Манила остров: столица Филиппин — Манила (Manila), остров Лусон

столица Филиппин - Манила (Manila), остров Лусон

Манила – главный город Филиппин, в котором постоянно живет около 10 млн человек. Сегодня это и административный, и культурный центр, в котором органично соседствуют современные торговые и бизнес-центры, старинная архитектура и неповторимый ландшафт.

Этот сказочный город Манила

В северо-восточной части острова Лусон находится столица государства Филиппины – Манила. Ее населяет приблизительно 10 млн. человек. Это крупный мегаполис, включающий в себя 17 небольших городков. С другими городами Филиппин Лусон связан воздушным и паромным способом сообщения. Столица Манила привлекает множество туристов своей древней историей и необыкновенной архитектурой.

Город Манила был возведен испанцами на месте уничтоженных поселений местных жителей. Центральная часть города именуется Интрамурос, что значит «в пределах стены». Когда-то здесь были целые кварталы особняков, которые оказались разрушенными во время Первой мировой войны. Несколько зданий, которым посчастливилось уцелеть, например, форт и церковь Святой Августины, являют собой разительный контраст по сравнению с современными архитектурными решениями, которыми может удивить столица Филиппин.

Вулкан Майон, Лусон, Филиппины

Красоты залива manila близ острова Лусон, особенно впечатляющие в предзакатное время суток, известны на весь мир. Гуляя по историческому парку Рисаль или бульвару Роксас, можно ощутить национальный колорит, присущий городу. Любителям золотых украшений и изделий с жемчугом следует побывать в китайском квартале, где их выбор весьма велик. Филиппинский культурный центр привлечет ценителей высокого искусства. Там можно полюбоваться филиппинским балетом, послушать оркестр и фольклорный коллектив Рамон Обусан.

Неподалеку от Манилы в чудесной зеленой долине можно осмотреть самый маленький в мире вулкан, называющийся Тааль. Ни в одной филармонии или церкви мира нельзя увидеть то, что есть в небольшой церкви Сан-Хосе, находящейся в пригороде столицы – орган с трубами из бамбука.

Во время увлекательного путешествия вниз по реке Пагсанхан на каноэ можно  полюбоваться уголками нетронутой, дикой природы. Путешествие Манила – Боракай запомнится экзотическими видами, ярким солнцем над бескрайним океаном и великолепным сервисом в отелях.

Достопримечательности Манилы, Филиппины

Филиппинская столица Манила знаменита своими музеями. Это музей Санто-Томас, посвященный природе и археологии; Национальный музей, имеющий множество экспозиций самых разных тематик, рассказывающий об антропологии и геологии, зоологии и ботанике. Также в нем имеется большой раздел, посвященный искусству. Японские и китайские сады являются предметом заслуженной гордости местных жителей. Очень интересен  городской планетарий.

Эрмита, один из районов Манилы, находится неподалеку от парка Рисаля и Манильской бухты. Он знаменит, прежде всего, своими ресторанами и ночными клубами. Множество антикварных изделий, национальных сувениров и прочих восточных редкостей продается в магазинах и лавочках в этом районе.

Город делится  на кварталы, где располагаются офисы и бурлит деловая жизнь; районы, где обитает богема, и бедные китайские кварталы, живущие по своим законам.

Торговые центры представлены в Маниле в огромном количестве. Они находятся практически у каждого выхода метро. На известные мировые бренды, продающие здесь свою продукцию, цены намного ниже, чем в Европе, поэтому столица Филиппин

Manila является излюбленным местом для совершения шоп-туров.

Ссылки по теме:

5 филиппинских островов в одном путешествии

Продолжаем рассказывать о прекрасных островах по всему миру. Пять вариантов отдыха на Филиппинах – от белоснежных пляжей и бирюзовых водопадов до плавания с акулами и заповедника с милыми обезьянами-долгопятами.

 

 Остров Лусон. Манила.

Культурный шок

 

У неискушенного туриста, который впервые в Азии, столица Филиппин Манила, пожалуй, в первые минуты вызовет неприятные эмоции. Грязь, невероятно едкие «ароматы», спящие на тротуарах люди, сумасшедшая концентрация СО2 в воздухе, моющиеся прямо на проезжей части дети-попрошайки. Надолго останавливаться в душной Маниле смысла нет. Все городские достопримечательности можно посетить за один день. 

 

 

 

Что посмотреть?

 

  Крепость Интрамурос (Intramuros). Здесь можно ощутить атмосферу настоящего средневекового испанского города, посетить музей Casa Manila и самое старинное здание в Маниле – собор Сан-Августин. Добраться из любой части города можно на такси или джипни (местные маршрутки).

  «Живое» Северное кладбище (1721 Cavite, Santa Cruz, Manila, 1014 Metro Manila). Невероятное соседство живых и мертвых можно наблюдать на известном северном кладбище Манилы. На миллион мертвых здесь приходится 10 тысяч живых и абсолютно счастливых людей. Дело в том, что на Филиппинах людей хоронят не в земле, а в склепах, которые и используют в качестве жилья живые люди. Надгробие становится столом или кроватью, а за аренду склепа родственники умершего берут плату. Чтобы попасть сюда туристу, необходимо получить специальное разрешение у местных властей и заплатить € 2 за один день посещения кладбища.

  SM Mall of Asia (Main Mall, SM Central Business Park Bay City, 123 MM, Pasay, 1300 Metro Manila) – один из крупнейших гипермаркетов в мире. Если фанатеешь от шопинга – тебе сюда! Ну и за сувенирами в конце путешествия, само собой, сюда же.

 

 

Лайфхаки:

 

   Язык. Все разговаривают на английском языке.

   Обмен денег. Самым выгодным будет курс в аэропорту Манилы.

   Местная связь. Приобрести местную сим-карту с безлимитным интернетом можно прямо в аэропорту за € 16.

   Зимние вещи. Камера хранения в аэропорту Домодедово просит € 3,5 за сутки хранения вещей с каждого. Так что можешь тащить их с собой и хранить в местном отеле в течение трех недель за каких-то € 3.

   Такси. В Маниле страшнейшие пробки, поэтому рассчитывай время с запасом. Таксисты не всегда хорошо ориентируются даже в своем районе. 

   Уличные воры. В Маниле не следует носить телефон в руке или сумку на плече. 

 

 

 

 

 Остров Палаван. Эль-Нидо

 

Аэропорт Пуэрто-Принцессы встречает недружелюбными плакатами с надписями «Дэнджер! Денге!» – так тебя предупреждают о лихорадке Денге. Инфекцию переносят комары, поэтому антимоскитный крем (продается повсеместно за € 2) всегда должен быть при тебе. Пуэрто-Принцесса является перевалочным пунктом, смотреть здесь нечего. Добраться до Эль-Нидо можно за € 12 и 5 часов на микроавтобусе по крутому серпантину. Искать транспорт не нужно, он сам тебя найдет прямо у выхода из аэропорта.

 

Что посмотреть?

 

  Туры. В Эль-Нидо все приезжают, чтобы прокатиться по турам. Их всего четыре (называются A, B, C, D). Все они подразумевают катание группы туристов на лодке по островам с белым мучным песком и голубой водой, снорклинг, катание на каяках и обед под открытым небом. Стоимость туров колеблется в районе € 20. 

  Пляж Nacpan Beach (Эль Нидо, Palawan). Добраться можно за 30 минут, взяв напрокат скутер или на трицикле. Едут сюда за живописнейшим видом и стандартным пляжным отдыхом. По пути на пляж можешь заглянуть посмотреть водопад Nagkalit-kalit.

  Пляж Las Cabanas (Taytay – El Nido National Hwy, El Nido, Palawan). Добраться можно на трицикле за 10 минут и € 2. На пляже много кафе. Можно прокатиться на зиплайне за € 5.

 

 

Лайфхаки:

 

   Стирка. Учитывая особенности климата (высокая влажность, вещи не сохнут), местные прачечные – спасение для туриста. Вещи принимают по килограммам. Стоимость стирки 1 кг вещей – € 0,5. Время исполнения заказа – 1 сутки.

   Обувь для моря. Если планируешь поездки в туры, то специальные резиновые тапочки просто необходимы. Можно купить на месте за € 8.

 

 

 

 

 Остров Себу. Моалбоал, Ослоб

 

Себу – брат-близнец Манилы. Грязь, пробки, высотки и большие торговые центры. Из аэропорта двигаешься на автобусную станцию, откуда будешь добираться через джунгли и водопады до знаменитых китовых акул. Переезд из аэропорта Себу на автобусную станцию South Bus Station выполняется на такси за 40 минут и € 8-10. 

 

Что посмотреть?

 

  Водопады Kawasan Falls

(Badian, 6031 Себу). На автостанции садишься на автобус до Моалбоала. Билет стоит € 1, время в пути – 4 часа. Из Моалбола лови автобус на Ослоб за тот же € 1. До водопадов домчишь за два часа. Водопады Kawasan Falls – это трехступенчатый каскад чистейшей бирюзовой воды из горных родников, расположенный в джунглях острова Себу. Там же можешь поучаствовать в экстремальном спуске по порогам (каньонинг) за € 16 или просто постоять под напором на бамбуковом плоту за € 5.

  Большие китовые акулы Whale Shark (Natalio Bacalso Avenue, Oslob, 6023 Cebu). Автобус от водопадов до Ослоба (где обитают большие китовые акулы) стоит 1 €, время в пути 2 часа. Если попросить кондуктора, он сделает остановку у самого удобного отеля. 

Есть несколько способов увидеть китовых акул:

1.    Посмотреть с лодки. (€ 10). Самый дешевый и самый скучный вариант. Просто понаблюдаешь с лодки за кормлением.

2.    Поплавать с акулами. (€ 16). С лодки прыгаешь в воду. Дальше можно делать что душе угодно – плавать, нырять, снимать на камеру, заглядывать в огромный рот, лежать на дне или висеть на лодке, посматривая на проплывающих рядом красавиц-акул. Фридайвинг с китовыми акулами тоже входит в этот вариант.

3.    Дайвинг. (€ 25). Погружаешься на дно и смотришь на силуэты, проплывающие сверху. Акулы практически все время находятся у поверхности, так что дайверы тоскливо поглядывают со дна, не имея возможности маневрировать между огромными рыбами.

Купание с китовыми акулами длится 30 минут. В стоимость входит маска и жилет, а ласты, подводная видеосъемка – за дополнительную плату.

 

 

Лайфхаки:

 

   Автобус. Автобусных остановок как таковых нет. Поэтому, чтобы остановить автобус, нужно поднять руку. Кондуктора лучше сразу попросить показать, где тебе нужно выйти.

 

 

 

 

 Остров Бохол

 

Из Ослоба можно переплыть на остров Бохол. Время в пути 5 часов, стоимость € 15, транспорт – моторная лодка с навесом. На Бохол приезжают, чтобы заняться дайвингом и побродить в природных заповедниках. И даже если дайвинг не входит в твои планы, путешествие среди бесконечных рисовых полей и петушиных ферм не оставит никого равнодушным. Посещение заповедника с обезьянами-долгопятами и шоколадных холмов считается обязательной программой у всех туристов, добравшихся сюда. А когда исследуешь эти места, возвращайся обратно в Себу, чтобы оттуда улететь на остров Боракай. Добраться до порта Тагбиларан можно на джипни (местные маршрутки) за 30 минут и € 2. Путь до Себу на комфортабельном пароме Ocean Jet стоимостью € 11 займет два с половиной часа.

 

 

Что посмотреть?

 

  Заповедник Philippine Tarsier Sanctuary (Loay Interior Road, Loboc, Bohol). Терсиеры, они же долгопяты, относятся к приматам, но выглядят как маленькие лемуры. Обитают они только в Юго-Восточной Азии (Филиппины, Индонезия) и занесены в Красную книгу. От пляжа Алона Бич до заповедника с терсиерами около 30 км. Добраться можно на скутере. Аренда скутера на сутки обойдется в € 6, бензин в € 2. За возможность посмотреть на милых зверей придется выложить еще € 3. Заповедник открыт с 9 утра и до 16 вечера.

  Шоколадные холмы (Loay Interior Road, Loboc, Bohol). Холмы называют шоколадными за их коричневую раскраску в весенний период, а также за необычную форму, которая напоминает гигантского размера трюфели. От заповедника с терсиерами до холмов около 40 км. Вход на обзорную площадку € 3.

 

 

Лайфхаки:

 

   Аренда скутера. При аренде скутера у тебя попросят оставить в залог паспорт или водительское удостоверение. Оставлять сами документы не стоит: лучше заранее сделай ксерокопии и отдавай их.

   Непромокаемый чехол. Т.к. дожди в тропиках непредсказуемы, имеет смысл приобрести водонепроницаемый чехол для телефона и документов. 

   Лодки. Важно знать, что чем больше лодка, на которой ты плывешь, тем дальше от берега она останавливается. Приготовься пройтись пару десятков метров до берега по пояс в воде.

 

 

 

 

 Остров Боракай

 

Боракай – самый туристический остров Филиппин. Приезжают сюда в основном за пляжным отдыхом. Остров очень маленький (7 км на 1 км), поэтому передвижения на транспорте очень короткие и недорогие. Центр острова заставлен отелями, а по периметру располагаются бесплатные пляжи. Правда, ближайшие полгода остров для туристов будет недоступен.

 

Что посмотреть?

 

  Пляж White Beach (Balabag, Malay, Провинция Аклан 5608). Визитная карточка острова. Регулярно попадает в десятку лучших пляжей мира. Вдоль берега множество кафе и отелей. Сам пляж многолюдный, с белоснежным песком и плавным входом в воду. 

  Пляж Puka Beach (Puka Shell Beach, Малей, Aklan). В отличие от Белого пляжа довольно пустынный. Вдоль берега найдешь пару кафе и практически не найдешь туристов. Отелей поблизости тоже нет. Волны на этом пляже всегда высокие. Добраться сюда от Белого пляжа можно на трицикле за € 2.

  Пляж Bulabog Beach (Bulabog Beach Малей, Aklan). Специализированный пляж, место обитания кайтсерферов и виндсерферов. Вдоль берега есть множество школ соответствующей направленности с русскоязычными гидами, которые за пару дней и € 60 научат тебя азам водно-парашютного спорта. Добраться от Белого пляжа можно пешком за пару минут.

  Рыбный рынок Талипапа (D*talipapa Малей, Aklan). Креветки, крабы, лобстеры, гребешки, рыба, морские ежи – далеко не полный список вкусностей, которые здесь продают. Вокруг рынка много небольших кафе, где купленные тобой морепродукты приготовят по твоему вкусу. Например, лобстер обойдется в € 16, а его приготовление – € 2. Стоит заметить, что цены здесь будут значительно ниже, чем в кафе и ресторанах на Белом пляже.

 

Фото by Mike Plunkett, Anton Repponen, Becky van Dijk

Тэги: Филиппины

Манила и Пекин спорят об островах в Южно-Китайском море

Автор фото, Reuters

Подпись к фото,

За острова Спратли в Южно-Китайском море спорят Китай, Вьетнам, Тайвань и Филиппины

Филиппинские власти вызвали посла Китая в Маниле, чтобы обсудить инцидент, произошедший в Южно-Китайском море. Два китайских патрульных катера помешали филиппинской стороне арестовать китайских рыбаков, чьи лодки находились в водах Филиппин около острова Лусон.

Китай и Филиппины оспаривают принадлежность этой территории, известной как риф Скарборо. На эту группу островов в Южно-Китайском море претендует и Тайвань.

По словам корреспондента Би-би-си в Маниле, филиппинские ВМС нашли на китайских рыбацких лодках рыбу и кораллы. Вскоре появились китайские патрульные суда, которые не позволили задержать китайских рыбаков.

Представитель МИД Филиппин заявил, что Манила хочет дипломатического разрешения этого конфликта.

Инцидент по поводу островов произошел за неделю до совместных военных учений Филиппин и США, запланированных около спорной территории.

Спорные острова

В Южно-Китайском море множество спорных участков, на которые претендуют Китай, Вьетнам, Филиппины, Малайзия и Бруней.

Не признанный остальными странами региона Тайвань, который Пекин считает своей мятежной провинцией, также выдвигает ряд территориальных претензий.

Среди спорных территорий - архипелаг Спратли, на шельфе которого могут, по предварительным оценкам, находиться большие запасы нефти и газа.

Напряженность в регионе из-за спорных территорий особенно выросла в последние два года.

Филиппины и Вьетнам неоднократно обвиняли Китай во вторжении в их территориальные воды. Китай в свою очередь не собирается отказываться от претензий на острова.

Трения с Китаем заставляют власти Филиппин искать поддержки у США, отмечают наблюдатели.

МАНИЛА + ПЛЯЖНЫЙ ОТДЫХ НА ОСТРОВАХ СЕБУ И БОХОЛ (ФИЛИППИНЫ)

 

Манила(1н) – Себу(5н) – Бохоль(5н)

 

Филиппины расположены в западной части Тихого океана и состоят из более семи тысяч островов. Все острова расположены в зоне тропиков; многие обладают прекрасными белоснежными песчаными пляжами. На Филиппинах 21 активный вулкан, девственные джунгли и захватывающие дух пейзажи. Это райский уголок для пляжного отдыха, дайверов, любителей шопинга и ночной жизни.

Климат: сезон дождей - с мая по октябрь - в этот период часты дожди, циклоны, штормы, наводнения. Сухой сезон - с ноября по апрель, это лучшее время для посещения Филиппинских островов. Ноябрь, декабрь - самые прохладные месяцы, температура около 28 С, март апрель, май - самые жаркие - средняя температура около 30-35 С.

Виза: оформляется в посольстве в Киеве.

 

Манила – столица Филиппин, расположена на острове Лусон на берегу Южно-Китайского моря. Самая старая часть города — Интрамурос, основанный в 1571 году. Несмотря на то, что в годы войны он был разрушен, здесь сохранены образцы старой испанской архитектуры. Для проживания туристов можно рекомендовать деловой, торговый и светский центр Манилы Макати, где расположено множество ресторанов, торговых центров, музеев и экспозиций.

 

Себу – живописный остров с чудесными пляжами, богатым подводным миром и развитой инфраструктурой. Здесь находится одноименный город, который считается самым старым на Филиппинах.

Именно на Себу в свое время высадился Фердинанд Магеллан, здесь же он был убит и сегодня на месте его гибели установлен памятник. Те, кто интересуется историей, могут посетить испанский форт Сан-Педро, могилу Магеллана, крест Магеллана и церковь Святого Августина, где хранится древняя христианская реликвия – икона, которую Магеллан подарил королеве Себу Хуане. Рядом с Себу находится остров Бохоль со знаменитыми шоколадными холмами, куда можно совершить однодневную экскурсию.

 

Бохоль - находится рядом с Себу в середине Филиппин. Несмотря на небольшие размеры, предлагает массу удовольствий для туристов: изучение исторического прошлого, природные красоты, обилие тропической растительности, колорит местной жизни и главное – фантастические пляжи и потрясающий дайвинг.

Бохоль - место обитания редчайших животных на планете - забавных крошечных лемуров – долгопятов, здесь находятся уникальные «шоколадные холмы».

С острова Себу на остров Бохоль можно добраться паромом..

 

ИНФОРМАЦИЯ ОБ ОФОРМЛЕНИИ ФИЛИППИНСКОЙ ВИЗЫ

 

Враги страшнее вируса. Президент Филиппин готов уничтожить всех

Пандемия COVID-19 продолжает сотрясать мир, однако в большом числе стран карантинные ограничения с каждым днем снимаются все быстрее. И на первый план вновь выходят те же самые проблемы и угрозы, которые являлись основными для каждого государства до того, как мир услышал о появлении коронавируса SARS-CoV-2. Ни один авторитарный правитель сегодня не упускает возможности успеть ужесточить режим и "закрутить гайки", пользуясь сложившейся ситуацией. Не упустил свой шанс и президент Филиппин Родриго Дутерте, продолжающий вести беспощадную борьбу со всеми, кого он называет своими "личными врагами", – и этот список каждый день расширяется.

По данным филиппинского министерства здравоохранения, количество выявленных случаев инфицирования новым коронавирусом здесь превысило 22 тысячи, более 1 тысячи человек умерли. К вечеру 7 июня в стране было выявлено 579 новых больных. Однако по решению Родриго Дутерте с 1 июня в так называемом Столичном регионе (Метро-Манила), куда входят сама столица и еще 16 городов, с общим населением в 12 миллионов человек, карантинные меры были резко ослаблены. Согласно новому плану правительства Дутерте, строгий карантин продолжит действовать только в некоторых провинциях страны, в зависимости от развития ситуации. Кроме того, возобновляется работа общественного транспорта. Жители Столичного региона, за исключением тех, кто младше 21 года и старше 60 лет, теперь могут свободно перемещаться по улицам.

Интересно, что в отличие от многих других государств, на Филиппины все последние месяцы продолжали приезжать каким-то образом иностранные туристы – с января по май 2020 года здесь их побывало, по официальной статистике, 1,3 миллиона. Однако это почти на две трети меньше, чем за тот же период прошлого года – тогда страну посетили 3,46 миллиона иностранцев. Впрочем, по информации местного министерства туризма, многие знаменитые местные курортные регионы, такие как острова Боракай или Бохоль, по-прежнему неохотно готовы пускать к себе туристов и принимать иностранные авиарейсы. Хотя въездной туризм ежегодно приносит до 12 процентов доходов местному государственному бюджету, раньше будущего сентября страна полностью не откроется. При этом возможность путешествовать по Филиппинам, а не оставаться в одной "туристической резервации" в течение всего отпуска появится неизвестно когда.

Медицинские работники в морге филиппинского города Макати, превращенном в полевой госпиталь для больных COVID-19, пытаются заснуть после смены. Май 2020 года

Однако в последние дни Филиппины больше привлекли к себе внимание вовсе не медицинской статистикой, ростом числа больных COVID-19 или заявлениями представителями местной туристической индустрии. Парламент страны принял особый Закон о борьбе с терроризмом, вызвавший резкую критику ООН и международных правозащитных организаций, – и одновременно 75-летний президент Дутерте разразился новой порцией своих, уже ставших привычными для него, грубых и очень угрожающих заявлений.

С момента вступления в должность в июле 2016 года Дутерте не раз привлекал к себе внимание внешнеполитическими амбициями, хамскими и циничными заявлениями и сравнениями, инициированной им кампанией террора и убийств тысяч наркоманов и наркоторговцев в собственной стране, а также прямыми угрозами в адрес США на фоне славословий в адрес российского президента Владимира Путина, которого Дутерте прямо называл "своим кумиром".

Еще года три назад Дутерте прямо начал говорить о намерении превратить Россию в своего нового союзника и даже "покровителя" и что он сам готов стать маленькой частью "российско-китайского миропорядка, который неизбежно наступает". А еще раньше он заявил, что, по его мнению, "есть только три государства, которые противостоят остальному миру, – это Китай, Филиппины и Россия".

Два месяца назад, когда Филиппины только ввели общенациональный карантин и стали пытаться сдерживать эпидемию, Дутерте потребовал от полиции и спецслужб открывать огонь на поражение по каждому, кто "создает проблемы". Это заявление прозвучало в тот же день, когда в Маниле состоялись антиправительственные выступления в бедных районах, во время которых были избиты и арестованы несколько десятков человек, требовавших помощи от государства в связи с полной потерей зарплат и обычных доходов.

В конце прошлой недели филиппинская полиция конфисковала больше 750 килограммов кристаллического метамфетамина на сумму больше 102 миллионов долларов – и Родриго Дутерте вновь публично заявил, что скоро физически уничтожит всех наркоманов и наркоторговцев в своей стране. Он добавил, что, по его словам, Филиппины теперь стали перевалочным пунктом для наркокартелей Мексики, активно осваивающих отсюда все перспективные для них новые рынки сбыта в Юго-Восточной Азии.

Филиппинские полицейские следят за соблюдением карантина. Манила, май 2020 года

Только по официальным данным местных правоохранительных органов, с момента прихода Дутерте к власти в ходе специальных операций на Филиппинах без суда и следствия были убиты больше 5600 человек, заподозренных в продаже и употреблении наркотиков. Однако в специальном докладе ООН утверждается, что на самом деле жертвами начатой филиппинским президентом кампании внесудебных расправ могли стать "десятки тысяч человек при почти полной безнаказанности полиции и высокопоставленных чиновников".

Борьба Родриго Дутерте с преступностью вовсе не столь прямолинейна, хоть и бесчеловечно жестока, как могло бы показаться на первый взгляд. Филиппинские полицейские не раз анонимно рассказывали западным изданиям, что многие их коллеги сами занимаются торговлей наркотиками и используют указания президента, чтобы устранить возможных конкурентов или свидетелей. Они убивают мелких торговцев и уличных наркоманов, но не ищут крупных производителей и поставщиков. Международные правозащитные организации Amnesty International и Human Rights Watch обращают внимание всего мира на то, что на Филиппинах воцарилось "узаконенное беззаконие".

Теперь филиппинский парламент принял новый закон, который предоставляет правоохранительным органам почти неограниченные полномочия. Он позволяет задерживать любых подозреваемых на срок до 24 дней без ордера на арест (сейчас этот срок не может превышать 3 дней), прослушивать телефоны без санкции прокурора, а главное – заранее лишает всех пострадавших возможности просто потом пожаловаться на необоснованное задержание. Кроме того, решать, кого можно задерживать, а кого нет, будут вообще не суды и органы юстиции, а исполнительная власть – тайный Антитеррористический совет, членами которого являются около десятка назначенных президентом министров его правительства.

После вступления в силу этого акта, который уже в народе назвали "Законом о всевластии Дутерте", он заменит собой прежний антитеррористический закон 2007 года, который называется "Актом о безопасности населения". Использовался последний до сих пор крайне редко – в основном потому, что правоохранительные органы могли быть оштрафованы по суду на 500 тысяч филиппинских песо (9800 долларов США) за каждый день, который подозреваемый незаконно удерживался под арестом.

ООН и международные правозащитники не сомневаются в том, что теперь Родриго Дутерте, на фоне карантинных ограничений и режима чрезвычайного положения в связи с пандемией, который еще действует во многих провинциях и на островах Филиппин, станет использовать новый закон уже не только для внесудебных задержаний и убийств всех, кого спецслужбы назовут преступником или террористом. Притом что на крайнем юге страны до сих пор продолжаются столкновения армии и полиции с действующими здесь радикальными исламистскими группировками и партизанами троцкистско-маоистского толка, его главной мишенью становится легальная политическая оппозиция, ряды которой ширятся с каждым днем.

Житель Манилы, "ликвидированный" полицейскими во время рейда в трущобах

Не так давно МИД Филиппин заявил, что даже после полного окончания эпидемии и отмены карантина не допустит в страну экспертов ООН, которые работают над составлением доклада о соблюдении прав человека в стране, и в частности, о внесудебных убийствах в рамках борьбы с наркоторговлей. Министр иностранных дел Филиппин Теодоро Локсин, видимо, переняв стиль своего шефа, коротко назвал всех международных наблюдателей "предвзятыми ублюдками".

Источник Садо, привлеченный Они, синтоистские божества

Столько

Они Синтоистских божеств, столько танцев

Происхождение Ондеко (танец с маской божества) точно не известно, но один «Садо Нэндзю-гёдзи Эмаки» (свитки с изображениями ежегодных мероприятий Садо), написанный в конце 18 века, изображает Ондеко, исполняемый на фестивале Айкава. Ондеко был доставлен на Садо в результате различных разработок, и танцы можно условно разделить на пять стилей: «Мамэмаки-рю» (стиль метания фасоли), «Иссоку-рю» (стиль на одной ноге), «Маэхама-рю», « Ханагаса-рю »(стиль танца в цветочной шляпе) и« Катагами-рю »(Маэхама и Катагами - названия отдельных областей).Однако даже танцы в одном и том же стиле имеют тонкие различия между ними, в том, как они Oni , Shinto Deities приседают, поворачиваются, качают головой или держат палки, а также в способах ударов по барабанам. Нет двух абсолютно одинаковых танцев.
Каждое движение имеет определенное значение, и танцоры уделяют пристальное внимание своим рукам и ногам. Важнее всего остального то, что Oni , синтоистские божества, синхронизируют свое дыхание с барабанами. Их способность противопоставлять неподвижность и движение в танце, а также точное время их пауз - результат воздействия Ондеко с детства.Практические и обучающие занятия организуются старшими членами команды и имеют неоценимое значение для продолжения этой традиции.
Маски Они , синтоистских божеств, наполнены индивидуальностью, но вы можете заметить, что у большинства Они , синтоистских божеств Садо нет рогов. Историю и традиции, передаваемые в каждой общине, можно проследить в цветах лиц и волос. Костюмы также богаты разнообразием, как с традиционными узорами, так и с яркими цветами.Было бы интересно обратить внимание на вариации масок, костюмов, стилей игры на барабанах и танцев Ондеко всякий раз, когда вы видите их исполнение.

Барабаны сигнализируют о приходе весны

В апреле в различных частях острова Садо проходят весенние фестивали. Специально 15 апреля, чтобы отметить официальное начало сезона осмотра достопримечательностей Садо, в сорока общинах отмечаются фестивали, и труппы Ондеко в этих общинах представляют «кадодзуке».”※.
После того, как первый танец посвящается святыне рано утром или ночью в некоторых общинах, группы ходят от двери к двери, чтобы предложить очищение с помощью танцев и игры на барабанах. В домах, где представлены кадодзуке, семьи развлекают труппу, подавая местную еду и сакэ. Многие люди возвращаются домой на эти фестивали, и это день, когда все сообщество весело и весело.
Как насчет того, чтобы зайти в святыню, если случайно увидишь фестивальные баннеры? У вас может быть редкая возможность увидеть живое выступление Ondeko.Неторопливо гулять, следить за труппой Ондеко - тоже весело. Вы можете окунуться в теплую атмосферу сообществ, которые с нетерпением ждали фестиваля. Но не забывайте, что Ондеко - это богослужение, посвященное богам. Просим вас придерживаться хороших манер. Не переходите дорогу труппе, исполняющей кадодзуке, и не вторгайтесь в частную собственность.
※ «Кадодзуке»: представление местного выступления Ондеко у входа в каждый дом в районе. Считается, что этот поступок приносит удачу, и в домах, где преподносят кадодзуке, труппе делают праздничный подарок (обычно деньги).

Путешествие гурманов по Гавайям

В этом весеннем сезоне мы предлагаем алоха свежим вкусам, новым приключениям и качественному времени, проведенному за изучением природы с семьей и друзьями.

С такими блюдами, как наш последний, наш Махи Махи с инкрустацией макадамия, вкус островов никогда не будет недоступен - блюдо из свежих морепродуктов с жареными нарезанными орехами макадамия и красочными островными продуктами - это Гавайи на тарелке. Конечно, если вы хотите пойти дальше, то рай - это всего лишь полет…

Вдохновленные гавайскими вкусами, мы совершаем виртуальный тур по островам штата Алоха - его великолепные пляжи, пышные холмистые пейзажи и, конечно же, свежие островные ароматы, которые годами манили континентальных гурманов.Просто соберите чемоданы и посмотрите!

Прогулка по пляжу с черным песком

Когда дело доходит до пляжей, Гавайи ломают стереотипы. Помимо множества великолепных пляжей с мягким песком, на Большом острове есть еще и живописный пляж Пуналуу. Поразительный черный песок здесь на самом деле состоит из фрагментов старой лавы и создает яркую картину на фоне пышных кокосовых пальм и, конечно же, насыщенной голубой воды. Плавать лучше всего, когда прибой невысок, из защищенной бухты на северо-восточном краю пляжа - конечно, вы можете просто расслабиться у пальм и насладиться океанским бризом! Также не забудьте посмотреть на греющихся зеленых морских черепах, которые так же стремятся насладиться солнцем, как и вы. Хотя песок должен оставаться на пляже, воспоминания и великолепные фотосессии останутся навсегда.

Круиз по реке Вайлуа

Гавайи, естественно, известны своим обилием океанских пейзажей, но на самом деле Кауаи является домом для еще одного потрясающего водного объекта - единственной судоходной реки штата, реки Вайлуа. Это речное приключение, пролегающее мимо пышных холмистых берегов перед живописным пляжем Вайлуа, предлагает идеальный способ увидеть более спокойный кусочек жизни на Гавайях.Садитесь на каяк или байдарку и наслаждайтесь поездкой!

На рыбалку в стиле Оаху

Гавайи известны своим восхитительным вкусом морепродуктов - что, конечно, имеет смысл только потому, что острова окружены одними из лучших в мире мест для рыбной ловли на море!

На восточном берегу Оаху, залив Канеохе предлагает красочное подводное плавание и развлечения на песчаной косе. Но как только вы отправитесь дальше, вы обнаружите жемчужины глубоководной рыбалки. Садитесь на зафрахтованное рыболовное судно и попробуйте классические уловы, такие как махи-махи (гавайское слово «очень сильный», без сомнения, описывающий мощную тягу рыбы), ахи и многие другие.

Откройте для себя кулинарный характер Гавайев

Проводя время на Гавайях, обязательно откройте для себя местную кухню! Кухня Гавайев характеризуется свежими морепродуктами и яркими ингредиентами, такими как ананас, кокос и, конечно же, орехи макадамия, которые попали из родной Австралии к тихоокеанским берегам Гавайев в 20 - веках и с тех пор являются основой сладостей.

Не менее важно, как и еда, и то, как ее едят.Многие из самых настоящих гавайских кулинарных впечатлений связаны с непринужденной атмосферой на набережной (например, в кафе Barefoot Beach в Вайкики) и в обеденных фургонах, которые предлагают свежие ароматы на ходу. Эти фургоны, похожие на фургоны с едой, могут показаться непритязательными, но на самом деле они доставляют одни из самых любимых на острова ароматов. Вы не ошибетесь, если выберете восхитительный обед в тарелке, гавайское блюдо, в котором сочетаются салат из макарон и рис с ароматным закусками или, возможно, тумбочкой. Не забудьте накрыть все это ледяной стружкой - это простое лакомство - популярный и очень приятный способ пережить те жаркие дни на Гавайях.

Вернуться домой…

Когда вы мечтаете о путешествии на остров, гавайские ароматы на материке предлагают следующее лучшее. В дополнение к нашему Mahi Mahi с инкрустацией из макадамии, классические блюда из Stonewood, такие как Seared Ahi Tuna или Crunchy Mahi Mahi Sandwich, предлагают вам возможность погрузиться в свежий, беззаботный дух островов - хотя бы только на ужин! Даже небольшие штрихи, такие как наш ананасовый соус чили и кокосово-лаймовый айоли, служат сладкой данью тропическому раю.Приходите и скоро насладитесь нашей свежей островной едой.

Река: Пора возвращаться в школу, но река манила, и колледжу пришлось подождать

Капитан Дон Сандерс
Специально для NKyTribune

Осенний семестр в Государственном колледже Восточного Кентукки был в пределах недели, в то время как АВАЛОН все еще играл в Цинциннати, через реку Огайо от Ковингтона, моего родного города, поэтому мои родители, естественно, думали, что я уйду из команды и вернусь в колледж. .

Самая дальняя часть реки Огайо, на которой я когда-либо была, была чуть выше Лок-энд-Дам 36, напротив парка развлечений Цинциннати Кони-Айленд. Несколькими годами ранее Вальтер Хоффмайер закрыл PAL-O-MINE через Шлюз 36, к радости своих гостей; включая мою семью и меня. Но вскоре, когда АВАЛОН плавал в верхнем бассейне над плотиной, я оказался на нетронутой территории и жаждал наслаждаться каждым моментом.

Но, к их горькому удивлению, я решил пропустить первый семестр и остаться на борту АВАЛОНА, когда он улетел на оставшуюся часть сезона 1960 года.

Самая дальняя часть реки Огайо, на которой я когда-либо была, была чуть выше Лок-энд-Дам 36, напротив парка развлечений Цинциннати Кони-Айленд. Несколькими годами ранее Вальтер Хоффмайер закрыл PAL-O-MINE через Шлюз 36, к радости своих гостей; включая мою семью и меня.

Но вскоре, когда АВАЛОН плавал в верхнем бассейне над плотиной, я оказался на нетронутой территории и жаждал насладиться каждым моментом. Не останавливаясь, AVALON миновал Нью-Ричмонд, штат Огайо, где семья капитана Вагнера ждала на берегу реки перед домом Вагнера на Фронт-стрит.

Миссис Роза Ли Вагнер, маленький Эрни Ли и их привлекательная дочь-подросток Сэнди махали и кричали, когда капитан Вагнер дал тщательно продуманный салют знаменитым паровым свистком на крыше рубки. Всего за месяц до этого я помог семье тащить их сумки на вокзал Батон-Руж, откуда открывается вид на реку Миссисипи, после непродолжительного пребывания на лодке.

Маленькие городки проходили с названиями, знакомыми мне по историям, которые моя бабушка Эдит рассказывала о днях, когда она росла вдоль реки Огайо - Пойнт Плезант, Москва, Чило и Утопия, Огайо.Отец бабушки, Чарльз Райс, странствующий парикмахер, перемещал свою семью с места на место, прежде чем окончательно обосноваться в Ковингтоне, где Эдит познакомилась и вышла замуж за Джесси, недавно приехавшего из Сандерса, штат Кентукки, и основавшего семейную династию, процветающую столетие спустя.

Исторический Мэйсвилл, который из моей книги по истории Кентукки запомнился как «Известняк», дом приграничных жителей Дэна Буна и Саймона Кентона, был первой остановкой АВАЛОНа перед тем, как продолжить движение вверх по реке Огайо.

Исторический Мэйсвилл, который из моей книги по истории Кентукки запомнился как «Известняк», дом приграничных жителей Дэна Буна и Саймона Кентона, был первой остановкой АВАЛОНа перед тем, как продолжить движение вверх по реке Огайо.

После еще нескольких остановок вдоль реки, Эшленд, штат Кентукки, стал основным пунктом назначения с круизом «Осенняя листва» и несколькими частными чартерными поездками, ожидающими нашего прибытия. После Дня труда 5 сентября 1960 года дети снова пошли в школу, и, по общему мнению, лето закончилось. Следовательно, АВАЛОН не мог заставить публику кататься, даже если бы билеты, попкорн и газированные напитки были бесплатными.

Экскурсии по листву, корпоративные пикники и другие забавные поездки были единственными аттракционами, проданными после Дня труда. К моему большому удовольствию, на пароходе было забронировано достаточно экскурсий в Эшленде, чтобы продержать лодку там несколько дней.

Недавним дополнением к набережной Эшленда стал старый друг, которого я запомнил еще со времен Walt's Boat Club - недавно вышедший на пенсию паровой буксир с гребным колесом, WEBER W. SEBALD, подарок лодочному клубу Ashland от ARCO Steel, владельцев яхты. СЕБАЛЬД.

Недавним дополнением к набережной Эшленда стал старый друг, которого я вспомнил еще со времен Walt’s Boat Club - недавно списанный паровой буксир с гребным колесом WEBER W.SEBALD, подарок яхт-клубу Ashland от ARCO Steel, владельцев SEBALD. На лодке все было так, как в последний день, когда котлы остыли, и последний член экипажа сошел на берег.

Все на лодке было так же, как в последний день, когда котлы остыли, и последний член экипажа сошел на берег. В свободное время, между делами на пароходе, я греб на спасательной лодке АВАЛОНа к лодочному клубу и пробирался на борт их нового приобретенного парохода. Дело в том, что мне дали пробег WEBER W.Себальда, как если бы он был членом его команды.

Удивительно, но лодка, казалось, была готова пустить пар и двинуться в путь. Кухонная посуда заполнила шкаф на камбузе, а на каждой кровати было свежее белье и чистые покрывала. Бидоны с моторным маслом стояли заполненные и ждали, пока Страйкер сделает свой обход.

Из всех аттракционов на лодке уютная Комната для гостей быстро стала моим любимым местом на SEBALD. Там, между двумя односпальными кроватями, на деревянной тумбочке стояла старомодная лампа на цепочке.Под светом толстая книга в кожаном переплете открывалась на некогда пустые страницы, заполненные подписями и комментариями тех, кто есть кто речного мира - бывших гостей на борту судна, которые ели за столом капитана парохода и спали под одеялом. на кроватях я стоял между чтением оставленных ими слов.

«Прекрасная лодка. Замечательный экипаж. Спасибо, что пригласили меня испытать гостеприимство WEBER W. SEBALD », Я представил себя записывающим в гостевой книге.

После неоднократных посещений я, наконец, покинул SEBALD, поскольку приближалось время AVALON, чтобы продолжить движение вверх по реке Огайо.

Паровой кормоуловитель WEBER W. SEBALD сегодня, почти шестьдесят лет спустя, лежит ржавым, разлагающимся обломком на реке Грейт-Канава недалеко от Сент-Олбанса, Западная Вирджиния.

Иногда на протяжении многих лет, прошедших с того момента и до написания этой статьи, мне хотелось, чтобы в сердце сына полицейского таилось еще больше воровства, и я «освободил» драгоценную гостевую книгу… или, что еще лучше, спрашивал хозяев, могу ли я Это.Паровой кормоуловитель WEBER W. SEBALD сегодня, почти шестьдесят лет спустя, лежит ржавым, разлагающимся обломком на реке Грейт-Канава недалеко от Сент-Олбанса, Западная Вирджиния.

Драгоценная книга, наполненная словами, написанными элитой внутреннего морского мира, исчезла и, скорее всего, больше не существует. Но если бы я завладел бесценной реликвией; он будет здесь, со мной, рядом с моим столом.

В последнем круизе Ashland Moonlite, когда я простаивал в рубке возле кухни перед паровым двигателем правого борта, ожидая, пока АВАЛОН сократит расстояние до берега, прежде чем удалиться на свою станцию ​​на веерном хвосте, чтобы поймать кормовой трос, звуки бьющегося стекла и гнущейся стали заставили меня броситься в противоположный конец комнаты.

Пока мы плыли по реке, небольшая флотилия пустых барж-хопперов была сброшена ниже нашей точки приземления, из-за чего пилот, девяностолетний капитан Джон Эмори Эджингтон, должен был подняться над баржами, прежде чем совершить внезапный крутой спуск. поверните туда, где обычно приземляется АВАЛОН.

В то время как мы плыли по реке, небольшая флотилия пустых барж-хопперов была сброшена ниже нашей точки приземления, в результате чего пилот, девяностолетний капитан Джон Эмори Эджингтон, должен был подняться над баржами, прежде чем совершить резкое падение. поверните туда, где обычно приземляется АВАЛОН.После того, как лоцман позвонил в тормозной звонок, течение толкнуло пароход на острый угол граблей внешней баржи.

Когда твердая стальная баржа врезалась в борт надстройки над главной палубой, сотни деревянных ящиков с пустыми бутылками Вагнер-колы, хранившихся у внешней переборки, каскадом обрушились на верхнюю часть корпуса парохода в виде дерева, стекла и искореженная сталь привела к ужасному беспорядку в лодке, которую мы так усердно поддерживали.

К счастью, никто не пострадал, и в течение нескольких дней был произведен ремонт к удовлетворению любопытных глаз U.С. Береговая охрана, государственное учреждение, которому поручено следить за судьбами и неудачами всех пассажирских судов в судоходных водах страны, позволила нам продолжить наш маршрут.

К тому времени АВАЛОН принимал пароходы в Хантингтоне, Западная Вирджиния, всего в нескольких милях вверх по реке Огайо, где хрустящий осенний холод делал ночной воздух достаточно холодным для курток и свитеров. (Продолжение следует.)

Капитан D на Сандерсе - речной человек.Он был капитаном речного судна в пароходной компании Delta Queen и в казино Rising Star. Он научился управлять самолетом, прежде чем научился водить «машину» и стал капитаном ВВС США. Он авантюрист, историк и рассказчик. Теперь он ведет обозреватель NKyTribune и поделится своими историями о взрослении в Ковингтоне и своими историями о реке. Погоди, река еще никогда не выглядела так хорошо.


ОБНОВЛЕННАЯ ПОПУЛЯРНОСТЬ КОНЕЙ-ОСТРОВА ВОЗВРАЩАЕТ ВЕСНУ В ЕЕ

Когда Бруклин был миром, Кони-Айленд был его игровой площадкой, яркой безделушкой на берегу моря, которая манила городские массы в знойные дни и ночи.

Но с ростом пригородов и отъездом Доджерс Бруклин потерял свою яркость, и самый знаменитый променад в мире приобрел утомленный и безвкусный вид.

Бег с препятствиями, знаменитый парк развлечений на набережной, был снесен в 1965 году. Пляж, усеянный мусором и омываемый слегка пахнущими волнами цвета помойной воды, привлекал только самых горячих любителей загорать и плавать.

К началу 1970-х годов казалось, что наступил необратимый упадок, поскольку Кони-Айленд приобрел репутацию отвратительного и опасного места.Однако в последнее время появились признаки омоложения. Пляжи стали заметно чище, чем десять лет назад, а в последние выходные променад снова наполнился неистовой уличной жизнью, придавшей этому месту особую ауру.

Santos and the Romantics, комбо из пяти частей с электрической скрипкой, расположилось на променаде и отбивало ритмы регги, в то время как две пожилые женщины исполняли бойкий украинский народный танец.

На боковых улочках за дощатым настилом, в области аркад и других развлечений, лающие, крича на английском и испанском языках, суетились в своих играх на ловкость и удачу.Бросьте мяч для софтбола в корзину-бушель и выиграйте куклу кьюпи. Две подбрасывания за доллар.

«Эй, приятель, это хорошая игра для тебя», - крикнул зазывавший высокому молодому человеку, который прошел мимо. «Вы протягиваете руку и бросаете ее. Не можете проиграть. Что скажешь? ''

Гастрономически говоря, с годами ничего не изменилось:

сахарной ваты, книшей и этих мрачных желтых колосьев, которыми жители Среднего Запада могут кормить свиней. Нейтанс, легендарный магазин сосисок, до сих пор занимает целый квартал на Серф-авеню.

И, несмотря на кончину Бег с препятствиями, многие аттракционы остались, в том числе Циклон, американские горки, настолько ужасающие, что Комитет по сохранению достопримечательностей Нью-Йорка только что объявил его историческим местом.

Согласно комитету, Cyclone '' принадлежит к все более редкой группе подстаканников на деревянных гусеницах, одной из примерно 85 оставшихся из 1500, которые когда-то волновали Америку. ''

'' Это безопасно? '' A - спросил потенциальный искатель острых ощущений.

«Я никого не потерял за весь день», - ответил хозяин с не слишком обнадеживающей ухмылкой.

Даже пляж был переполнен, несмотря на кричащие заголовки в нью-йоркских таблоидах о высыпании игл для подкожных инъекций и прочем мусоре, вымываемом на городских пляжах.

«Если я что-нибудь увижу, то сразу же выйду, но для меня это выглядело нормально», - сказал Тревор Хаус, переселенец из Калифорнии, который живет недалеко от Brooklyn's Prospect Park.

Его подруга, Шана Ковичич, интересовалась только работой над своим загаром.

«Я не пойду в воду», - решительно сказала она.«С или без всех историй о мусоре, иглах и СПИДе я бы не подошел к той воде».

Городские власти и другие воодушевлены скромным возвращением Кони-Айленда. Эллиот Вилленски, член комитета по достопримечательностям и автор популярной истории «Когда Бруклин был миром», предположил, что Кони-Айленд извлекает выгоду из возрождения, происходящего в самом густонаселенном районе города.

'' Это волновой эффект. В Бруклине очень много желанных жилых кварталов, и люди заново открывают их для себя '', - сказал он.

Кони-Айленд когда-то был настоящим островом, но сегодня это скорее полуостров, 4 мили в длину и полмили в ширину, который примыкает к южной окраине Бруклина.

Большие участки Кони-Айленда по-прежнему страдают от наихудшего жилья в городе, но район Брайтон-Бич, разделяющий променад с Кони-Айлендом, претерпел за последнее десятилетие заметную трансформацию с притоком тысяч советских жителей. Евреи. Район стал известен как Одесса-у-моря.

Дальше на восток, Манхэттен-Бич, с его усаженными деревьями улицами и большими домами, остается сплошным кварталом евреев, итальянцев и ирландцев, принадлежащим к верхнему среднему классу. А на западной оконечности Кони-Айленда, Си-Гейт, когда-то была частной общиной «старых денег», теперь это район среднего класса, в основном еврейского.

Недавно девелопер предложил проект многоэтажного кондоминиума на пляже между Кони-Айлендом и Брайтон-Бич, что многие считают признаком грядущей джентрификации старого курорта.

«Это означает, что разработчики думают, что могут привлечь средний класс и верхний средний класс обратно на Кони-Айленд», - сказал Вилленски. '' Мы никогда не увидим Кони-Айленд, каким был когда-то, но я думаю, что мы увидим тот день в недалеком будущем, когда Кони-Айленд снова станет местом, где мы сможем распустить волосы, где мы сможем доверять друг другу и чувствовать себя более комфортно друг с другом ''.

Сильвия Коэн, пожизненная жительница Кони-Айленда, могла бы согласиться с такой оценкой.После напряженного утра, когда она собирала на пляже многоразовые бутылки и банки, она остановилась за столом для пикника, чтобы вытереть лоб и подсчитать плоды своего труда - около 10 долларов.

«Кони-Айленд сильно изменился», - сказал Коэн, которому было за 50. 'Но Кони-Айленд по-прежнему Кони-Айленд.'

Обитаемые: История острова Малага

Менее чем в десяти милях от Боудуна по прямой , недалеко от берега Фиппсбурга, остров Малага когда-то был домом для небольшой рыбацкой общины, основанной потомками освобожденного раба, все они были изгнаны из своих домов из-за жадности и санкционированная государством нетерпимость.Сейчас природа - единственный житель Малаги, но присутствие тех, кто жил на острове, сохраняется.

На фоне, где красота штата Мэн встречается с поразительно уродливым периодом в истории нашего штата, Сурья Милнер '19 стремилась понять свое собственное место, в штате Мэн и за его пределами.

Когда с Атлантического океана несутся большие порывы ветра, изношенные скалы, охраняющие берег южного побережья штата Мэн, устойчиво противостоят как ветру, так и волнам.На протяжении многих лет эти земли были свидетелями абенаков, английских колонистов, французских миссионеров, летних туристов и лодочников, а также просителей убежища.

Фотограф Сеан Алонсо Харрис , чернокожий человек из смешанной расы, видел метафоры давно ушедших жителей Малаги в нынешнюю жизнь острова.

Наши подписи к фотографиям объясняют, как Сеан выражает эти идеи в своих изображениях.

Сломанные и древние деревья, словно стражи, стоят у кромки воды Малаги, хранители природы, нынешних жителей.

Говорят, что Бенджамин Дарлинг, раб на торговом корабле Новой Англии, спас своего хозяина, когда корабль столкнулся с этим неровным берегом в 1790-х годах.В обмен на спасение его жизни хозяин Дарлинга даровал Дарлингу свободу и его имя, и Дарлинг поселился поблизости. Справедливый и порядочный гражданин, он был надежным рабочим на местной соляной мельнице. Он был растерзан медведем, когда пытался защитить кукурузный грядок своего соседа. В конце концов, он купил собственный остров, Horse Island. Прошло пятьдесят лет, и гражданская война подошла к концу к тому времени, когда внучки Дарлинга поселились на собственном острове, в полумиле к северу от Хорса, в сорока одном акре без имени.

Первоначально являвшийся домом для тех внучек и других потомков Дарлинга смешанной расы, остров вскоре превратился в многонациональную рыбацкую общину. Смешанные браки были незаконны, но белые жители соседнего Фиппсбурга делали вид, что не замечают этого - по крайней мере, вначале. Для тех, кто тесно связан с этим местом, история внучек Дарлинг и их семей - это рассказ о тихом островном сообществе, «окрашенном в шерсть», которое существовало за счет того, что могла предложить Атлантика, и посвятило себя обучению своих детей навыкам читайте, пишите и живите на море.

Они назвали остров Малага .

На месте колодца, который использовался жителями Малаги, его вода теперь дает жизнь сообществу папоротников.

Я приехала в Мэн, чтобы поступить в колледж , девушка, которая пометила кружком «две или более гонок» на SAT, уехавшая из Техаса в самый белый штат в стране.Я был поражен, увидев береговую линию, увидев открывающиеся передо мной сосны, узнав пейзаж, который одновременно обширен и глубок.

Хотя часто говорят, что есть «два Мэна», здесь много прогрессивной истории: Харриет Бичер-Стоу написала большую часть «Хижины дяди Тома» в белом обшитом вагонкой доме на 63 Federal Street, которым сейчас владеет колледж; Одна история утверждает, что она читала отрывки, посвященные прославленному генералу Союза Джошуа Чемберлену, классу 1852 года, герою войны, губернатору штата Мэн и президенту Боудойна, который был известен своей доблестью в битве при Геттисберге.Эта история - часть повседневной жизни в Bowdoin: чтобы попасть в кампус из центра Брансуика, вы должны пройти мимо статуи Чемберлена на городской площади за воротами кампуса; и историки, кажется, уверены, что Брансуик был остановкой на подземной железной дороге. И все же именно здесь, а не в Техасе, я столкнулся с тщательно сформулированными вопросами, пока я ожидал столиков или писал для местной газеты.

Вопросы всегда были вариациями одного и того же: Откуда ты? А ты зачем здесь?

Ответ нельзя назвать линейным, и его легко вплести в обычный разговор.«Моя мама из Индии», - привык я говорить, и на этом все закончилось. Но внутренне я обнаружил, что одержим количественной оценкой своей личности: наполовину белый, наполовину коричневый, наполовину индиец, в основном американец, а не индус, воспитанный христианин, говорит на ломаном арабском; нет, тоже не мусульманин. Сколько раз я мог соединить себя на основе воображаемых биологических фактов и культурных кодов, которые они несли? Это конструкции, и тем не менее я каждый день формировал себя вокруг них.

Мир часто представлял расовые рассказы в виде монолитов - черных, белых, коричневых - но я нашел меньше фонарных столбов из-за принадлежности к смешанной расе.Если бы я мог найти точную историю, соответствующую моей сложности, возможно, я тоже смог бы вписаться в более крупное повествование, разобраться в мире вокруг меня.

Затем, просматривая старые выпуски Portland Press Herald , газеты, в которой я работал, я нашел Малагу. Когда-то здесь были и другие люди, жившие на острове в двадцати пяти минутах от моего преимущественно белого города, люди, которые противоречили эссенциалистским представлениям о расе, с которыми я постоянно сталкивался. Я знал, что не могу претендовать на историю Малаги: я не черный и не майнер.Но я задавался вопросом, может ли изучение потомков этого острова помочь мне обдумать и сориентироваться в опыте пребывания человека смешанной расы в этом очень белом государстве. Возможно, если я буду слушать достаточно долго, история острова поможет мне научиться жить в двух пространствах в одном.

Родившаяся напротив фабрики по производству сардин в Саут-Ферри, Портленд, Марни Дарлинг Избиратель была замаскирована под мальчика до двенадцати лет.На скамье подсудимых могли находиться только мальчики, а ее отцу требовалась помощь в ловле рыбы и перетаскивании ловушек. В другие дни она ходила со своими тетками собирать крабов. Позже, по ее словам, белая Марни стала хиппи и убежала без цели - просто из желания жить свободно.

Все изменилось спустя годы, когда покойный муж Марни, Делмар, повел ее ознакомиться с генеалогическими записями в библиотеке Августы, прямо на межштатной автомагистрали от Портленда. Марни был двадцать один год, и она никогда не слышала о Малаге.Листая записи, она нашла связь между собой и своей фамилией: темнокожий мужчина по имени Бенджамин.

«Я немедленно позвонила отцу», - говорит она. «Он сказал мне заткнуться и никогда больше не упоминать об этом».

Как и многие потомки Бенджамина Дарлинга, отец Марни замолчал, но Марни продолжала искать. Она узнала, что случилось с потомками Дарлинг, историю, которую, по словам других местных жителей, «лучше не рассказывать».

За годы, прошедшие после основания острова, о нем распространились сотни сенсационных сообщений, в которых распространялись утверждения о невежестве и заражении.Статья 1902 года в местной газете Bath Enterprise осуждала Малагу во имя религиозного пуризма: «Мы не можем найти худшего язычества в далеких языческих странах, чем этот безбожный остров». В другой статье из Casco Bay Breeze остров описывается как «дом южной негритянской крови. . . [] несоответствующая сцена на месте естественной красоты ». Слухи о Малаге распространились на юг, поскольку жители материка зациклились на острове, который, по их мнению, омрачал идиллию штата.Без этих «неуместных» отклонений Мэн было бы легче продавать туристам; судостроение, основа региональной экономики, умирало, а туристическая экономика манила. Возможно, без жителей острова Малага превратилась бы в курорт.

Свидетельства многослойной жизни. Старинный гвоздь стоит на ложе из ракушек, которое было у основания того, что было домом в Малаге, под давлением растений.

Межрасовое островное сообщество приближалось к сорока членам, когда губернатор штата Мэн Фредерик Плейстед сказал им уйти. По мнению штата, жители были слишком бедными и слишком смуглыми; в рамках зарождающегося евгенического движения эти двое были сочтены безнравственными.

В 1912 году шериф графства вручил официальное уведомление: у островитян было тридцать дней, чтобы покинуть Малагу и забрать с собой все, даже свои дома.

Некоторые сплавляли свои дома на материк, где они причаливали к пристани, которую многие жители Фиппсбурга назвали бы уничижительным и оскорбительным именем.Правительство штата приняло других в школу для слабомыслящих в штате Мэн. И тела тех, кто жил и умер на Малаге, были раскопаны, доставлены на лодке, пароме, а затем на дилижансе в то же государственное психиатрическое учреждение и захоронены там. Остров остался бесплодным. С тех пор он почти не слышал человеческих голосов.

Я ищу Марни, но вижу только забор.Я продолжаю ехать еще две мили и оказываюсь там, лицом к лицу с каменной вывеской с надписью «ПИНЕЛАНД», смотрю на здания из красного кирпича с их ослепляющими белыми деталями. Pineland Farms - это место для лыжников зимой, для свадеб в штате Мэн, для тех, кто интересуется экологически безопасным сельским хозяйством. Это кампус площадью пять тысяч акров с сельхозугодьями, коттеджами в аренду, рынком и бизнес-центром.

Это также, по словам Марни, место уничтожения. Все, что требовалось, чтобы стать приверженцами Пайнленда - когда она была известна как Школа для слабонервных в штате Мэн - - это единодушное одобрение врача, шерифа и судьи.Для десяти или около того жителей Малаги, которые были привезены сюда, уже заклейменных, было нетрудно получить печать всех троих. Некоторых подвергали принудительной стерилизации.

Эксгумированные останки жителей Малаги захоронены на этом участке кладбища в Пайнленде, в то время в школе для слабовольных в штате Мэн, вместе с умершими там пациентами.

Они, вместе с останками покинутых на земле людей Малаги, похоронены в Пайнленде, но даже здесь им нет равных. Разделенное на две части кладбище представляет собой наглядный урок исторического стирания. Передняя часть, обычное место захоронения жителей материка, обращена к дороге. На лугу напротив, лицом к лесу, лежат выселенные. Надгробия там выглядят как осколки краски, а мемориальные доски размещены беспорядочно на квадратной площади - может быть, шесть на шесть ярдов - как будто они были построены в разное время и по разным причинам и помещены туда людьми, борющимися с прошлым в разных способами.

Самый большой мемориал произносит имена островитян одно за другим и рисует наиболее полную картину того, что произошло в Малаге. Он был посвящен государством в 2017 году, всего за два года до моего визита с Марни. История написана на камне: «С 1860-х до 1912 года на острове Малага у побережья Фиппсбурга жила община рабочих и рыбаков. Это неоднозначное для своего времени сообщество: белые и черные жители поженились и жили вместе на маленьком острове, пока штат Мэн не выселил их в 1912 году.В число выселений входило перенесение государством островного кладбища на территорию школы для слабоумных в штате Мэн, где были совершены преступления несколько жителей острова. Здесь вспоминаются члены сообщества, эксгумированные государством с кладбища острова Малага, и те, кто умер здесь в качестве пациентов ».

Мой взгляд останавливается на словах для своего времени .Интересно, не считается ли Малага и ее жители спорными и для нашего времени: история была задушена в течение столетия, но, в зависимости от того, с кем вы разговариваете в Мидкосте, штат Мэн, слово Malaga все еще может быть пятно.

Последняя потеря для жителей Малаги - идентичность.В процессе движения тела утратили свои имена и записи о времени на Земле. «Ноябрь 1912 года», которым отмечены все могилы эксгумированных, - это дата перезахоронения останков.

Марни исследует то, что осталось от ее предков, небольшие каменные выступы. Сегодня она - один из самых ярых защитников, тот, кто помнит имена наизусть: Бен, Исаак, Джордж, Джордж, Уильям, Леонард. Она без промедления вычеркивает из списка шесть поколений патриархов Любимых, заканчивая ее отцом.Говоря о памяти острова сегодня, она предлагает вернуть тех, кто здесь похоронен, в Малагу. Их телам там будет легче отдыхать. Но опять же, говорит она, они уже достаточно пережили.

Среди сотен известных потомков Малаги только одна семья - Блэк. Они потомки Гарольда Триппа, человека, который по приказу государства в 1912 году отплыл от своего дома на острове. Ему было шесть лет; его мать умерла в море.

Глория, дочь Гарольда Триппа, выросла в Огасте, штат Мэн, но ничего не знала о своей связи с Малагой до тех пор, пока несколько лет назад репортер не начал собирать их общее генеалогическое древо.Глория мало что помнит о своем отце, кроме его темперамента. «Мой отец был очень злым человеком. [Злится] на белых людей. Потому что [в штате Мэн] не было ничего, кроме белых людей », - говорит она мне по телефону. «Я не думаю, что Мэн особенно любит черных или кого-либо еще, кто не принадлежит к белой расе. Их никогда не было и, вероятно, никогда не будет ».

Некоторые говорят, что штат Мэн меняется. В новостях Глория читает о беженцах, прибывающих в Мэн, постоянном потоке иммигрантов из Африки, многие из которых из Сомали.Согласно Bangor Daily News , в период с 2000 по 2010 год численность небелого населения штата увеличилась в основном на юге и у побережья. Тем не менее, государство может быть трудным местом для посторонних или тех, кого считают посторонними. К тому времени, когда Глория узнала о Малаге, Мэн был лишь воспоминанием. Она переехала, отчасти потому, что она устала от разобщенности и инаковости, которые она давно чувствовала. История острова живет в тех, кто все еще может называть Мэн своим домом - например, Марни, - а также в тех, кто, как Глория, предпочел не оставаться.

Однажды днем ​​в конце апреля 2019 года я отправляюсь в Малагу. Марни, которая сегодня занята уходом за своими внуками, не может пойти со мной. И Глория, которая сейчас живет в Коннектикуте, тоже. Итак, я езжу без них, на маленькой лодке, в сопровождении женщины по имени Кейтлин Гербер. Кейтлин тридцать лет, она беременна второй дочерью и работает земельным стюардом в Фонде наследия побережья штата Мэн.Малага - одна из сотен объектов собственности, принадлежащих трасту.

Кейтлин называет пейзаж Малаги «волшебным», и сквозь весенний туман я могу понять, что она имеет в виду. Остров пышный. Мох стелется по лесной подстилке, а ели взлетают в небо. А еще есть ракушки, раздавленные вдребезги, белые и блестящие, разбросанные по береговой линии: напоминание о людях, которые собирали здесь моллюсков столетие назад. После долгой зимы все живо и покрыто мягкой росой.

Мне грустно, что ни Марни, ни Глория сейчас со мной, не смотря на белый ракушечный пляж или отдыхая на волнистых скалах, которые выступают в залив. Хотя остров является общественным заповедником, его потомки редко путешествуют. Они, как Марни и Глория, начали новую жизнь в новых местах. Я знаю, что есть еще много тех, кого я, возможно, никогда не встречу, которые колеблются между призрачным прошлым острова и растущим настоящим.

Но есть что-то в том, чтобы стоять рядом с Гербером - пытаться сопоставить нашу дрянную карту с тем местом, где мы стоим, в надежде определить место, где когда-то стояли дома, - это имеет смысл.Мы оба посторонние, слабо связанные с этим крошечным сообществом, которое стояло слишком близко к материку, пытаясь осмыслить историю, которая, как прилив, уносящий нашу лодку прочь от нас, с течением времени отступает.

Я вспоминаю Пайнленд, где Марни спросила меня, что я думаю. Из всего этого? Я поинтересовался. Я сказал ей, что история слишком тяжелая, слишком гротескная, чтобы ее можно было понять.

Сейчас, когда мы стоим на Малаге, картина становится более полной и ясной. Привлеченный историей жителей Малаги, я понимаю, что искал чувства солидарности.Но мои прогнозы об этих людях, чье прошлое я изучал, и кодах, связывающих их со мной, начали рассыпаться. Я полагаю, что те, кто называл Малагу своим домом, меньше заботились о жестких расовых нарративах, чем другие люди своего времени. И все же именно потому, что их существование нарушало расистские «правила» своего времени - правила, которые до сих пор во многом влияют на многих из нас, - их остров теперь пуст.

«Малага напоминает мне: наши тела не очерчивают границ, заборов или тонких линий.”

Два дерева стареют вместе, как муж и жена, за пределами фундамента, на котором был дом.

Почему я стремился сформулировать свою идентичность - пытаясь разделить себя на небольшие процентные доли белых, а не белых - используя фанатичные рамки, подобные тем, которые оправдывали удаление людей из Малаги? Я придерживался языка холодной категоризации, стандартизированных тестовых вопросов, чтобы сказать мне, кто я такой.Существование этого острова и людей, которые здесь жили, показывает неадекватность и вред этих узких определений.

И это насилие глубоко похоронено. Малага не открывала мне глаза на несправедливость, совершенную против чернокожих и смуглых людей, но такая отвратительная история многими в штате Мэн считается вымышленной или, по крайней мере, скрытой. Малага была настолько вычеркнута из рассказов о расовой истории штата Мэн, что обнаружение ее для меня ощущается как мост между тем, чем себя называет Мэн, и огромной тяжестью его беззаконной истории.Глядя на Малагу, можно увидеть белизну штата Мэн и кажущийся прогрессивизм. Он заставил замолчать, а затем пристыдил тех, кому есть что рассказать.

Пока мы едем обратно, вода неподвижна. На мгновение кажется, что мы скользим по отраженным облакам над нами, а не по океанскому пространству.

Мы болтаем о людях, с которыми Кейтлин сталкивалась на протяжении многих лет: о местной художнице, которая представляет общественный центр в Малаге; тем, кто хочет видеть остров неизменным; потомки, которые хотят увидеть возвращенные тела своих предков.Я чувствую тяжесть великого молчания и настоятельную необходимость рассказать правдивую историю, которая объясняет историю Малаги - и Мэна - такой, какой она была на самом деле и есть.


Сурья Милнер '19 - писатель-фрилансер, живущий в Лос-Анджелесе. Эта история возникла в ходе занятий с профессором Алексом Марцано-Лесневичем на уроках письменного текста, а в августе ее версия появилась в журнале Catapult .

Сеан Алонсо Харрис - отмеченный наградами коммерческий, художественный и редакторский фотограф, живущий в Уотервилле, штат Мэн.Смотрите больше его работ на seanalonzoharris.com.


Эта история впервые появилась осенью 2020 года в выпуске Bowdoin Magazine . Управляйте подпиской и просматривайте другие статьи из журнала на веб-сайте Bowdoin Magazine.

Остров Марроу, Алексис М.Смит. Houghton Mifflin Harcourt, 23 доллара США (256 пенсов) ISBN 978-0-544-37341-9

Алексис М. Смит. Houghton Mifflin Harcourt, 23 доллара (256 пенсов) ISBN 978-0-544-37341-9

Превосходная работа Смита-второкурсника (после Glaciers ) следует за борющейся журналисткой Люси Боуэн, которая, после того как ей было присвоено право владения островным коттеджем ее детства, возвращается туда, чтобы жить и перегруппироваться. Прошло 20 лет с тех пор, как она и ее мать покинули остров Оруэлл на архипелаге Сан-Хуан в Вашингтоне после разрушительных семи лет.Землетрясение силой 9 баллов сотрясло землю, взорвало нефтеперерабатывающий завод и унесло жизнь ее отца. Но письмо от подруги детства Кэти поманило ее обратно. Кэти присоединилась к сообществу защитников окружающей среды на ранее заброшенном соседнем острове Марроу, и она рекламирует, что усилия ее фермерского колхоза оживили землю, и приглашает Люси приехать и увидеть изменения своими глазами. Их воссоединение и надвигающееся чувство угрозы усиливают напряжение романа; страх очевиден с самого начала из-за журналистского скептицизма Люси.По мере того, как две женщины - вместе с лесничим Кэри Маккой и лидером колонии сестрой Дж. - общаются в выходные на острове, становится тревожно ясно, что остров Мозгов может иметь зловещий эффект на преданных, религиозных граждан-фермеров, живущих за счет примитивных земля. История Смит несет в себе те же объемные, описательные нюансы и повествовательную искру, которые отличали ее дебют, но на этот раз она более тонко оттачивает эмоциональный ритм и атмосферное расположение своих персонажей, чтобы создать совершенно жуткий опыт чтения, завершившийся поразительным заключением.

alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *