Южной Африке. В последние годы у меня было несколько студентов — докторантов и магистрантов — изучающих стратегии США и их союзников по борьбе с терроризмом как на Ближнем Востоке, так и в Африке, и они пришли к общему мнению, что те стратегии, которые существовали у нескольких администраций, были почти сосредоточены исключительно на военных действиях, и это привело их в разделах рекомендаций своих тезисов к аргументам о необходимости принятия других мер, если эти усилия в таких местах, как Нигерия, Сомали или Мозамбик, или даже на Ближнем Востоке, в Сирии и Ираке, не оправдываются. Чтобы добиться успеха, они должны изменить свое отношение к борьбе с террором.Что вы думаете об этом? ГАВИН: Что ж, спасибо за это. Я полностью согласен, верно, и я думаю, вы знаете, у вас даже будет много военных, верно, которые скажут, что мы не можем решить некоторые — эти проблемы, эти, вы знаете, своего рода радикальные насильственные организации. глобальным террористическим группировкам с чисто военным подходом. Это расстраивает. Я уверен, что это расстраивает и ваших учеников, потому что кажется, что все продолжают приходить к такому выводу, и, конечно же, были усилия, вы знаете, чтобы противостоять насильственному экстремизму, предоставить возможности для молодежи.Но у нас это не очень хорошо получается, правда. У нас пока не очень хорошо получается. По-прежнему существует несоответствие с точки зрения ресурсов, которые мы вкладываем в такого рода родственников — эти разные потоки усилий, верно. Но я также думаю, что, хотя в такой ситуации, как Мозамбик, очень ясно, что если вы хотите ослабить повстанческое движение, вам нужно предоставить больше возможностей и укрепить доверие в сообществе, которое было лишено гражданских прав и отчуждено от центра в течение очень, очень долгого времени. . Но как это сделать, как сделать это эффективно и как сделать это в обстановке незащищенности, я на самом деле считаю невероятно сложной задачей, и вы знаете, что блестящие люди работают над этим все время.Вы знаете, некоторые из лучших работ, которые я видел, предполагают, что кое-что из этого можно сделать, но это невероятно долгосрочное мероприятие, и, как вы знаете, иногда, я думаю, трудно поддерживать поддержку, особенно в такой системе, как Соединенные Штаты, где, как вы знаете, наши циклы ассигнований, как правило, очень краткосрочные. Итак, люди ищут, знаете ли, быстрого воздействия, вещей, которые можно быстро нанести на гистограмму и сказать, что вы сделали. И я думаю, что, вы знаете, многие исследования в области миростроительства показывают, что это… это, вы знаете, укрепление доверия сообщества, которое является огромной частью того, что должно произойти, работает в совершенно ином графике.Так что это действительно непростая проблема: как получить — вы знаете, как обеспечить политическую и бюджетную поддержку для такого рода усилий. Пока не знаю ответа. Я уверен, что кто-то действительно умный — может, Zoom знает. ФАСКИАНОС: Я пойду рядом с Перл Робинсон из Университета Тафтса. Вопрос: Здравствуйте, посол Гэвин. Прежде всего, я хотел бы поздравить вас в вашей новой должности старшего научного сотрудника Ральфа Банча по Африке, и это на самом деле — поскольку я сидел здесь, слушая это, я подумал, что хотел бы знать, есть ли у вас подумал о том, как вы можете использовать свое положение в Совете, чтобы способствовать актуализации форм партнерства по политическим диалогам, касающимся Африки.Вы начали с озвучивания нового стратегического видения США в отношении Африки. Это было американское заявление. На самом деле я не слышал африканского заявления, которое могло бы участвовать в этом политическом диалоге. Эти индивидуальные поездки государственного секретаря и других людей в отдельные африканские страны, основанные на нашей повестке дня, и обсуждение диалога один на один, в некотором смысле, не приближают к этому реальному представлению об африканском агентстве. в политике и партнерстве. Так что мне на самом деле интересно, можете ли вы представить себе Совет, играющий определенную роль и создающий какие-то форумы для политического диалога, в которых участвовали бы американцы и африканцы таким образом, чтобы это было заметно как для американской, так и для африканской общественности.Так что я предлагаю вам, вы знаете, уникально хорошо подходить для того, чтобы Совет играл роль в том, чтобы на самом деле сделать эту концепцию видимой и ввести ее в действие. Я просто подумал об этом, сидя здесь и слушая, потому что то, что я понял, это то, что все говорят, говорит с американской стороны, и мне интересно, действительно ли мой дорогой коллега Олуфунке был африканским голосом. Но я думаю, что для этого необходимо найти способ, возможно, с участием африканских институтов, ученых, представителей гражданского общества.Так что я просто предлагаю вам подумать, и я хотел бы услышать ваш первый ответ на эту идею. ГЭВИН: Так что я думаю, что это захватывающе, и, вообще-то, мне бы очень хотелось пообщаться с вами. Я рада, что вы здесь. Я слышал несколько замечательных вещей о вашей работе. Я думаю, что всегда есть трудная часть того, кто говорит от имени Африки, верно, потому что существует так много разных африканских точек зрения. Но я не думаю, что вы предполагаете, что обязательно должен быть единый голос. Вы говорите о разных актерах, и я согласен с вами, что всегда невероятно интересно общаться.Вы знаете, я недавно проводил дискуссию с профессором Эдом Вицем, который работает над некоторыми — я думаю, работая над документом, который в конечном итоге станет книгой о своего рода политике США и Африки и особенно интересуется рамками основных соперничество за власть. Но это был такой освежающий разговор — изучить это и сравнить заметки о том, в чем, по нашему мнению, могут быть недостатки этой структуры, чтобы услышать его точку зрения на то, где, по его мнению, можно извлечь выгоду из этого. Это было замечательно, и я согласен с вами в том, что чем больше диалога и тем больше возможностей не просто поговорить между собой в U.Сообщество S., которое больше заботится об Африке и политике США. Знаете, я буду честен с вами, я часто в ситуации, подобной той, что сейчас, я очень стараюсь придерживаться — по крайней мере, продолжать возвращаться к политике США, потому что это моя история, и я, вы знаете, у меня нет желания позиционировать себя как говорящего от имени африканцев. Это чушь и, знаете ли, не моя роль. Но я знаю — я потратил много времени на размышления о том, как США взаимодействуют с континентом. И поэтому я думаю, что это действительно интересная идея.Я буду рад с вами связаться. ФАСКИАНОС: Отлично. Я возьму следующий письменный вопрос от Кристы Джонстон, профессора Университета Говарда. Африканская континентальная зона свободной торговли создаст крупнейший потребительский рынок. Какие препятствия мешают американским компаниям инвестировать в Африку и позиционировать себя, чтобы воспользоваться преимуществами этой новой торговой зоны, и что может сделать администрация Байдена, чтобы стимулировать такое сотрудничество с Китаем? И, возможно, я смогу ответить на другой вопрос, потому что у нас много вопросов — (смеется) — оба подняты руки — это просто, чтобы немного поговорить о следах Китая в Африке.ГЭВИН: Конечно. Итак, я абсолютно согласен с тем, что Африканская континентальная зона свободной торговли — это действительно невероятно многообещающий шаг вперед для экономической интеграции Африки, который, как вы знаете, является убедительным во многих отношениях. Я думаю, например, об очень актуальной теме фармацевтического производства, верно. А между Зоной свободной торговли и созданием Африканского агентства по лекарственным средствам, верно, которое должно помочь гармонизировать нормативные стандарты для фармацевтических препаратов и медицинского оборудования на всем континенте, инвестиции кажутся намного более привлекательными, верно, когда вы смотрите на многое. более крупные рынки, чем может предоставить любая страна, даже такой гигант, как Нигерия.Так что я думаю, что здесь есть огромный потенциал. Я вернусь к тому, что я сказал ранее, а именно, что даже с этими позитивными шагами, верно, будет действительно важно, чтобы части мира и безопасности начали двигаться в правильном направлении, потому что это очень … вы знаете, я бы сказал это . Американские инвесторы уже довольно плохо оценивают риски в Африке, и на фоне нестабильности эта ситуация не улучшится, да, и во многих случаях это делает данную инвестиционную возможность или возможность партнерства слишком рискованными для многих.Итак, вы знаете, просто невозможно избавиться от этих опасений. Но полностью согласен с тем, что это захватывающее событие. Если бы мир не был захвачен COVID, я думаю, мы бы говорили об этом гораздо больше. Что касается Китая, вы знаете, китайское взаимодействие на континенте — это факт жизни, который существует очень давно и никуда не денется. Это экономический, политический, все более и более культурный характер, и я думаю, вы знаете, что для такого государства, как Китай, которое стремится стать крупной мировой державой, это вполне предсказуемо и понятно.Считаю ли я, что есть некоторые способы, при которых китайские инвестиции и участие не всегда выгодны африканским государствам? Я делаю. Меня, конечно, беспокоит то, как Китай иногда использует свое влияние для обеспечения африканской поддержки позиций Китая, которые кажутся противоречащими заявленным ценностям в документах АС и других документах, и меня беспокоит прозрачность некоторых договоренностей. У меня также есть опасения по поводу некоторых технических стандартов и просто своего рода игры за техническое доминирование, которая, возможно, не ставит интересы африканцев в области кибербезопасности в качестве главного приоритета.С учетом всего сказанного, я думаю, что для Соединенных Штатов действительно важно, вы знаете, понять, что нет … ничего нельзя получить, постоянно очерняя участие Китая, некоторые из которых были невероятно полезны для африканских государств, жаждущих, в частности, финансирования. по крупным инфраструктурным проектам, и, вы знаете, это факт жизни, с которым мы все должны научиться иметь дело. Я действительно думаю, знаете ли, существует некоторая естественная напряженность между ориентацией администрации Байдена на демократию, верно, и очень явными и преднамеренными усилиями Китая представить иную модель, и я не думаю, что U.С. нужно уклоняться от этого или делать вид, что этих различий не существует. Но я действительно считаю невероятно бесполезным формулировать всю политику США так, будто она направлена ​​на противодействие Китаю, а не на поиск этих областей на диаграмме Венна, как вы знаете, этих совпадений африканских интересов и интересов США, и совместная работа над ними. их. ФАСКИАНОС: Спасибо. Я пойду рядом с Анной Ндумби, доктором философии. кандидат Университета Южного Миссисипи. Пожалуйста, включите звук.В: Большое спасибо. Я очень ценю презентацию. У меня небольшой вопрос относительно Демократической Республики Конго, которая находится в центре Африки. Около трех лет назад к власти пришел новый президент по имени Феликс Тшисекеди, и он решил принять закон, согласно которому все среднее образование должно быть бесплатным, потому что, очевидно, в Африке школы не бесплатные. И я лично думаю, что, возможно, это было не совсем так — это было то, что им, вероятно, следовало подумать, прежде чем принимать закон.В результате у вас есть классы, где было около двадцати студентов, а теперь в одном классе может быть более сотни студентов, верно. Итак, мы заговорили о пандемии. Когда COVID поразил, многие школы были закрыты. Они были закрыты на долгое время, и если вы посмотрите на многие школы в Африке, у них нет возможности раздать, может быть, ноутбуки или что-то в этом роде, чтобы помочь ученикам продолжить учебу дома. Таким образом, в результате вы видите много детей, которые действительно ниже того, чем они должны быть, ниже среднего, когда дело доходит до образования, и мой вопрос в связи с этим заключается в том, где мы видим будущее, если, возможно, иметь международную организацию. (s) или Соединенные Штаты вмешиваются, потому что будущее не выглядит светлым, когда мы смотрим на образование вместе с детьми или молодежью.Как Организация Объединенных Наций или, возможно, другие международные организации могут помочь, особенно в том, что произошло во время COVID, в будущем? Каким будет будущее Африки? И я больше говорю от имени Демократической Республики Конго. Как некоммерческие организации или Соединенные Штаты могут вмешаться и помочь в этом вопросе? ГАВИН: Что ж, спасибо за это, и я немного следил за этим, потому что это было интересное и своего рода яркое обещание и инициатива со стороны президента Тшисекеди, и я думаю, что было разочарованием видеть, что некоторые из Вы знаете, что государственный бюджет, который должен был быть выделен на это, похоже, попал на счета нескольких частных лиц.Но я думаю, что, вы знаете, основной вывод, который вы подчеркиваете, заключается в том, что в ДРК, но также и на всем африканском континенте, верно, есть огромное количество молодых людей. Это самый молодой регион мира. И если вы посмотрите исторически на то, как другие части мира справлялись с молодежным всплеском, верно, инвестирование в этот человеческий капитал, чтобы он мог быть движущей силой инноваций, а экономический рост был действительно мощным инструментом трансформации — например, , в Азии.И поэтому я определенно думаю, что вы сейчас знаете что-то действительно важное о приоритетах инвестирования в молодых людей и их возможности, и вы абсолютно правы в том, что сбои, связанные с пандемией, во многих случаях больше всего ложатся на детей. Знаете, как с этим справиться, я думаю, это своего рода … знаете, я не могу разработать программу в данный момент, я буду честен с вами. Но я думаю, что вы абсолютно правы, это невероятно важный и слишком часто упускаемый из виду приоритет.Вы знаете, на континенте было несколько интересных инноваций в сфере образования, но они слишком часто были небольшими, не масштабируемыми, а потребность в них невероятно велика. Но и здесь я снова буду побитым рекордом. Мы действительно должны вернуться к этому вопросу, что мир и безопасность имеют значение, верно. Детям очень и очень трудно получить устойчивое образование, которое предоставит им возможность в условиях отсутствия безопасности, что для многих детей в восточном Конго по-прежнему актуально. ФАСКИАНОС: Хорошо.У нас осталось три минуты. Я собираюсь — и так много вопросов, и я прошу прощения, что мы не сможем связаться со всеми вами. Итак, я собираюсь задать последний вопрос Калебу Саннару. Q: Привет. да. Спасибо, что присоединились к нам сегодня, посол Гэвин. Как они сказали, меня зовут Калеб Саннер. Я студентка Висконсинского университета в Уайтуотере. У меня вопрос в связи с соглашениями Авраама: администрация Трампа подписала соглашение с Марокко о признании суверенитета Марокко над Западной Сахарой.После этого возникли некоторые разногласия на южной территории, контролируемой ООН, МООНРЗС и Фронтом ПОЛИСАРИО, внешним правительством Сахары, которое в конечном итоге снова объявило войну Марокко, возобновив войну, начатую девятнадцать лет назад. У меня вопрос: какова политика администрации Байдена по этому поводу? ГЭВИН: Отличный вопрос. Репортеры тоже задают этот вопрос, и администрация, соблюдая строгую дисциплину в отношении сообщений, продолжает утверждать, что они поддерживают усилия ООН.И поэтому всякий раз, когда они спрашивают, собираетесь ли вы пересмотреть это решение о признании суверенитета Марокко в Западной Сахаре, они отвечают не тем, что отвечают на этот вопрос, а тем, что поддерживают усилия ООН. Так что это все, что я могу вам сообщить по этому поводу. ФАСКИАНОС: Спасибо. Что ж, наше время подошло к концу. Итак, посол Гэвин, большое спасибо за то, что были с нами, и, еще раз, всем вам за ваши фантастические вопросы, и я прошу прощения за то, что не смог связаться со всеми вами.Но нам придется продолжать проводить вебинары по этой важной теме и копаться немного глубже. Таким образом, в следующем месяце мы объявим академический состав на зиму и весну в нашем академическом бюллетене. Это последний вебинар в этом семестре. Удачи вам с выпускными экзаменами (смеется), выставлением оценок, сдачей экзаменов и всем остальным. Я знаю, что это очень напряженное и напряженное время, когда пандемия накладывается на все это. Если вы еще не подписались на бюллетень, вы можете сделать это, отправив нам электронное письмо по адресу [адрес электронной почты защищен]. Следите за нами в Twitter по адресу @CFR_Academic.И, конечно же, посетите CFR.org, ForeignAffairs.com и ThinkGlobalHealth.org, где вы найдете новые исследования и анализ глобальных проблем. Вы можете увидеть на CFR.org последний пост Мишель об Африке — сообщения в блоге, так что вам тоже стоит подписаться на нее. Так что еще раз спасибо. Спасибо всем и счастливых праздников, и мы с нетерпением ждем встречи в 2022 году.

    ЦРУ запускает новое подразделение

    , ориентированное на Китай

    Bloomberg News впервые сообщил в августе, что ЦРУ взвешивает предложения о создании независимого миссионерского центра, ориентированного на Китай, который ранее входил в портфель миссионерского центра агентства для Восточной Азии и Тихого океана.

    В дополнение к миссионерскому центру Бернс также объявил о создании должности главного технического директора, а также транснационального технологического миссионерского центра для «решения глобальных проблем, критически важных для конкурентоспособности США, включая новые и появляющиеся технологии, экономическую безопасность, изменение климата». и глобальное здоровье ».

    Заместитель директора ЦРУ Дэвид Коэн «будет наблюдать за внедрением» изменений в организационной структуре агентства, внесенных в результате проверок Бернса, заявило ЦРУ.

    Бывшие руководители ЦРУ похвалили Бернса и агентство за создание центра по борьбе с угрозами американской мощи, исходящими от Китая.

    «Если и есть страна, которая заслуживает своего собственного миссионерского центра, так это Китай, который имеет глобальные амбиции и представляет собой величайший вызов интересам США и международному порядку», — сказал POLITICO бывший директор ЦРУ Джон Бреннан.

    Леон Панетта, который занимал пост директора ЦРУ и министра обороны в администрации Обамы, сказал, что Бернс на прошлой неделе примерно полчаса проинформировал его о новом центре.

    «Нет никаких сомнений в том, что нам действительно нужна более подробная информация о планах Китая», — сказал он POLITICO. «Китай остается очень сложной целью для проникновения, и по этой причине создание этого центра для реального сосредоточения внимания на Китае имеет смысл».

    Китайский миссионерский центр был создан всего через день после того, как советник по национальной безопасности Джейк Салливан встретился в Швейцарии с главным дипломатом Китая Ян Цзечи после телефонного разговора в прошлом месяце между президентом Джо Байденом и президентом Китая Си Цзиньпином.

    alexxlab

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.